Политтехнолог Борис Тизенгаузен: Выборы будут довольно горячими, но я не вижу жестких и грязных технологий (ВИДЕО)

В ожидании выборов в местные органы самоуправления, учитывая активную борьбу политических сил, изменения в избирательном законодательстве и пандемию коронавируса, «Журналист» пообщался с  экспертом по управлению репутацией и политтехнологом Борисом Тизенгаузеном. Мы спросили у гостя о качестве программ и профессионализм кандидатов разных партий, повлияла ли ситуация с пандемией COVID-19 на проведение местных выборов и на предвыборную борьбу, а также поинтересовались его мнением, насколько результаты нынешних очередных местных выборов повлияют на всеукраинскую политическую ситуацию в государстве.

— По Вашему мнению, должным ли образом проинформированы украинские избиратели, учитывая целый ряд изменений в избирательном законодательстве накануне проведения местных выборов?

— На самом деле довольно слабая была кампания по информированию. Мне кажется, что сейчас больше сами партии информируют избирателя. Довольно сложный будет бюллетень. В некоторых городах их будет аж 5. Они будут отличаться цветами. Опять же избирателю будет сложно перестроиться. Раньше можно было просто галочку поставить, а сейчас нужно и галочку поставить, и в форме индекса ввести цифру. То есть, если избиратель ставит галочку за определенную партию, а цифру за кандидата из другой партии, то это будет не правильно (то есть голос не будет засчитан). Думаю, что будет большое количество испорченных бюллетеней.

Но, в принципе, этот усложненный бюллетень себя оправдывает. То есть «Слуги народа» частично обезопасили новым Избирательным кодексом эти выборы от продажи мест в списках. Каким образом? Теперь места в списках динамические. То есть поставив галочку возле партии, дальше можно поставить не только цифру 1 или 2, но и выбрать депутата под номером 5, и таким образом он подвинется в списке, а если наберет больше голосов, то может даже подвинуть кандидата под номером 2. Такая система, фактически, обнуляет механизм продажи мест в списках. На мой взгляд, это неплохо, но существует огромное количество других манипуляций, которые идут у нас из выборов в выборы, это классические манипуляции. К стати, в этом году добавилась еще одна – это легкая смена места голосования. Можно было просто написать заявление и поменять место голосования. Таким образом, там, где небольшое количество избирателей, регистрировались по несколько сотен человек из другого населенного пункта, и они строем пойдут голосовать, то есть, фактически, возможно, выберут совсем другого кандидата. Где-то даже автобусами привозили людей, и они меняли место регистрации. Сейчас уже нельзя изменить место голосования, то все же где-то это повлияет.

Понятное дело, что классические «карусели», порча бюллетеней, — сейчас это будет очень актуальной, потому что люди будут путаться, не будут понимать, как голосовать, а, например, член избирательной комиссии, если поставит какую-то галочку в другом месте, испортит бюллетень (десяток, а то и сотню), что может повлиять на ход голосования. Для этого территориальные избирательные комиссии формировались по квотному признаку, чтобы этого избежать. Беспрецедентное количество заявок на членов комиссии. В ТИК может быть от 9 до 18 человек. Сейчас почти во всех комиссиях почти по 18 человек. Все фракции, которые представлены в Верховной Раде, имели право подать двоих свои людей в территориальную избирательную комиссию. Почти все использовали это право. Так как у нас теперь разношёрстная политическая команда будет в ТИК, то может каких- то махинаций удастся избежать.

— Есть мнение, что программы разных кандидатов от разных политсил часто похожи. Как Вы оцениваете качество программ и профессионализм кандидатов разных партий?

— Дело в том, что у нас фактически все партии – это отзеркаливание социологических опросов и их программы в том числе. Проводится соцопрос в определенной области или в рамках всей страны. Выделяется ключевые проблемы, например, мир, тарифы, пенсии, зарплаты, безработица. И вписали в программу. Поэтому программы партий так похожи, потому что они фактически зеркалят то, что нужно людям. У нас партий идиологических, к которым по идеологическим принципам присоединялись, практически нет. У нас все партии лидерского типа, и люди голосуют «Я – за Порошенко», «Я за Тимошенко», «Я за Ляшко». Все. А какая программа партии Ляшко? Или какая программа партии Тимошенко и Порошенко? Разве что на слоганах: одни – ЕС – в Европу, а другие, Батькивщина – за все хорошее и против всего плохого. Поэтому у нас избиратель запутан, он давно не читает программы, потому что в эту программу можно написать все, что угодно. У нас нет ответственности за невыполнение обещаний, а потом можно сказать «не вышло». Кроме того, еще момент, почему сложно конкурировать с настоящими программами, рядом всегда найдется кандидат или партия-спойлер. Если ты знаешь, как механически и обоснованно экономически снизить тарифы на 30%, то рядом всегда найдется человек, который их «снизит» в 5 раз. И реальные обещания становятся уже неконкурентными. Поэтому уровень популизма повышается, а партии, которые не сильно играют в популизм, вынуждены подтягиваться до этого уровня. И получаем, что голосуют за лица.

Что касается качества кандидатов, то в этот раз важную роль играла партия. От партии ты мог выдвигаться сразу в два органа местного самоуправления. Например, на голову ОТГ и в облсовет, или в районный и облсовет. То есть тут партия – это большой бонус. Но, так как не все к этому времени подготовили партии, то некоторые запрыгивали под бренды «Пропозиция», «Воля», «Пальчевский». И критерий набора разный. Местные выборы – это не партийный бренд, это бренд «снизу», это бренд человека. То есть партия – это чисто «зонтик», под которым просто нужно было заполнить нужные документы. А то, что разные кандидаты прыгали из партии в партию, то у меня есть практический случай. Одного кандидата «померяли» с приставкой «Слуга народа», «ОПЗЖ», «Воля», «Пропозиция» и так далее. Посмотрели, какая приставка ему больше дает (голосов, рейтинг, симпатий избирателей, — ред.), пошел и попросился в эту партию человек. Человек уважаемый и его взяли. То есть, эта приставка может как прибавить, так и отнять. А если речь идет о двух кандидатах, которые идут «нос в нос», то там это важно, это математика, надо считать.

— Повлияла ли ситуация с пандемией COVID-19 на проведение местных выборов и на предвыборную борьбу?

— Безусловно, явка будет ниже на этих выборах, чем была бы без COVID-19. Прогнозируют явку в районе 45%, в зависимости от области. Думаю, что 50-55% — это будет максимум. Как COVID-19 повлиял? На самом деле, сначала же людей пугали, и был конфликт центральной власти с местной властью. Мэры понимают, что лишить людей Дня города, а особенно тогда, когда COVID-19 не сильно боялись, когда уже открыли рестораны. Люди говорили: «Да, немного прибавилось приболевших, но вы нас лишаете праздника, а бизнес лишаете прибыли и доходов». Был конфликт, потому что центральная власть не поговорила с этими мэрами. Но после селекторного совещания, где участвовал Кабмин, премьер-министр, и мэры городов, все стало на свои места. То есть нужно было просто поговорить. А не так, что указание спустили сверху. Мэр же понимает, что у него избиратель начнет бунтовать, потому что альтернативы нет, а мы же не США, где выдали бизнесменам деньги, людям дали средства на семью. В США некоторым даже было выгодно не работать и получать такие деньги. У нас не так позаботились о людях. Поэтому мэры, боясь, что будут бунты и пикеты, стали на защиту своих избирателей. И, в принципе, поступили правильно. Но, когда с мэрами поговорили, то, как видим, сейчас никто из «красных» и «оранжевых» зон не возмущается.

Что касается каких-то особых технологий, может быть, «раздача» другая. Раньше это были календари, а сейчас маски, ручки. Сейчас же на участок без маски не пускают. Ручку общую не дают. Многие об этом забудут. Конечно  же нашлись политические силы, которые дают масочку и ручку вместе с вкладышем, где написано, как за кого проголосовать. То есть, это тоже технология, которую можно расценивать как подкуп.

— Как Вы оцениваете качество новых политических сил? Не уступают ли они «партиям-старожилам» и «партиям-тяжеловесам»?

— Мне кажется, что многие политические проекты, которые были, достигли своего «электорального потолка», то есть изжили себя. «Батькивщина» достигла своего «электорального потолка», «ЕС» съел «Голос» и за счет этого немного подросла и тоже уже достигла своего «электорального потолка». Радикальная партия – понятно, раньше была, а сейчас существует разве что из-за того, что Ляшко идет на довыборы по 208 округу, он там область накачивает. И появились маленькие абсолютно неожиданные партии. Я даже не имею ввиду сейчас о Пальчевского или Пропозицию, они появились, потому что есть запрос на возрастных, профессиональных людей. Тут неплохо закрывает ОПЗЖ, у них все седовласые, условно (по внешнему виду, — ред.) «директора заводов», которые хорошо говорят и даже имеют свой медийный ресурс. Но появились и маленькие партии, которые в рамках своей области сделали, так сказать, маленькое чудо. Мы услышим про абсолютно неизвестные партии в рамках национальных, которые будут брать большое количество голосов за счет того, что на местах делают правильные поступки и программы.

Из интересного на этих выборах? Думаю, что многих ждет разочарование, потому что те рейтинги, которые я вижу сейчас, они разнятся по некоторым кандидатам в разы. Например, условно, в одном рейтинге Пальчевский – на 2-м месте, а в другом, на 6-м, в одном рейтинге, условно, Верещук – на 2-м месте, а в другом – на 4-м. Социологические команды начинают немного манипулировать, и проводить, так называемые, формирующие опросы. Это тоже технология, которая подталкивает человека к определенному выбору. Поэтому в Киеве будет одна из самых интересных ситуаций. Вряд ли Кличко выиграет в первом туре, и нас ждет второй тур, а вот там уже интересно, потому что у Кличко есть антирейтинг, который порядка 25%, это люди, которые никогда за него не проголосуют.

Во втором же туре голосуют за одного из двух кандидатов, и эти 25% автоматически перекочуют к другому кандидату. Если, условно, по результатам первого тура Кличко набирает 30%, а второй кандидат только 15%, то (учитывая эти 25%) какая может быть ситуация?

Города-миллионники, мне кажется, так и останутся со своими мэрами, у них от 50% до 80%. Поэтому основные битвы развернуться за ОТГ, на участках, где решающими будут 1-2 голоса. Это, как всегда, будут драмы.

Выборы будут довольно горячими, но я не вижу жестких и грязных технологий. Беспрецедентное количество силовиков будет следить за выборами. Мы уже видим, что жестко работают с теми, кто создает «сетки», пресекают нарушения так называемых «мертвых душ» — это люди, которые не ходят на выборы, а приходят другие люди, получают бюллетень за них. Сейчас это жестко мониторится, даже соцсети. 

Плюс ко всему сейчас такой высокий градус информационной жести, что скандалы кандидатов просто не заходят, у нас война, пандемия…

— Насколько результаты нынешних очередных местных выборов повлияют на всеукраинскую политическую ситуацию в государстве?

— Есть один миф, который многие эксперты сейчас продвигают, что «Слуга народа» провалится на этих выборах, что все плохо, рейтинг падает. На самом деле я бы хотел напомнить, что у «Слуги народа» в местных органах самоуправления сейчас нет ни одного человека, а будет около 20%. То есть, они не теряют, а приобретают 20%, поэтому «Слуга…» закрепится на уровне местного самоуправления. Качество этих кадров под вопросом, как и качество кадров в Верховной Раде. Я думаю, появится какая-нибудь из новых партий, может, «За майбутнє» где-то возьмет неплохо, потому что они тратят серьезные средства. Я думаю, что разочаруются такие проекты, например, как Пальчевский, потому что огромное количество денег, огромное количество бордов, рекламы и всего, всего, а социология показывает 1,5-2%. А так особо не изменится ситуация. То есть, как было, так и останется. Единственное, что «Слуга…» закрепится. «Слуга народа» не возьмет ни один город-миллионник. Я не думаю, что там, как говорят, про бунт федерализации, «сейчас там начнется…». Ничего этого не будет. Просто немножко перемешается политическая карта. Понятно, традиционно «Оппозиционная платформа» берет восток. Понятно, традиционно «Голос» берет Львовскую область и чуть-чуть в Киеве. Понятно, националистические партии возьмут немножечко западной Украины, вот и всё. Потому что предпочтения людей, то чем они живут, и какие месседжи принимают, они не изменились.

Национальная оперетта Украины представляет новый интерактивный онлайн проект для детей (ВИДЕО)

1 октября Национальный театр оперетты открыл свой 86-й театральный сезон.  В связи с карантинными ограничениями, играть спектакли театр будет на трех камерных сценах: «Сцена 77», Stage lab, «Театр в фойе».  В то же время Национальная оперетта Украины при поддержке Украинского культурного фонда (УКФ) представляет новый проект для детей, премьера которого состоится онлайн.  «Первый шаг в большое искусство» — это серия интерактивных спектаклей, которые знакомят детей с миром музыки.

Как рассказала куратор проекта Татьяна Зилинская, будет создано четыре спектакля, которые расскажут детям о музыкальных традициях разных стран и музыкальных инструментах (как традиционных, так и оригинальных).

«Первый шаг в большое искусство» — это проект, который реализует Киевский национальный театр оперетты при поддержке Украинского культурного фонда.  Это образовательно-художественный проект для детей.  Его суть в том, что в спектаклях кроме художественного наполнения есть большой образовательный компонент.  То есть дети, смотря спектакль, еще и получают знания.  В проекте есть четыре спектакля: «В ритме Африки», «Большое Jazz-путешествие», «Испанские истории», «Украина музыкальная».  Например, спектакль «В ритме Африки» рассказывает об африканских этнических инструментах.  В спектакле «Большое Jazz-путешествие» мы рассказываем о возникновении джаза в Америке, о беглых рабах и забавных приключениях с ними, и как они стали известными джазменами.  Третья история о музыке Испании, которую мы покажем через интересное любовное приключение влюбленного Энрике в капризную принцессу Агату, они будут бороться за свою любовь.  Все будет с веселым и неожиданным финалом.  Конечно, о нашей стране мы обязательно расскажем детям.  Поэтому четвертая музыкальная история о нас.  Мы покажем бандуру, возможно трембиту, колесную лиру.  В нашем проекте «Первый шаг в большое искусство» замысел режиссера был такой, что на сцене актеры являются одновременно исполнителями ролей и музыкантами.  Мне кажется, что такой микс для детей намного интереснее», — отметила менеджер проекта «Первый шаг в большое искусство» Татьяна Зилинская.

Благодаря серии таких интерактивных спектаклей зрители узнают о творчестве известных композиторов, интересные факты и легенды мира музыки.  Режиссер и участники проекта поделились с «Журналистом» впечатлениями от такого творческого сотрудничества.

«Этот проект для меня является первым сотрудничеством с театром оперетты, с актерами театра оперетты.  Это приятное и комфортное сотрудничество, несмотря на все форс-мажоры карантинного режима и напряженный временной график.  Хотя, конечно, они вносили свои коррективы, потому что мы были вынуждены на время останавливать репетиционный процесс, мы вносили коррективы в само расписание спектаклей, но это все рабочий процесс.  Благодаря профессионализму и преданности команды мы все же смогли хорошо поработать.  Надеемся, что сам спектакль, как художественный продукт для зрителей будет восприниматься как традиционное представление, и карантин не помешает.  Прежде всего мы делаем хороший и качественный спектакль для детей, для маленьких зрителей.  Спектакль насыщен музыкой, пением, яркими костюмами», — рассказал режиссер и художник проекта «Первый шаг в большое искусство» Богдан Полищук.

«Поскольку в этом спектакле мы играем маленьким составом, нам приходится перевоплощаться во время представления.  У меня несколько ролей.  Интересно то, что текст прописан таким образом, что дает возможность детям провести параллель с современностью, реальной жизнью.  Мы хотели, чтобы детям было интересно», — сказала артистка театра оперетты Елена Галушка.

Стартует проект «Первый шаг в большое искусство» 17 октября в 12:00, в этот день состоится премьера спектакля «В ритме Африки».  Далее 18 октября в 12.00 — «Большое Jazz-путешествие», 24 октября в 12.00 — «Испанские истории», 25 октября в 12.00 — «Украина музыкальная».

Увидеть спектакли можно будет онлайн, находясь дома, без риска для здоровья. Онлайн показы состоятся на YouТube канале оперетты, а следить за новостями можно на Facebook-странице проекта.

2020.10.01 | 19:20
0
12
УКФ |

Писательница Ирэн Роздобудько: никогда не бойтесь начинать с низкого старта (ВИДЕО)

Студию «Журналиста» посетила известная писательница, иллюстратор и сценаристка Ирэн Роздобудько, которая рассказала о том, чем занимается во время карантина, что ее вдохновляет, объяснила, почему важно уметь любить Украину и почему не стоит жаловаться на жизнь.

 — Как Вы переживаете период карантина?

 — Я хочу признаться, что живется мне очень хорошо.  Мне всегда, если честно, жилось очень хорошо, даже если в кармане у меня было 3 грн.  Это, во-первых, возможно, такой характер.  Во-вторых, сейчас такое время, когда люди почувствовали свою или самодостаточность, или огромную нехватку чего-то в себе, внутри.  Поскольку я всегда была самодостаточной, то для меня и этот период был таким (активным, — ред.), что даже мои подруги не верят.  Я многое сделала руками, нарисовала кучу картин, хотя я не художник, сделала ремонт, научилась делать разные вещи по интернету.  Это то, что любой человек может сделать и что-то новое для себя открыть.  Кроме того, сейчас у меня плодотворный период: я написала 5 сценариев на два питчинга, с одним уже пошли съемки, также вскоре будет 14-й питчинг, где у меня 3 сценария с хорошими командами.  Надеюсь на выигрыш.  Так что это 5 сценариев за этот период.  Также я сдала в издательство две книги — одна взрослая (сейчас вычитка идет), а вторая детская книжка (верстку я уже видела — шикарно).  Я выпустила своих студентов-первокурсников, и мы встречались в парке (в масках), были лекции, я это не могу бросать.  То есть была достаточно насыщенная жизнь.  Плюс ты понимаешь, что ты должен быть самодостаточным и не бояться ничего.  Знаете, это период, который мы должны как-то переформатировать и прийти к новой жизни. Знаете, в чем плюс?  Я раньше много ездила по Украине, и были разные аудитории: от клубов на 50 человек до залов на большее количество людей, не буду хвастаться, а (во время карантина, — ред.) мы провели zoom-вечера с мужем, у нас было 16 тыс. просмотров.  То есть это почти полстадиона аудитория.  Где бы я имела такую ​​аудиторию?  Например, мои друзья говорят, что они посмотрели спектакли самых известных английских трупп.  Да никогда в жизни такого не было, а сейчас открылись доступы онлайн в кино и в театры.

 — Можно ли согласиться с тезисом, что каждый кризис — это определенный старт?

 — Я раньше говорила, что любой шаг — это шаг и ты должен его сделать, даже если он не вперед, а в другую сторону, или любое изменение — это движение, любое движение это в плюс.  Нас не учили.  Никто нам не рассказывал, что надо всегда двигаться.  Я вот студентам своим говорю всегда: только двигайся, делай сегодня то, что ты планируешь, делай это сейчас и теперь, потому что завтра может не быть.  Этому надо учить.  Я люблю еще такое выражение «низкий старт».  Я — яркий пример, прошу прощения за такую ​​дерзость.  Я все начинала с низкого старта.  Хорошо, когда есть поддержка, например, родители, которые потом на работу устраивают.  Я не против этого, но когда ты начинаешь с низкого старта, проходишь все, не пропуская ни одной ступеньки, тогда ты можешь работать, например, главным редактором и корректором, но профессионалом.  Поэтому я говорю: никогда не бойтесь начинать с низкого старта, потому что каждая ступенька дает свой плюс.  Кризис не может длиться вечно, поэтому любой кризис — это начало чего-то нового, но надо уметь себя переформатировать.

 — Что Вас вдохновляет?

 — Музыка, которую любила с юности.  Когда становится плохо, а это бывает, то включаешь эту музыку и под нее начинаешь «подниматься».  Затем есть правило: если ты упал, вставай, спокойно обтрушивайся, делай улыбку и иди вперед к успеху.  Ну, конечно, еще книги и фильмы — это мне дает вдохновение, иногда огромный подъем дают мне читатели.  Когда я могу с ними пообщаться, я вижу их глаза.

 — Вы как человек, который транслирует ценности, как считаете, что является источником ценностей: с этим рождаются, это получают от родителей, это дает социум?

 — Конечно, сначала родители это дают, потом школа, если хорошие учителя, но я, пожалуй, скажу так: зачем что-то искать, если ты можешь открыть книгу книг — это Библия, где прописаны все ценности, которые должны быть у человека.  Бери книгу и начинай читать.  Там есть кодекс правил, по которым ты должен жить.  Вы знаете, удивительно, но оно все работает.  Я открыла довольно поздно для себя эту книгу, но когда я начала ее читать… Скажу так: все, что произошло с нами, с Украиной, начиная с 2013-го года и до сегодняшнего дня, для меня это такая открытая ладонь Бога и Библии.  Мы проживаем страницу за страницей, и оно настолько так, как там написано, что мы даже этого еще не можем осознать, но так случилось, что это открылось, и мы видим себя там такими, как мы есть внутри.  И это очень хорошо, что так оно открылось, Бог для Украины открыл эту ладонь: мы увидели друзей, увидели соседей, увидели все эти отношения.  И, собственно, возвращаясь, если не находишь какого-то основания, просто возьмите эту книгу и начните ее читать с любой страницы.

— Какой Вы сейчас видите Украину?

 — Во-первых, я — безумный патриот.  Я много стран объездила, но нигде не хотела бы жить, только здесь.  Надо уметь любить Украину.  Многие люди просто не умеют этого делать, но требуют любви к себе.  Я не требую любви Украины к себе, зато я хочу отдавать эту любовь.  Для меня Украина это земля, субстанция, ноосфера, которой я могу отдать с благодарностью, радостью все, что я имею.  Единственная страна на Земле, которой я могу отдать — это Украина для меня.  Я Францию, все страны люблю, у меня особые сантименты к Малайзии, мне они интересны, я хочу что-то взять, а Украина — это родная страна, и страна, которой ты хочешь отдать бескорыстно и совершенно откровенно.

 — Какой Вы видите нынешнюю украинскую культуру?

 — Во-первых, у нас культура абсолютно уникальная, но которую тоже почему-то мы не привыкли любить и пропагандировать свое.  Она разноцветная и интересная, и, что важно, конкурентоспособная.  Литература у нас конкурентоспособная, вот как произошел у нас взрыв в конце 90-х, или даже в начале 90-х, до сих пор она интересна.  Только надо либо не мешать, либо реально помогать, чтобы это не была шароварщина, а чтобы извлекать изюминки и их лелеять.  Наше кино довольно интересное.  Это вообще отдельная тема.  У нас прекрасная живопись и музыка.  Вот, например, интересный факт о нашей культуре.  В Валлетте, столице Мальты, в тамошнем величайшем храме, где люди молятся, есть огромное изображение украинских казаков (с оселедцем, в шароварах, обнаженные и с саблями).  Когда я это увидела, я поняла, какова наша культура.  Я потом спрашивала, мне подтвердили, что это казаки-запорожцы.  Вот где была Украина и Запорожская Сечь, а где Мальта?  Вот Вам один из таких фактов.

 — В это непростое время, что бы Вы пожелали украинцам?

 — Я желаю всем не жаловаться на жизнь.  Если ты начинаешь жаловаться на жизнь, то так и будешь жить.  Когда ты перестаешь жаловаться и берешь на себя ответственность за себя, за детей, за страну, тогда тебе намного легче становится жить.  Это мой личный рецепт.  Когда я была в депрессии, не знала, что делать, то думала: «А я что сделала для этого?»  То есть надо научиться брать ответственность на себя.

2020.09.08 | 21:20
0
47

Психотерапевт Оксана Верховод: Я мечтаю о том, чтобы люди не боялись открываться (ВИДЕО)

Студию «Журналиста» посетила психотерапевт и автор проекта «Kids Post — письма, развивающие личность» Оксана Верховод. Наша гостья рассказала о том, почему выбрала такую профессию и как нашла свое призвание, поделилась информацией о своем проекте для детей, а также дала несколько советов, которые помогут в сложную минуту каждому из нас.

— Почему Вы выбрали профессию психотерапевта?

— Я обычно говорю о том, что выбрала психологию совершенно случайно, потому что с 8 класса я планировала быть журналистом и целенаправленно к этому шла. Но сейчас я понимаю, что все случайности не случайны, естественно, и понимаю, почему эта профессия стала для меня, я не побоюсь этого слова, призванием, делом моей жизни, тем, что я так люблю. Я стала психотерапевтом, наверное, потому, что всегда меня тянуло к людям. Не в том плане, чтобы с ними общаться или быть в тусовке людей, а скорее, в смысле узнавать людей, их истории. Я обожаю смотреть интервью, сюжеты о знаменитых людях, читать информацию о писателях, поэтах, потому что меня всегда интересовало, что их привело к их пути. Почему они вот так развивались? Почему у кого-то получается, а у кого-то не получается? Это, наверное, стремление к этому познанию людей и себя – то, что стало основополагающим в выборе.

— Совпадают ли Ваша личная и профессиональная миссии в жизни?

— Я понимаю, что моя личная миссия (то, что мне хочется, то, что считаю главным для себя) это быть полезной этому миру, дать ему что-то, чтобы мир развивался, эволюционировал. Когда я думаю о своей профессиональной миссии, то понимаю, что мне хочется своей профессией дать людям инструменты, которые помогут им улучшить жизнь, понять, кто они, что им близко, как они могут здесь себя реализовать и развиваться. Думаю, я могу дать эти инструменты в разных своих проектах и разным людям.

— Берет ли на себя ответственность человек, который принял решение стать психологом или психотерапевтом? Должен ли такой специалист работать над собой?

— Конечно, очень важно не привносить в работу с людьми процессы, которые происходят внутри у самого специалиста, а мы все – люди, мы от этого не застрахованы. Как бы мы ни старались прийти абсолютно цельными, чистыми и «стерильными» от своих проблем или каких-то процессов внутри, всегда будет что-то возникать. Конечно же, я беру на себя ответственность в том, чтобы каждый раз, когда возникает что-то, что вызывает какое-то непонимание или сильное чувство, я прорабатываю это со своим психотерапевтом. У меня есть опыт 2-х лет личной психотерапии. Ну и, конечно, профессиональное развитие, которое продолжается до сих пор, тоже имеет место. В целом, я думаю, что все ситуации, которые происходят в нашей жизни, можно использовать для того, чтобы что-то снова открывать в себе, соединяться, быть в контакте с какими-то своими разными частями, пополнять свой образ и свою картинку мира, двигаться дальше.

— Расскажите о проекте «Kids Post — письма, развивающие личность». О чем он?

— «Kids Post» — это совсем новый проект, но не менее востребованный. Это развивающие письма для деток, который им пишет их любимый герой. Это серия писем, которые получает ребенок на свою обычную или электронную почту. В этих письмах герой, с одной стороны, как некий друг, который очень близок, который понятен. Этот герой тоже сталкивается с разными ситуациями, сложностями, чувствами, и он обо всём этом рассказывает ребенку. Ребенок понимает: есть кто-то, кто, по сути, на моей стороне, кто такой же, как и я. Это помогает ему идентифицироваться с этим героем и, собственно, развиваться, развивать свою личность. Конечно, это и ролевая модель в какой-то степени, потому что там заложены ценности, там заложены некоторые вызовы для ребенка в том, чтобы он развивал некоторые свои навыки, чтобы стремился к какому-то развитию, и, собственно, в этих письмах герой и дает эту поддержку в развитии.

— На детей какого возраста ориентирован проект «Kids Post — письма, развивающие личность»?

— В целом, это для детей от 4 до 8 лет. Но есть опыт, когда заказывали и для подростков от 10 до 12 лет, которые тоже с большим удовольствием получают письма, для них это тоже своего рода волшебство, такая магия. Был у меня опыт, когда и взрослые заказывали. Например, мои друзья все получили письма от Kids Post. Это тоже своего рода мотивация и поддержка. Это два ключевых аспекта, которые есть в письмах Kids Post.

— Ваши приоритетные направления в терапии, где Вы помогаете клиентам?

— Мои клиенты – это люди очень рефлексивные, думающие, ответственные. Они научились справляться практически со всем в этом мире, но внутри им бывает очень непросто из-за того, что есть разные чувства, которые они могут не понимать, подавлять или пытаться как-то от них избавиться. Они хотят реализовываться в этом мире, они хотят развиваться, они хотят быть собой и проявляться открыто. И моя помощь как раз и состоит в том, чтобы помочь им воссоединиться с собой, в том числе соединиться со своим внутренним ребенком, который имеет свои желания, свои потребности, свои стремления и хочет проявляться сполна.  Очень часто это подавляется, и нет возможности, как говорят, быть собой, быть таким, какой ты есть внутри. Поэтому моя помощь в том, чтобы они могли безопасно, открыто, сполна проявляться в этом мире, строить близкие отношения, которых им очень не хватает, и получать удовольствие, быть счастливым. Думаю, что это задача каждого человека и моих клиентов в том числе. Очень важно сейчас, в этой гонке, в этих изменениях, трансформациях и многих процессах все-таки остановиться и прислушаться к себе.

— О чем Вы мечтаете?

— Мне хочется, наверно, в целом для мира, чтобы как можно больше людей не боялись открываться, не боялись просить о помощи или поддержке, если она им нужна. Моя материальная мечта – открыть психологический центр. Мне хочется, чтобы это было такое место, где люди учатся близости. Это был бы семейный психологический центр, где нашлось бы место для всех людей (и взрослых деток, и подростков), и где было бы возможно каждому понять себя, а с другой стороны, научиться строить отношения с другими, потому что без отношений мы жить не можем. Это тоже одна из важных тем, с которой ко мне приходят на психотерапию.

А лично для себя мне очень хочется больше путешествовать. Есть у меня такая мечта: какой-то период пожить где-нибудь в Италии, мне хочется погрузиться в совершенно новую культуру и прочувствовать, как мне будет в этой атмосфере и окружении. Мне уже хочется неспешного ритма жизни, красок, яркости, тепла. Я немного грущу, что приходит осень, хотя осень тоже прекрасна. Конечно же, мне хочется стать мамой счастливых деток, которые тоже могли бы быть в этом мире собой, развиваться, а я могла бы их в этом сопровождать.

— Если нам снова придется находиться на карантине, что бы Вы посоветовали людям? Как можно поддержать и подбодрить себя?

— Я думаю, здесь очень важно дать себе время на эту адаптацию, на то, чтобы не торопиться, не пытаться себя как-то выдернуть даже из тех переживаний, которые будут. То, что сейчас я транслирую в мир, это то, что мы должны давать свободу себе в том, чтобы чувствовать, и в том, чтобы быть собой. Поэтому важно давать время и место для этих чувств, которые будут возникать в связи с этим, давать возможность себе поделиться с кем-то ими, разделить их. Конечно же, забота о себе – это то, что может дать опору. Я имею ввиду элементарную заботу о теле: чтобы вовремя покушать, вовремя ложиться спать, достаточно гулять на свежем воздухе, употреблять витамины. Это то, что должно быть в основе, в базисе.

Мне хочется подытожить все то, о чём я говорила, и пожелать всем нашим зрителям, чтобы они слышали себя, чтобы они научились слышать себя, а потом продолжали это практиковать, чтобы люди находили место и время для своих чувств, чтобы люди ими делились. Желаю, чтобы люди продолжали путь к себе настоящим, чтобы они не переставали узнавать себя, двигаться к желаемому, реализовывать свои потребности и мечты, и все, что им хочется. 

2020.09.08 | 09:20
0
52

Новые технологии в дорожной одежде Шулявского моста (ВИДЕО)

Как сообщила «Журналисту» пресс-служба ООО «Современная транспортная инфраструктура», на Шулявском мосту закончили работы по укладке верхнего слоя асфальта. По словам специалистов компании, для устройства дорожной одежды моста использованы самые передовые технологии, прошедшие испытания на масштабных объектах в разных странах.

Так, гидроизоляционная система Matacryl®, которую применили на Шулявском мосту, считается одной из наиболее передовых в мире гидроизоляционных систем для полотна моста. Основными преимуществами данной гидроизоляционной системы является возможность ее нанесения от -20°С до + 35°С, полная готовность к эксплуатации через 2 часа после нанесения и способность перекрывать трещины — эластичность мембраны более 300%, что значительно увеличит срок службы Шулявского моста, как одной из основных дорожных артерий столицы.

Так же при укладке асфальта впервые в Киеве был применен перегружатель асфальтобетонной смеси Shuttle Buggy ® Roadtec. В мировой практике эта техника является неотъемлемой частью дорожного строительства. Самоходные перегружатели Roadtec оснащены уникальной системой, позволяющей устранить температурную и фракционную сегрегацию смеси. А благодаря разделению процесса разгрузки самосвала и работы укладчика, достигается непрерывный процесс укладки асфальта. Все это в комплексе позволяет улучшить долговечность покрытия в несколько раз.

Кроме того, был использован высококачественный полимер-модифицированный битум, способный в разы улучшать физико-механические свойства асфальтобетона — препятствовать образованию колеи, трещин и других последствий негативного воздействия температурных колебаний и интенсивного транспортного движения.

Как заявляет ООО «Современная транспортная инфраструктура», гарантийный срок эксплуатации дорожного покрытия Шулявского моста составляет десять лет, что является самой долгосрочной гарантией на дорожное покрытие на объектах такого типа в столице.

Читайте также: На Шулявский путепровод нанесли постоянную разметку

2020.08.25 | 09:20
0
22

В Киеве состоялся круглый стол относительно очередных местных выборов (ВИДЕО)

В информационном агентстве «Журналист» состоялся круглый стол, посвященный теме реформы децентрализации и местных выборов.  Обсудить этот вопрос и все сложности, возникающие накануне очередных местных выборов, в студию «Журналиста» пришли первый вице-президент ВОО «Клуб мэров», сопредседатель партии «Наш край» Александр Мазурчак, глава «ФОНДА «ПРАВО И СПРАВЕДЛИВОСТЬ», государственный советник юстиции 3 класса  Сергей Горбатюк, директор Центра развития общества Игорь Харченко.

Как отметил во время круглого стола Александр Мазурчак, 19 декабря Верховная Рада приняла Избирательный кодекс в целом с учетом предложений президента Владимира Зеленского, которые предусматривают «открытые» региональные списки кандидатов в народные депутаты от партий. 27 декабря президент Владимир Зеленский подписал Избирательный кодекс, принятый с учетом предложений главы государства.

 — Поскольку в Украине новое избирательное законодательство, с какими изменениями будут происходить в этом году местные выборы (25 октября 2020 года)?

 — Закон о выборах, безусловно, был нужен.  Избирательный кодекс был принят, но в него еще был внесен ряд существенных изменений.  Одним из таких ключевых существенных изменений, на мой взгляд, было, так сказать, понижение партизации.  В предыдущем тексте Избирательного кодекса было сказано, что партии выдвигают своих кандидатов только в городах, где количество избирателей выше 90 тыс. (таких городов было 32 в Украине), сегодня же партии выдвигают своих кандидатов в городах, где количество избирателей выше 10 тыс. Более  300 городов попали в этот список.  На мой взгляд, это больше, чем было необходимо.  Соответственно, сегодня даже в маленьком городке кандидат не может выдвигаться сам, а только от партии.  В селах и поселках с населением до 90 тыс. осталась мажоритарная система.  Кроме того, снижен уровень залога, что, в принципе, правильно, но все равно он есть.

Далее формирования территориальных избирательных комиссий осуществляется ЦИК, вплоть до городов и районов.  Усиленная возможность отзыва депутатов партией, эта система стала упрощенной, но, к сожалению, не настолько, чтобы отзыв депутатов мог происходить не только партией, но и людьми. Мэры могут баллотироваться путем самовыдвижения.  Кроме того, если город имеет более 75 тыс. избирателей, то они имеют право баллотироваться еще и депутатом в свой совет.  Если город имеет менее 75 тыс. избирателей, то городские головы могут баллотироваться в областной или иной совет.  Вообще кандидаты имеют право баллотироваться в два совета, но только от одной партии или путем самовыдвижения (если это сельский или поселковый совет).  На этих выборах не предусматриваются выборы старост, что важно для небольших ОТО.  Теперь старост будут назначать.  Районы сегодня являются укрупненными, на уровне районов остались и администрация, и районный совет, а полномочий, к сожалению, у них сегодня нет.  Сохранен 5% барьер прохождения партии по списку.  Это затрудняет прохождение молодых или небольших партий.  Кроме того, в списке партии есть возможность передвижения депутата на высшую ступень.  Так называемая 25-процентная квота.  Если человек голосует за партию, а в бюллетене будет 5-6 депутатов, и за пятого или шестого проголосует 25%, то такой депутат станет первым в списке перечня конкретного округа.  Могу сказать, что, исходя из сказанного, очень сложным будет бюллетень.

В то же время глава «ФОНДА “ПРАВО И СПРАВЕДЛИВОСТЬ”», государственный советник юстиции 3 класса Сергей Горбатюк отметил, что накануне проведения очередных выборов в органы местного самоуправления есть много сложностей.

— Как изменился избирательный бюллетень и как это может повлиять на избирателя, а также на ход самого избирательного процесса?

— Этот Избирательный кодекс является и большим, и местами не всегда понятен с первого взгляда.  Избирательный кодекс принят в декабре, а существенные изменения в него внесены за 100 дней до выборов, то есть сложности не только избирательным комиссиям, но и самим гражданам разобраться во всех тонкостях.  Если мы говорим о бюллетене, то, действительно, с учетом введения системы открытых списков и пропорциональной системы, то есть у нас есть голосование за партии с открытыми списками, в бюллетене сначала идет перечень партий, у которых ставится отметка. Дальше идет перечень депутатов с номерами, а  рядом есть квадрат, куда надо внести номер депутата, которому избиратель отдает предпочтение.  Интересно будет посмотреть на окончательный вариант этого бюллетеня.  Особенно, если заявлено большое количество партий, то он может достичь и более метра.  Поэтому у избирателей могут возникнуть сложности во время голосования.

На сегодняшний день, с учетом того, что эти изменения были приняты поздно, не ведется достаточно разъяснительной работы со стороны государства.  Одновременно с этими изменениями были внесены дополнительные статьи об административных правонарушениях, а также в Уголовный кодекс.  В Кодекс об административных правонарушениях введена статья об уничтожении, повреждении избирательного бюллетеня самим избирателем относительно своего бюллетеня, а если совершаются такие действия в бюллетене другого человека — это уже уголовная ответственность.  Почему важно это понимать?  Потому что законодатель не дал определения, что такое «повреждение».  И если человек ошибется, и поставит отметку о партии, а в отношении кандидата, например, из другой партии, то в таком случае бюллетень будет недействительным.  В Кодексе не написано, является ли это административным правонарушением, поэтому надо быть внимательным при заполнении бюллетеня, хотя это и сложно.

Что полезного было принято?  На мой взгляд, это изменения в Уголовный кодекс, касающиеся уголовной ответственности для членов избирательных комиссий.  Например, на предыдущих выборах мы наблюдали, когда члены избирательной комиссии скрывали печать, не являлись на голосование.  Теперь в отношении таких действий членов избирательных комиссий есть уголовная ответственность, если это не дает возможности установить результаты выборов.

К сожалению, у нас многие представители партий пытаются определенным образом влиять на результаты выборов.  С целью предотвращения этого должны действовать должным образом органы полиции (они обязаны должным образом составлять админпротоколы, если есть правонарушение), и органы прокуратуры, осуществляющие надзор за полицией.

Как отметил директор Центра развития общества Игорь Харченко, в обществе были ожидания, что изменения в избирательном законодательстве станут толчком к обновлению политической элиты, однако об этом пока речь не идет.

 — Является ли понятным новое избирательное законодательство людям, обществу?

— К этому закону были большие ожидания, что он даст определенный шаг вперед по развитию избирательного процесса.  Были ожидания относительно того, что это обусловит обновления политической элиты. Должны были проявить себя активисты, которые стремятся не только защищать интересы определенных общественных групп, но и развивать общину.  И изменения в избирательном законодательстве должны создать такую ​​возможность.  Была необходимость упрощения избирательных процедур, расширения возможностей для волеизъявления граждан, а также реализации своих гражданских прав избирать и быть избранными.  В конце концов то, что мы имеем сегодня?  На мой взгляд, пока произошло уменьшение возможностей по реализации гражданских прав избирать и быть избранными.  Это касается и того же залога.  Его размер хотя и уменьшен, но это довольно серьезная сумма, если есть намерение баллотироваться, например, на уровне крупных городов.  Следующее, это ограничение права на самовыдвижение на уровне малых территориальных общин.  Высокий барьер для входа новых партий.  Кроме того, контроль за ВИК сегодня монополизирован парламентскими партиями и группами.  Новые политические силы почти лишены возможности защитить свои интересы через своих представителей в ВИК.  Возникает определенное неравенство.  Также я считаю, что государственное финансирование партий это вредная вещь, потому что за счет этого финансирования создаются преимущества для парламентских партий.  Здесь скорее речь идет о создании партийных проектов, а не системных партий, которые имеют разветвленную сеть, и таким образом могут влиять на общество.  Эти партийные проекты имеют преимущества перед теми новыми политическими силами, которые сегодня формируются в Украине.  И пока неравные агитационные возможности: доступ к СМИ, бигбордам и тому подобное.  У нас много возможностей, чтобы покупать лояльность различными способами (средства, льготы, возможности).  Это угроза для демократического процесса во время важных выборов в органы местного самоуправления, учитывая важность административно-территориальной реформы.

— Подводя итоги, скажите, пожалуйста, что должно измениться в государстве, чтобы законы начали эффективно работать, защищая граждан?

— У меня есть два пожелания, — сказал Александр Мазурчак.  — Первое адресовано власти: не останавливать процесс реформы децентрализации, довести ее до конца, потому что это одна из ключевых реформ.  Мы подписали Европейскую хартию о местном самоуправлении, и мы должны ее выполнять.  Нет ни одной страны в мире, которая имеет сильную экономику и слабое местное самоуправление.  Следующее пожелание к гражданам: во время этих выборов мы должны понимать, что на уровень местных советов должны избираться люди, опираясь не на их партийную принадлежность, а смотря, что этот человек сделал.  Мы сегодня имеем во власти низкий уровень профессионализма.  Надо отдать предпочтение людям, которые способны эффективно управлять общинами, городами, поселками.  Это должны быть профессионалы, хозяйственники, которые уже показали эффективность в управлении.

— Выборы — это возможность каждого украинца влиять на власть и менять ее, — подчеркнул Сергей Горбатюк.  — Поэтому к этому надо отнестись ответственно, ведь следующие 5 лет нам с этой властью жить.  В общем, чтобы в стране были изменения, должна быть система сдержек и противовесов, где важную роль играют правоохранительные органы и судебная система. В последней, ​​к сожалению, несмотря на заверения об успешности реформы, на сегодняшний день изменений не происходит.  Если бы правоохранительные органы и судебная система действовали в соответствии с законодательством, в первую очередь, в соответствии со ст.  3 Конституции Украины, на защиту жизни, здоровья и неприкосновенности граждан, тогда защита прав человека в Украине была бы на высоком уровне.  Изменение этих органов возможно, когда к власти приходят люди, которые хотят по-настоящему защищать граждан и их права.

— Учитывая то, что согласно Конституции Украина — это республика, то хотелось бы, чтобы Украина стала как республика общим делом всех ее граждан.  Для этого каждый гражданин должен понять, что он сегодня имеет такую ​​возможность, чтобы повлиять на будущее своей страны, — пожелал в завершение общения Игорь Харченко.

2020.08.12 | 21:00
0
29

Яна Зинкевич: Мы переживали времена и похуже (ВИДЕО)

Пока народные депутаты ушли на каникулы, «Журналист» пообщался с известным добровольцем-медиком, народным депутатом Украины IX созыва, секретарем Комитета, главой подкомитета по вопросам военной медицины Комитета ВРУ по вопросам здоровья нации, медицинской помощи и медицинского страхования Яной Зинкевич, которая дала свою оценку работы парламента и поделилась ожиданиями накануне осенних выборов в органы местного самоуправления.

 — Почему Вы решили пойти в политику?  Что побудило Вас стать народным депутатом?

 — На самом деле, действительно, в политике очень не сладко, тем более при той политической ситуации, что есть в данный момент.  Вначале у меня бывали какие-то сомнения.  Я до конца, до президентских выборов не планировала и не думала о политике, хотя определенные предложения слышала.  Но окончательно меня убедили именно выборы президента Украины.  Сказать, что это был шок, это ничего не сказать.  Фактически наше ветеранское сообщество, кто не такой стойкий, в этот день чисто пили, потому что принять это — как могли выбрать президентом страны такого человека — не мог никто. Я для себя это сразу переформатировала в какое-то правильное русло, потому что можно сидеть, жалеть себя: «Боже, за что нам такое наказание и нашей стране. Что это будет?»  Я поняла, что ситуация в нашей стране будет чрезвычайно плохая, она будет ухудшаться с каждым днем.  Я поняла, что не смогу просто сидеть сложа руки.  В тот же день, когда были президентские выборы, я где-то часа 3 просидела просто в астрале, глядя на стену.  И решила, что надо идти в политику, для того чтобы создавать какой-то противовес, чтобы по крайней мере не дать возможность сделать огромный откат назад.  Мы уже даже не говорим о развитии.  Было сразу понятно, что надо будет за какие-то маленькие шаги бороться.  В принципе, так все и получилось.  Я обсудила предложение с Петром Алексеевичем, мне было предложено хорошее место в списке (7 номер, еще и счастливый, как считается). Соответственно, я согласилась.  Мы с Петром Алексеевичем давно знакомы, он во время войны меня навещал, когда я была после травмы.  После того командир подразделения «Госпитальеры» получал государственную награду, были неоднократные встречи, было определенное доверие, поэтому я решилась.  Сказать, что жалею?  Нет.  В принципе, я вижу свои эффективные решения, которые мне удалось сделать за этот год.  Да, действительно, к сожалению, они не совсем на развитие, скорее, на предотвращение ухудшения.  Но в этот год это была просто разминочка.  Мы все понимаем, что главная борьба начнется осенью. За этот месяц мы морально набираемся сил и готовимся к тому, что будет происходить, потому что будет яркая борьба на местных выборах, и может быть вообще смена правительства. Это, в принципе, почти стопроцентно, у меня такое впечатление. Возможно вообще изменение парламента, что в критической ситуации коронавируса недопустимо.  Мы все понимаем, что во время кризиса парламент менять на 2 года нельзя, какой бы он странный плохой ни был, потому что сейчас это сыграет в пользу пророссийского направления.  Даже по аналитике, если президентские выборы состоятся сейчас, на втором месте будет Бойко. Если говорить о парламентских выборах, то опять же 30 с лишним процентов у «Слуги народа».  У нас около 20% и у ОПЗЖ около 21%.  Это очень страшная проблема.  Мы понимаем, что может быть вообще огромное изменение ракурса нашей страны, уже не будет даже обсуждений относительно Евроинтеграции.  Уже не будет такого, как сейчас, что мы делаем митинги, граждане включаются, и удается какие-то решения перекрыть, грубо говоря (та же формула Штайнмайера).  А потом уже просто не с кем говорить, потому что когда власть будет пророссийская, у нас будет откат лет на 20 назад.

 — Как Вы думаете, насколько эффективно и результативно работает Верховная Рада IX созыва?

— Ну, если начать с самого начала, то в принципе первые 2 месяца у нас был огромный хаос, потому что почти 70% людей новых парламентариев, во фракции «Слуга народа» фактически все новые.  Тогда происходило запоминание: кто где находится, какие комитеты, какие графики и так далее.  2 месяца был полный хаос. После того начался этап большого законодательного спама.  Тогда включился так называемый турборежим.  Мы фактически каждый день сидели там до часу ночи, до 3 ночи, до 5 ночи. Сказать, что мы рассматривали что-то важное, что-то очень прописанное, продуманное, классное – я бы так не сказала. Какой-то процент нормальных законопроектов действительно был, но сравнивать статистику принятых законопроектов этого созыва и прошлого созыва, то в процентном соотношении примерно где-то так и осталось.  Но если говорить о количестве поданных законопроектов, то сейчас их очень много и очень много не доходят даже до рассмотрения в комитетах, потому что они никакие. Если говорить об эффективности, о том, делается ли это во благо, я скажу, что действительно есть несколько полностью проукраинских фракций, хотя они могут придерживаться разных взглядов, ссориться между собой, но все так понимают.  Если говорить о фракции непосредственно монобольшинства, то и там есть проукраинские, и там есть патриоты, и там есть люди, которые борются у них внутри против системы, то есть нет такого, что это полностью масса. Относительно определенных решений, которые им приходится принимать, то очень часто их в определенной степени заставляют.  Какими методами?  Шантажом, влиянием, какими обещаниями мажоритарщикам что-то для их округа дать – они выбирают разные методы.  Фактически, если говорить сейчас, то летом за законы, которые тот же президент подавал,  монобольшинство давали в основном 190 голосов.  Это на 60 меньше, чем у них есть. До того они не сотрудничали абсолютно ни с кем, им хватало только своих голосов.  Когда позже то проукраинское сообщество, которое у них есть, поняло, что это не дело, начали отказываться голосовать, им пришлось сотрудничать.  Например, сейчас они очень активно сотрудничают с группой «Довіра».  Соответственно, практически все голосования, на которые не хватает голосов «зеленым», дает или «Довіра», иногда, в исключительных случаях, ОПЗЖ. Это пока так. Если говорить о межфракционном сотрудничестве, то многие вообще не способны между собой сотрудничать.  С этим было очень трудно в первые месяцы, потому что была достаточно серьезная вражда, сейчас уже более-менее все притерлись.  Хочу сказать, что я, например, работаю в комитете здравоохранения (секретарь комитета).  Если говорить именно о нашем комитете, у нас там представители практически всех фракций.  Конечно, квота больше у работников монобольшинства, но нашим комитетом я в принципе довольна, процентов на 80. Что касается выполнения Минздравом непосредственно, и теми министрами, которых назначают, это вообще отдельная тема.  Например, по тем же вопросам коронавируса, в целом, в марте мы фактически за месяц приняли все необходимые законы, которые в основном были нужны для преодоления коронавируса.  К сожалению, мы видим, что реализация действительно хромает, есть определенные коррупционные преступления, которые сейчас, надеюсь, будут все-таки расследоваться.  Вопрос коронавируса в нашей стране вообще не решен.  Мы все знаем, что никто карантин не соблюдает, и в принципе в наибольшей степени в этом были виноваты именно отдельные представители «зеленой» власти, потому что то президент в большой компании в Житомире встречается, то депутаты в очень дорогом кафе большой компанией в Днепре,  то «Велюр».  Думаю, более показательным был «Велюр».  По моим наблюдениям, после того, как реально это событие состоялось, я вышла на улицу, и людей, придерживавшихся карантина, было на значительный процент меньше.  И это, честно говоря, ужасно, потому что так сейчас можно жаловаться, хвататься руками за голову: «Ой, а как это так, а люди не слушают, не хотят соблюдать!»… Ну, а вы сами к этому привели.  То есть если говорить о депутатах, то если вы какие-то меры принимаете, то вы сами подавайте пример: носите те же респираторы, носите маски, носите те же перчатки, даже на работе в Верховной Раде.  У нас фактически сейчас никто этого не соблюдает.  Главе Верховной Рады приходится чуть ли не поименно называть: «Наденьте, потому что мы не можем начинать работу».  И это все стыдно.

 — В связи с пандемией коронавируса, а также рядом изменений в избирательное законодательство, какими Вы видите местные выборы, которые должны состояться осенью этого года?

 — Если говорить об ожиданиях, то действительно коронавирус и его обострение возможно уже этой осенью, уже с октября, ноября ожидается волна гораздо серьезнее, чем первая.  То есть мы уже не будет тысячи больных людей в день, а будет гораздо большее количество.  Это, к сожалению, наша реальность, к этому готовится весь мир.  Здесь даже не новинка для нас, поэтому мы должны использовать это время, конечно, эффективно.  Например, тот же бюджет, который мы выделили на борьбу против коронавируса, надо было использовать эффективно, а как вы, наверное, знаете, из тех, кажется, 65 миллиардов, которые мы выделили (фактически по кусочку у всех забрали и выделили в этот фонд) сейчас уже большее количество распределено только на ремонты дорог.  А чем нам поможет асфальт против коронавируса, никому не понятно. Но ясно, зачем это делается — чтобы заработать себе определенные баллы перед выборами. Если говорить непосредственно о выборах, то я была более благосклонна к мысли, что возможно стоит местные выборы все же немножко оттянуть по времени, потому что это действительно рискованно. Этот вопрос много раз обсуждался с представителями монобольшинства, с президентом кто-то общался, но у них теряется рейтинг, и они не могут затягивать даже на один месяц, так как фактически у них будет с каждым месяцем обвал еще на несколько процентов. Для них это не допустимо, и даже несмотря на риски для жизни и здоровья наших граждан, местные выборы они будут проводить.  Сказать, как будут происходить эти местные выборы — думаю, это будет полный хаос.  Когда мы принимали в июле этот закон о районировании, там было так много поправок… Мы рассматривали каждую следующую поправку, бывали случаи, что они уже даже противоречат принятым поправкам, принятым нормам.  Фактически даже в конце голосования, когда уже проголосовали за закон, за все поправки, никто не имел полного понимания, как это все будет происходить.  Понадобилось несколько дней на анализ того, что было вообще проголосовано.  Это, честно говоря, было ужасно, очень много городов, которые потеряли свое значение.  Возмущенные, очень много было митингов.  К сожалению, ко многим не прислушались, потому что там, где были мажоритарщики сильные и все же дожали, те районы остались.  Там, где были слабее, тех районов уже не будет.  Если говорить о контексте выборов, также будет очень тяжело людям сориентироваться, как, что теперь делать.  В том числе теперь и ЦИК в июле уже предупреждал, что если срочно не будут принято и решено, как они будут происходить, то местные выборы могут быть на грани срыва.  В принципе, впритык этот закон приняли.  Но пока они не будут проведены, спрогнозировать, как это будет происходить, не может никто.  Там все очень сложно.

 — Как Вы оцениваете действия власти в контексте достижения мира на Донбассе?

 — Я считаю эти действия абсолютным провалом.  Я также участвовала во всех митингах и во всех подписантах различных документов, заявлений на эту тему, потому что как ветерану мне это очень болит.  Мое подразделение до сих пор на передовой.  Они это видят, им это тоже болит.  Каждому из нас очень трудно принять происходящее, потому что да, все понимают, что мы должны делать вид соблюдения мира, но все равно защищать себя постепенно, делать тихую войну, бороться по 10-20-100 метров, по 300 м, в принципе, как и происходило эти годы.  Мы все это знаем, все это понимаем.  Если говорить сейчас, то фактически мы потеряли уже часть территорий, там, где было разведение.  Мы потеряли большое количество людей, большее количество, чем в прошлом году, к сожалению.  Мы потеряли еще большее количество раненых (также большее количество, чем в прошлом году).  Сейчас большая волна увольнений из армии, потому что люди этого не выдерживают, не хотят на это смотреть. Даже те, кто держался, был уже 5 лет на войне.  Есть очень большое разочарование.  Если говорить об этих последних изменениях и в Трехсторонней контактной группе, и в этих последних заявлениях, это просто кошмар. Я считаю, что это предательство Украины.  Действительно эти люди должны быть наказаны. И мы должны отказаться от таких идей достижения мира любой ценой, потому что просто мир нам не нужен.  Нам нужна победа.  Просто сейчас оставить фактически эти территории и терять каждый день там людей, но при этом не бороться, не отстаивать наши интересы по миру это действительно измена страны.

Я понимаю, что когда уже стали на этот путь, представители нынешней власти еще не думают, что они с него сойдут, ведь что-то они уже пообещали России, что-то уже Зеленский пообещал Путину, они уже имеют между собой определенные договоренности.  Я думаю, Зеленский настолько слаб, что он уже не уйдет от этих договоренностей, как ни крути.  Тем более, мы видим, что он делает все только шаги навстречу России, к сожалению.

 — Как в нынешней ситуации действовать гражданам?

— Я бы хотела отметить, что сейчас для страны будет очень страшной вещью именно Майдан.  Мы должны понимать, это уже не пройдет так, как было в 2014 году.  Очень большое количество населения вооружено, в любом случае Россия свой шанс также не потеряет, у нас может быть большая кровопролитная война.  Даже может дойти до гражданской.  Сейчас стоит быть очень осторожными.  Все же стараться, если будет желание, изменить власть демократическим мирным путем, методом переизбрания, перевыборов.  Я бы советовала всем держаться, быть сильными, не разочаровываться.  Мы уже переживали времена и похуже, когда Россия только на нас напала, и мы с этим справились, поэтому несмотря на то, что сейчас есть определенный откат назад, хотя он и большой, но нам все удастся.  Мы любим свою страну, мы патриоты своей страны, мы хотим, чтобы здесь жили наши дети, чтобы здесь жили наши родители, мы сами хотим здесь жить, поэтому каждый должен делать на своем месте то, что он может.  Также отдельно хочу сказать для тех, кто сомневается, идти на выборы или не идти — обязательно идти.  Если вы считаете, что сможете что-то сделать в пользу для нашей страны, обязательно надо не бояться и пытаться, потому что здесь зависит будущее нашей страны от каждого гражданина.

2020.08.12 | 19:40
0
28

В Киеве состоялся круглый стол по эффективности реформы децентрализации (ВИДЕО)

В информационном агентстве «Журналист» состоялся круглый стол, посвященный теме реформы децентрализации и местных выборов в условиях этой реформы.  Обсудить этот вопрос и все сложности, возникающие в этом накануне очередных местных выборов, в студию «Журналиста» пришли первый вице-президент ВОО «Клуб мэров», сопредседатель партии «Наш край» Александр Мазурчак, глава «ФОНДА «ПРАВО И СПРАВЕДЛИВОСТЬ», государственный советник юстиции  3 класса Сергей Горбатюк, директор Центра развития общества Игорь Харченко.

Как отметил во время круглого стола Александр Мазурчак, Реформа децентрализации в Украине стартовала в 2014 году и предусматривала комплекс изменений в существующее законодательство, основной целью которого была передача значительных полномочий и бюджетов от государственных органов в органы местного самоуправления.  По разным оценкам, децентрализация считается самой успешной из украинских реформ.

— Дайте, пожалуйста, свою экспертную оценку реформы децентрализации, стартовавшей в Украине в 2014 году?  Нужна ли была такая реформа?  Эффективно ли она происходит сегодня?

— Это одна из главных реформ, которая должна состояться в нашем государстве.  Совершенно верно, что она была начата, но плохо, что она до сих пор не завершена, и затягивается сегодня в своей реализации.  В этой реформе было несколько этапов.  Первый — финансовая децентрализация, сопровождавшаяся изменениями в закон о государственном бюджете. Именно в ходе изменений в бюджетный кодекс предусмотрена передача на уровень общин больше финансовых ресурсов, чтобы они были способны выполнять те функции, которые на них возложены. В этом направлении были сделаны первые шаги, для городов областного значения увеличили это финансирование и возможности распоряжения своими средствами, но на уровне районных центров эта реформа не реализована.  Второй этап, который должен был состояться, касался изменений в Конституцию, в ходе которых должны были быть ликвидированы районные и областные государственные администрации. Вместо этого должны были появиться исполкомы, которые избираются соответствующими советами.  В связи с этим целый ряд функций должен был перейти к советам.  В-третьих, в ходе децентрализации должно было появиться новое административно-территориальное устройство.  Все села и поселки должны были стать объединенными территориальными общинами (ОТО), которые способны выполнять возложенные на них задачи.  С другой стороны, должно было состояться укрупнение районов, и новое административно-территориальное устройство должно было быть законно введено.  К сожалению, эти два ключевых этапа реформы децентрализации не состоялись.  Мы вступаем сегодня в предвыборную кампанию с рядом нерешенных вопросов, когда некоторые районы не имеют своих полномочий, когда общины были объединены порой «через колено», не посоветовавшись с людьми.  Хочу подчеркнуть, что есть три ключевые фактора проведения реформ: на места должны максимально быть переданы полномочия, аналогично должны быть переданы финансовые ресурсы для выполнения этих полномочий, а также ответственность.

В то же время глава «ФОНДА «ПРАВО И СПРАВЕДЛИВОСТЬ», государственный советник юстиции 3 класса Сергей Горбатюк отметил, что на пути децентрализации немало вопросов относительно того, как же будет осуществляться надзор и контроль за соблюдением законодательства, в частности органами местного самоуправления.

— Если бы реформа состоялась должным образом, какие права и обязанности получили бы органы местного самоуправления?  И есть ли сейчас контроль со стороны государства?

— Система ответственности органов местного самоуправления является важным фактором их качественной деятельности.  Основным двигателем ответственности для человека является его совесть, но у нас часто, когда получают мандат или приходят ко власти, о совести забывают.  Поэтому государству нужны органы, которые осуществляют соответствующий надзор и контроль за соблюдением законодательства органами местного самоуправления, а также должностными лицами.  Но есть ли сегодня такой надзор?  Его нет.  Был ли он раньше? Да, ранее такой надзор был в системе органов прокуратуры, и это было довольно эффективно. Одной из функций деятельности органов прокуратуры был надзор за соблюдением Конституции, законов Украины всеми предприятиями, учреждениями, организациями и органами местного самоуправления.  Если взять в части именно органов местного самоуправления, то прокурор вправе присутствовать при проведении сессий, изучать все решения, которые принимались органами местного самоуправления и должностными лицами на соответствие действующему законодательству.  Если прокурор обнаруживал, что решение или нормативно-правовой акт регионального значения не соответствует законодательству, он вносил протест, который должен быть рассмотрен в течение 10 дней.  Орган местного самоуправления обязан этот протест рассмотреть и принять решение: либо отменить, согласившись с требованиями прокурора, либо отклонить.  Тогда прокурор вправе обратиться в суд.  Одновременно с внесением этого протеста, если решение было незаконным, оно приостанавливало свое действие.  Если совет отвергал, то это решение продолжало действовать, но суд мог в качестве обеспечения иска приостановить его действие.  Это был важный момент, ведь были представители государства, имевшие полномочия следить за соблюдением законодательства органами местного самоуправления.  На сегодняшний день его нет.  Почему так произошло?  Первый шаг к уничтожению образа государственного надзора и контроля был осуществлен в 2012 году, когда были внесены изменения в закон о прокуратуре.  Это было во времена Януковича, и логика была понятна.  Например, расследованием, которое мы осуществляли, были установлены тысячи фактов хищения средств.  Тогда власти не был нужен надзор за органами местного самоуправления.  Однако в 2014 году после Революции Достоинства Верховная Рада ликвидировала надзор со стороны прокуратуры за соблюдением законов, в том числе органами местного самоуправления. Когда в 1996 году принималась Конституция Украины, там было указано в п. 9 Переходных положений о том, что надзор за соблюдением законов в системе прокуратуры действует до момента создания нового органа.  Нашу прокуратуру часто критиковали европейские партнеры о том, что надзор за соблюдением законов это не свойственная функция органов прокуратуры, поэтому ее надо убрать.  Однако нельзя было ликвидировать полностью.  Надо было создать новый орган, который бы следил за соблюдением законов, в том числе и органами местного самоуправления.  Нелогичность и вредность этой ликвидации была в том, что я, например, не слышал, чтобы добросовестные руководители городов, мэры жаловались на то, что это используется прокурорами как коррупционный фактор.  Протесты, как правило, выполнялись, или решались в законной дискуссии.  На сегодняшний день даже через суд не может защитить свое право, например, член общины, так как судебная практика такова, что человек должен доказать, что какое-то решение совета касается именно его лично. Если он этого не докажет, то суд отказывает в иске о признании противоправным какого-то решения чиновника органа местного органа самоуправления.  Сейчас был внесен президентский законопроект, который был еще во времена Петра Порошенко, заново документ внесен и президентом Владимиром Зеленским, которым вводится понятие «префекты».  Но как у нас это часто происходит, вроде бы полезная идея, ведь префект имеет право реагировать на незаконные действия органов местного самоуправления, но он получает преувеличенные функции, имея право приостанавливать действие любого акта органа местного самоуправления.  И не имеет независимости, ведь он подчиняется избранной власти: президенту, а также Кабинету министров.  А прокуратура — независимый орган.  Поэтому, если создают новый орган, то он должен быть также независимым, поэтому очень важно одновременно с выборами создать в государстве систему, орган, который бы осуществлял надзор и контроль за соблюдением законодательства в частности органами местного самоуправления.

Как отметил директор Центра развития общества Игорь Харченко, сегодня есть ряд вызовов на пути реализации реформы децентрализации, и ключевым является завершение этой реформы и проведение выборов в местные органы власти в соответствии с законом.

— Насколько эффективна реформа децентрализации с точки зрения создания и функционирования гражданского общества?

— Выходим из основополагающего тезиса, что гражданин формируется в обществе.  Сам факт получения паспорта не означает, что человек стал гражданином.  Именно формирование человека как личности с гражданской ответственностью происходит в общинах, к которым мы принадлежим.  Поэтому с точки зрения формирования украинской политической нации и ряда других причин важно, чтобы децентрализация помогла сформировать дееспособные территориальные общины.  Это дало бы возможность повысить гражданскую сознательность людей, когда люди берут на себя ответственность за то, что происходит вокруг них.  Во-вторых, это помогает консолидировать нацию.  В-третьих, благодаря дееспособной территориальной общине формируются новые дееспособные политические элиты и структурируется партийный сектор.  Система, которая сегодня у нас существует, нуждается в кадрах.  К сожалению, из-за незавершенности этой реформы, эти задачи сегодня не решаются. Зато есть ряд угроз.  Например, перекосы и диспропорции в формировании ОТО: очень большие и очень малые, которые не будут иметь возможности решать те задачи, которые будут им делегировать.  Во-вторых, проблема феодализации местного самоуправления.  То есть это угроза не только со стороны олигархов, но могут еще и появиться мелкие чиновники, как князьки будут господствовать в отдельных ОТО. В-третьих, в настоящее время есть деструктивное влияние тех же олигархов на процессы, происходящие в местном самоуправлении.  Важность этой реформы очень большая, поэтому к нашим местным выборам приковано внимание в той же России, Венгрии, Румынии, Польши.  Каждая из этих стран по-своему влияет на процесс децентрализации в Украине.  Стоит отметить, что отсутствует контроль не только за действиями местных советов со стороны государственных органов, но и со стороны общественности.  Сегодня в арсенале общественной организации или общественной инициативы есть только один способ повлиять на какие-то процессы в обществе — это акции прямого действия.  Ни петиции, ни судебная практика пока не работают, не дают возможности защитить свои интересы.  Кроме того, есть слабость и коррумпированность центральных органов власти.  То есть когда система нарушена, тогда и соответствующие отделения на местах тоже теряют способность реагировать должным образом.  Последние два момента: отсутствие консолидирующей идеи в обществе и патернализм.  Это уже является общегосударственной проблемой, влияющей и на развитие местных общин.  Поэтому сегодня есть важные вызовы: законодательное обеспечение процесса децентрализации, улучшение данного законодательства, решение проблемных моментов, которые уже возникли, а также еще будут возникать при реализации этой реформы, завершение процесса децентрализации и проведение выборов в местные органы власти в соответствии с законом.

В то же время вице-президент ВОО «Клуб мэров», сопредседатель партии «Наш край» Александр Мазурчак отметил, что и предыдущая власть, и действующая не работала должным образом с органами местного самоуправления, поэтому мы с рядом недостатков в реформе децентрализации выходим на местные выборы 2020 года.

— Согласен с господином Сергеем о том, что государственный надзор, который существовал, я как мэр города, который работал три созыва, никогда не имел проблем с прокуратурой по правильности протеста субъективными характеристиками.  Это действительно была позиция прокуратуры, мы отстаивали, выигрывали, проигрывали, все это было в рамках закона, и это было эффективно.  Почему тормозится реформа децентрализации?  Именно из-за вопроса государственного надзора, так как была попытка перетянуть на уровень государства больше полномочий, чем было необходимо.  Организация префектов предусматривала уже не соревнование в рамках действующего закона, а диктат государства, когда один префект, который подчинен политической силе, и есть определенная политическая ангажированность.  Соответственно, возникает много соблазнов у самого префекта принимать ангажированные решения, префект может остановить любое решение, передать его в суд, суды у нас перегружены, и вопрос может рассматриваться месяцами, что может привести к торможению работы совета.  И некуда пожаловаться на префект в таком случае.  То есть, нет противовесов.  Соответственно, сейчас поднялась волна недовольства, а действующее большинство в парламенте не рискнуло и не смогло набрать достаточно голосов, чтобы принять соответствующий закон.  Поэтому сегодня мы выходим на выборы с районами, не имеющими полномочий, с отсутствием государственного надзора за структурами местного самоуправлении и без проведения реформы с районными и областными администрациями, которые должны быть ликвидированы.  Соответственно, мы сейчас будем выбирать, а потом, если будет необходимость проводить реформу, тогда через 1-2 года придется делать или перезагрузки, или новые выборы.  Могу сказать, что и предыдущая власть, и эта нормально не работала с органами местного самоуправления, чтобы выйти на согласованные решения, поэтому мы с этими недостатками выходим на местные выборы 2020 года.

2020.08.11 | 17:20
0
29

Волонтер Наталья Юсупова: Командование медслужбы ВСУ дало указание не пускать меня на территорию госпиталя (ВИДЕО)

Студию «Журналиста» посетила известный волонтер и общественный деятель Наталья Юсупова, которая с момента Революции Достоинства, а потом начала АТО (сейчас ООС) на востоке Украины регулярно помогает раненым украинским солдатам, вместе с другими волонтерами посещает госпитали, общается с ребятами и их родными.

В ходе беседы гостья рассказала, что командование медслужбы вооруженных сил Украины (командование Медицинских сил ВСУ) дало указание не пускать ее на территорию госпиталя из-за того, что Наталья Юсупова публикует в соцсетях посты, в которых критикует власть. Кроме того, по ее словам, такое распоряжение касается также волонтера Натальи Воронковой, которая критикует работу медслужбы ВСУ (Медицинских сил ВСУ).

— Что происходит в госпитале? Чего не хватает?

— Вместо слова «я» буду говорить «мы», потому что я не одна в госпитале, а под словом «мы» я буду подразумевать других девочек и других ребят, которые занимаются волонтерской деятельностью. Если буду говорить «я», это будет как-то нечестно. Мы – это все волонтерское сообщество. Дружим мы или не дружим, но все помогают и очень много делают для раненых, для бойцов, для ребят не раненых, но с тяжелыми болезнями.

Так получилось с 2014 года, что моя страница стала источником – для кого-то вдохновения, чтобы помогать, для кого-то информационной, для кого-то – узнать, что и где происходит и на фронте, и в госпитале, и вообще в политике. Я себя считаю не только волонтером – я гражданин этой страны, я не могу просто так смотреть, сходить в госпиталь и все. Я выражаю свои политические взгляды, свое мнение. Я считаю, что каждый гражданин страны в такое тяжелое время должен самовыражаться.

— Такая активная волонтерская деятельность отнимает много времени. Где Вы черпаете силы, чтобы все успевать? Кто Вас поддерживает?

— Не поверите, посты я пишу,  в основном, когда куда-то бегу или в машине. Я пишу, потом 10 раз исправляю, пропускаю запятые. Вечером прихожу домой – постоянно нужно ответить на сообщения, звонки, скоординировать людей. Что касается моего сына, он получил образование политолога в Британском университете, он там и колледж, и школу закончил, а сейчас и в Колумбийском изучает политику. Он мой консультант, я ему полностью доверяю, он абсолютно независимый человек, никто ему не платит за мнение, комментарии. Он знает политику как профессионал, он ее изучал много лет. Еще лучше, когда он рассказывает о геополитике. Если ты понимаешь, что происходит в мире, ты будешь понимать, что происходит в Украине. У нас в Украине такая демократия, что все уже превращается в хаос и на территории Украины просто-напросто живут и действуют сотни организаций, дикая пропаганда «русского мира», чего вообще не должно быть. Поэтому у меня есть обида на предыдущую власть, при том, что конечно, Петр Алексеевич и другие сделали много, но в  первые годы у меня было много критики. Меня за это ругают, говорят, что я внесла вклад в то, что Зеленский пришел. Я считаю, что должна быть конструктивная критика. Я не могу пойти к нему в кабинет и сказать, что считаю нужным. Какое оружие у нас есть? Наша страничка в Facebook, где могу об этом писать. Поверьте мне, я не пишу 70% того, что могла бы написать. Просто не хочу ссорить, и так все поссорились вокруг. Хотелось как-то донести до Минобороны, до руководства. Это действовало. Мне начальник госпиталя говорил, что когда я пишу пост, то администрация президента реагирует сразу. Сейчас такая неприятная ситуация в стране, происходит возвращение в «русский мир», это происходит очень активно.

Что происходит в госпитале? Туда запретили пускать на территорию меня, Юсупову, и есть еще волонтер (не буду говорить фамилию) и бывшего народного депутата Оксану Корчинскую, которую просто можно назвать мамой волонтерского движения. Она жесткий человек, могла и по шапке надавать, сколько мы могли во мнениях не сходиться, но она могла своей огромной добродетельной рукой просто наложить вето на то, что, допустим, вытворяли люди, делавшие неправильные вещи в госпитале с ранеными или на фронте. К сожалению, она уже не депутат, а люди, которые работали в госпитале, получили генеральские погоны и решили, что поскольку они письменно не могут написать, чтобы меня не пускали, то они просто устно дали распоряжение меня не пускать.

За этот год, с августа по август, были закуплены огромные суммы аппаратуры в реанимацию. Этим занималась я как организатор. И мониторы, и был сделан ремонт над реанимацией. И после этого не пускать меня. Но у нас еще и такое волонтерское движение, которое, я считаю, разделено. «Юсупову не пускают? Ну и классно». Если б мы объединились, пришли к руководству и спросили, что происходит, я думаю, что такого бы не было…  ну, у нас одни волонтеры заезжают по пропускам, а я с восемью сумками иду через проходную несколько раз. У руководства, я так понимаю, это элемент унижения. Но я пройду через это, меня и не так унижали за эти годы. Начальник отделения психиатрии (полковник) писал мне маты с угрозами, другой мне говорил: «Я офицер, а ты – никто».  Они писали на меня жалобы руководству. Несмотря на то, что в этом госпитале работают потрясающие доктора, настоящие офицеры, люди чести, которые спасли тысячи жизней.

Вы спрашиваете, что меня вдохновляет? Вот такие люди. Я понимаю, что нужно перетерпеть, власть рано или поздно сменится. В какую сторону она сменится? Я оптимист, я понимаю, что все равно мы так просто не сдадим то, что уже есть, хотя оно сильно сломано. Все равно патриотов много, я верю, что они не сдадут. Киев точно будет наш. Я всегда говорю, что сегодня он генерал, а завтра – пенсионер. Что мной двигает? У нас потрясающие люди. Если говорить о войнах, то конечно, разные бывают. У нас потрясающие мужчины и девушки воины, которые свято верят и свято любят свою землю, свято любят свою страну. Смотришь на него, ему 18 лет, а он уже готов идти и без руки, и без ноги, и с ранением, но хочет вернуться на фронт. Лежит человек, температура 40, а он думает, чтобы скорее к пацанам, к побратимам вернуться. Как не идти дальше? Ради тех, кто умер. Вот у нас в госпитале. Как они хотели жить. Как можно забыть, растоптать их могилы после всего? Один раз раненый – возвращается, второй раз ранен – возвращается на фронт. Он же умер ради чего-то? Мы не можем на это наплевать. Я думаю, каждый из нас понимает цену всех этих лет войны.

— Почему в Украине разделено волонтерское движение? Как объединить всех этих людей?

— Это разделение у волонтеров для меня самая большая боль за время войны. Меня так не раздражают сепары и ватники, я все это тяжело перенесла. И даже сейчас все равно не уважают твой труд, это больно и обидно, потому что это свои. Столько перетерпеть всего. Вместе можно горы свернуть. Например, у наших воинов, если в палатах взять, у них нет такой ненависти. Люди, которые прошли войну, понимают.

Есть люди, которым я никогда не прощу грязи и лжи. Но, они помогают другим, Слава Богу. Эти люди все равно работают на благо Украины. Да, моего круга людей в госпитале очень мало, к сожалению. Так сложилось. Но многие помогали финансово в том числе. Например, Притула покупает тепловизоры и не только, это все дорого стоит, а лекарство, лечение. То есть, многие богатые люди тоже помогали и помогают.

— О добрых делах надо говорить, или все же добрые дела надо делать тихо?

— Вот это «помогайте молча» люди придумали, которые не хотят ничего знать об этом. Я подписана на много мировых звезд (и Голливуда, и британских, и активистов), и чью б страницу Вы не открыли, и всех есть гражданская активная позиция. Наши звезды, в основном, в стороне, только единицы, как Притула, группа «Антитела», Тарас Тополя – преклоняюсь. Я считаю, что в наше сложное время есть волонтерская деятельность. Наша главная задача – привлечь больше людей. Как это сделать? От кого, если не от волонтеров, Вы должны узнать, что происходит в госпитале? Мне все равно на тех, кто пишет, что добро должно быть тихим. Где они это взяли? Непонятно. Если ты помог кому-то, то ты не обязан об этом кричать, а можешь и написать, чтобы другие так сделали. Так делают во всем цивилизованном мире, это своего рода как отчет активиста, волонтера. Я писала об этом, пишу и буду писать. Я утром просыпаюсь, включаю сводки штаба ООС (раньше АТО), также захожу на страницы фонда «Повернись живим» и других волонтеров. Люди должны об этом знать.

Я в Британии видела боксы в супермаркете на армию. Мы подошли и уточнили, они же обеспеченные, а у моего сына преподаватель – генерал армии, он сказал, что там в Британии понимают, какую тяжелую работу выполняют наши ребята на фронте. Они сдерживают огромную силу. Тот генерал сказал: «Мы понимаем, что если Вас накроет, потом и нас накроет. Но у Вас в Украине народ этого не понимает».

Важнее, что происходит в стране, а не личные амбиции.

— Есть ли команда близких Вам людей, которые разделяют Ваши мысли, Вашу позицию, поддерживают в том, что Вы делаете?

— Прежде всего это моя семья, моя мама. Она раньше и в госпиталь приезжала, еду привозила. Ей это тяжело дается, она начинает плакать. Ее старший брат прошел войну, дошел до Берлина. Она помнит эти последствия, поэтому ей тяжело. Это также мой сын. Несмотря на то, что он за границей учится, он помогал мне, и помогает, в госпитале был неоднократно. Он меня очень поддерживает.

Конечно, это волонтеры госпиталя, они мои единомышленники. У нас есть костяк. Хочется о многих сказать. Они так за ребятами ухаживают. Конечно, это и девочки из персонала госпиталя. Они там вкалывают, делают огромную работу, а медсестры, они разрываются. Конечно, прекрасные доктора (хирурги). Доктора жизни спасают в реанимации. Вы не понимаете, как они спасают людей, на которых просто нет живого места. Это тяжело. Эти годы так пролетели. Мне кажется, что у меня не было другой жизни. Ценности поменялись. На данный момент я считаю, что главное, чтобы был мир в стране, чтобы была крыша над головой, комфорт какой-то, а главное, чтобы все были живы и здоровы. Я вижу глаза матерей, это очень тяжело. Война не стоит того, чтобы погибали лучшие ребята страны, особенно молодые.

Да покажите вы этих людей. Говорят, украинцы какая-то не такая нация… У нас потрясающая нация. И сколько людей уехало за границу, стали звездами, профессура преподает в Америке, в Британии. Это неправда, что украинцев знают с плохой стороны. Когда я приезжала к сыну, приходил в шоклу директор и его жена, они мне руку жали, и на собраниях рассказывали, что мама Саши – волонтер. Меня пригласили на встречу в Британский парламент, я показывала детские рисунки, фотографии военных. Потом мой сын организовал встречу в Британском элитном интеллектуальном клубе, членом которого был Черчилль, королевские особы. Был украинский вечер, выступал Владимир Омелян, была чета Корчинских, был украинский посол, члены парламента. Рукоплескали, когда выступал наш министр. Люди видят других людей и меняют мнение. Американские военные летчики приезжали в госпиталь, просто потому что увидели наши публикации, волонтеров, и решили проведать наших ребят. Один парень из Германии говорит: «Ну, у вас же гражданская война. Русские же нормальные». Как только он пообщался с нашими воинами, вышел: «У меня совсем другое мнение обо всем, я с людьми поговорил, с военными поговорил – кругозор абсолютно поменялся».

Поэтому я всегда говорю, что нужно приходить, говорить с ребятами. Не обязательно приходить в госпиталь. Мне кажется, в каждом доме, на каждой улице, в каждом маленьком городе есть Союз ветеранов, где можно пообщаться с воинами и знать, что вообще происходит, как происходит. Ребята с удовольствием расскажут, покажут, потому что нельзя травить людей, которые столько лет на войне. Через 15-20 лет, как говорит мой сын, России вообще не будет – ее просто разделят. Может и будет, но небольшая частьЯ и моя семья заняли жесткую позицию. Мы с этого пути не собираемся сходить. Если я сказала, что я волонтер, я поддерживаю свою армию, свой народ, значит так и будет. Надо людям консолидироваться, перестать друг друга обзывать, лучше бороться с оккупантами, ватниками и сепарней. Это мой призыв. Если это произойдет, то нас никто не победит.

Михаил Забродский: Сейчас линия столкновения проходит и в зале Верховной Рады (ВИДЕО)

Студию «Журналиста» посетил генерал-лейтенант ВСУ, Герой Украины, народный депутат Украины IX созыва, Командующий десантно-штурмовых войск (2015-2019 гг.), первый заместитель руководителя Антитеррористического центра при СБУ и руководитель Антитеррористической операции на территории Донецкой и  Луганской областей (2017) Михаил Забродский.

С нашим гостем мы обсудили его деятельность в парламенте и Комитете Верховной Рады Украины по вопросам национальной безопасности, обороны и разведки, действия власти по достижению мира на Донбассе и последствия очередного перемирия, которое было анонсировано с 27 июля.

 — Вы — Герой Украины, значительную часть своей жизни посвятивший военному делу.  Почему Вы решили пойти в политику?  В нашей стране это довольно неоднозначная сфера.

 — Прежде всего, отмечу, что любая политика является неоднозначной.  Это всегда специфическая сфера деятельности, насколько я уже могу понимать, требующая определенного отношения и даже философии о том, как реализовывать свои замыслы, стремления и т.д.  Если говорить конкретно обо мне, то, пожалуй, сыграли роль, и продолжают играть роль две составляющие.  Первая, вполне человеческая, это желание попробовать что-то новое, попробовать себя в новой ипостаси.  В целом это оправдано, так как значительно расширился круг общения, круг интересов, я знаком с новыми правилами игры, с новыми подходами, а уровень задач и вопросов, которые решаются, значительно выше.  Вторая составляющая чисто политическая.  Мы знаем, что в условиях гибридного конфликта, который нам навязан, немало влияния наших противников осуществляется именно через политическую составляющую, именно из-за политической сферы, а также информационной.  Не всегда ситуация на линии соприкосновения напрямую угрожает настолько, насколько может угрожать законопроект, который может быть рассмотрен, принят или не принят парламентом, который может иметь соответствующие последствия.  Мы об этом говорили еще в предвыборной кампании во время парламентских выборов, мы продолжаем отстаивать и сейчас эту позицию.  Сейчас линия столкновения проходит, в том числе, и в зале Верховной Рады.  Там тоже нельзя отступать, там тоже нужно все, начиная от военной хитрости, завершая опытом, правильным пониманием ситуации.

 — Как Вы оцениваете решение Трехсторонней контактной группы по 27 июля, когда должно было наступить полное и всеобъемлющее прекращение огня на линии разграничения?  Эффективны ли такие шаги в достижении мира?

 — Все эпитеты, которыми сопровождается заявление об очередном перемирии, надо добавить еще один в очередной раз.  Если я не ошибаюсь, это 17 или 18 перемирие.  Вы упомянули, что их было уже много, и немногие из них продолжались более нескольких суток.  Если говорить об этом конкретном случае, то, что подается как серьезный шаг вперед к миру, то мы знаем, что даже в первые сутки после объявления перемирия со стороны противника были и обстрелы, и соответствующий огневое влияние.  Это можно называть как угодно, можно использовать различные сроки о беспокоящем огне, а недавно я услышал формулировку несистемные обстрелы.  Так и хочется спросить, а какие обстрелы были системными в таком случае?  Дело не в этом.  Безусловно, если мы говорим о победе или продвижении вперед, чисто с военной точки зрения, то таким образом ничего кроме ненужного, на мой взгляд, морально-психологического напряжения, когда под подпись приходится запрет открывать огонь, когда на командных пунктах бригад появляются так  называемые наблюдатели, кроме дополнительной нагрузки на командиров всех уровней и личный состав это больше ни к чему не приведет.  Тем более это значительно усложнит адекватное реагирование, которое может понадобится, например, если противник перейдет к более решительным действиям, или в случае, если так называемый беспокойный или несистемный огонь приведет, не дай Бог, к потерям среди личного состава и будет прямая угроза жизни и здоровью   наших военнослужащих, а мы знаем, что на войне до этого лишь полшага.  В этом плане те чрезвычайные меры, которые применяются, в том числе и командованием вооруженных сил, Объединенных сил, воспринимаются довольно неоднозначно и непросто.  Меня, например, удивило заявление, что направлена ​​группа офицеров, в том числе и высшего командования, которые приобрели соответствующий опыт в международных миротворческих операциях.  Это вообще может восприниматься как оскорбление и как шаг недоверия к тем, кто выполняет задания именно в составе Объединенных сил, потому что все международные миротворческие операции — это выполнение задач за пределами Украины.  Это довольно широкая география даже сегодня, но ни одна миротворческая операция не может сравниться с тем уровнем напряжения, опасности, который происходит на востоке нашей страны.  Не говоря уже о том, что происходило там в самом начале в 2014, 2015 и последующих годах.

 — Готовится ли Россия к очередному наступлению?

Представитель Главного управления разведки Минобороны Украины Вадим Скибицкий сказал в интервью одному из изданий, что Россия с началом активной фазы своих военных учений «Кавказ-2020», которая запланирована на 21-26 сентября, планирует перебросить к границе с Украиной около 120 тыс.  военных, не менее 500 танков, 300 самолетов и сотни другой техники и вооружения.

 — Я бы не стал привязываться к ситуации, сложившейся сегодня, потому что я всегда был уверен, что эта ситуация существенно не менялась, начиная с весны 2014 года.  И обучение происходят почти каждый год, и соответствующие передвижения войск тоже почти каждый год, и соответствующие реагирования со стороны ВСУ и других составляющих секторов безопасности обороны, здесь надо говорить о том, что об этом, наконец, заговорили, потому что почти год нам рассказывали, что к миру только один  шаг.  Первый раз нам об этом рассказывали в декабре перед парижской встречей, сейчас был создан соответствующий документ в контактной группе, снова нам декларируют, что вот-вот и мир наступит.  Другое дело, как авторы мирной этой программы видят, что мир наступит.  Если мир состоит в том, чтобы выдерживать бессистемный огонь противника, может это уже и мир.  Если изъять с линии соприкосновения все тяжелое вооружение, это что труднее автомата или пулемета, может в их понимании это мир.  Можно тогда только представить, какие меры приняты по более серьезным системам вооружения, например, минометы или артиллерия.  Не говоря уже о применении армейской авиации или тактической авиации.  Трудно сказать, с какой целью это делается, но мы видим сегодня, что можно утверждать, однозначно это диктуется лишь политической волей и ничем другим.  С военной точки зрения любые ограничения только подвергают личный состав опасности.  Для чего это делается политически?  Ответ, на мой взгляд, прост: мы все помним предвыборные обещания, помним, что надо только прекратить стрелять, но почему это «прекратить стрелять» относится только к нашим вооруженным силам и нашим военнослужащим, выполняющим задачи в зоне ООС? Почему-то та сторона стрелять не прекращает. С той стороны, как я понимаю, понимания и контроля ситуации о прекращении огня пока нельзя констатировать.

 — Что такое кадровая реформа, которую анонсировал главнокомандующий ВСУ, которая предусматривает оптимизацию штатной численности военных?  Стоит ли прибегать к таким шагам стране, которая защищает свои территории от агрессора?

 — Сейчас у нас любое сокращение вооруженных сил, начиная с 1191, когда в наследство нам остались соответствующие группировки от советской армии и практически до начала конфликта на востоке, всегда называлось красивыми словами «оптимизация», «реформы» и другими.  Поэтому, на мой взгляд, ничего кроме сокращения в данном случае под этой фразой не скрывает.  Здесь речь идет о том, что надо привести численность войск к требованиям закона 2015 года.  Возникает закономерный вопрос: а почему никто не пытается подойти к решению проблемы с другой стороны?  Что мешает увеличить численность, которая тоже регулируется законодательством Украины?  Во-вторых, звучат заявления о том, что сокращаются не живые люди, а преимущественно вакантные должности.  Тоже не совсем понятно, потому что вакантная должность, если она никем не занята, то она не требует никаких денежных расходов, она лишь сохраняет структуру. Следующий момент, мы помним, что большинство структур, в том числе и военных, формировались под давлением и по требованию  обстоятельств того времени.  Это не просто чьи-то фантазии.  Были соответствующие вызовы, на которые были соответствующие реагирования, в том числе организационные.  Сокращение вакантных должностей приводит к разрушению этой структуры, которая уже в определенной степени проверена временем. Что касается кадровой реформы, пока можем констатировать, что под видом движения, в томе числе и в НАТО, наиболее успешное реформирование у нас идет именно в органах военного управления. Их стало значительно больше, я уже не буду говорить, что увеличилось количество генеральских должностей, но количество  должностей в органах управления увеличилось однозначно, на фоне того, что в боевых подразделениях, чтобы сбалансировать численность, идет сокращение и никак иначе.  Это, на мой взгляд, тот классический пример, когда манипуляциями можно одно и то же явление по-разному называть, а соответственно, и по-разному оценивать.

— Можно ли было освободить Донбасс от российской оккупации в первые годы войны?  Можно ли сделать это сейчас и как победить в этой войне?

 — Мы знаем, что ход исторических событий, в том числе военных конфликтов, не очень уместно рассматривать с формулировкой «что можно было бы сделать, но не сделали».  На мой взгляд, окончательный вывод о том, «можно было ли, нельзя ли» можно будет сделать только тогда, когда будет собрана полная информация о ходе событий, когда будет проведен глубокий и политически незаангажированный анализ, требующий определенного времени.  Например, все мы знаем, что первые серьезные выводы относительно Второй мировой войны начали появляться через 10 лет.  Безусловно, ситуация на Донбассе это не тот масштаб, не то количество войск, совсем другой уровень конфликта, но, на мой взгляд, это требует времени, чтобы все оценить взвешенно.  Может кто-нибудь из военных историков или аналитиков именно даст ответ на этот вопрос.  Я не хочу его давать не потому, что я не имею определенной точки зрения, а потому, что я не считаю себя вправе с позиции командира бригады, а затем командира десантно-штурмовых войск оценивать весь спектр тех особенностей и вызовов, а главное — реальных возможностей, которые существовали или не существовали в то время.  Соответствующие решения принимались и реализовывались.  То, что мы можем здесь в Киеве общаться и обсуждать эти вещи, это лучшее подтверждение того, что решения были верными.  Значит, видимо в то время другого выхода не было, однако окончательный ответ, я уверен, будет дан позже.

 — Что бы Вы хотели сделать для Украины как народный депутат?

— Если говорить о списке законопроектов, то такой список есть, есть такая и личная программа.  Даже могу похвастаться, что многое уже реализовано даже за этот год.  У нас достаточно понимания для работы в комитете, несмотря на то, что Комитет Верховной Рады Украины по вопросам национальной безопасности, обороны и разведки очень сбалансированный по своему составу.  Он, фактически, соответствует составу различных фракций Верховной Рады.  У нас есть контакт с ВСУ, с руководством ВСУ и руководством других силовых структур.  Все законодательные инициативы, которые по разным причинам не рассматривались, либо не могли быть рассмотрены в предыдущие годы, доработаны и новые взгляды, которые появились недавно.  Мы стараемся это реализовывать, чтобы сделать то малое, что мы можем сделать для наших силовиков, чтобы обеспечить этим структурам нормальное функционирование.  Я говорю именно о законодательной базе.

Как отметил генерал-лейтенант ВСУ, Герой Украины, народный депутат Украины IX созыва Михаил Забродский, 16 июля Верховная Рада Украины приняла в целом закон «Об оборонных закупках».  Это решение поддержали 276 народных депутатов.  17 июля Верховная Рада Украины приняла во втором чтении законопроект №2414-д о Службе внешней разведки.  Закон совершенствует правовые основы деятельности Службы внешней разведки Украины как субъекта разведывательного сообщества.  За документ проголосовало 244 нардепа.

2020.08.06 | 12:20
0
41

В Киеве состоялась встреча Business Woman Club (ВИДЕО)

В Киеве состоялась ежемесячная клубная встреча членов международного закрытого женского бизнес-клуба Business Woman Club, который объединяет успешных женщин из сферы бизнеса для консолидации, развития, общения и сотрудничества.  «Журналист» посетил событие и пообщался с вдохновителями создания такой инициативы, а также с участниками Business Woman Club.

«Это была вторая встреча участников международного закрытого женского бизнес-клуба Business Woman Club.  Мы подводим итоги нашей месячной деятельности, а также планирование работы на август и сентябрь. Каждая наша встреча, которая происходит ежемесячно, проходит с нашим ментором.  На этот раз это один из идеологов нашего клуба, который помогал нам его создавать — основатель и президент крупнейшего бизнес-клуба страны CEO Club Ukraine Сергей Гайдайчук.  Думаю, что по итогам этой встречи родится много новых идей для женщин, их развития, коллаборации и кооперации», — сказала основательница Business Woman Club Анна Крысюк.

Встречи Business Woman Club — платформа, площадка для обмена наработками, принятия важных решений и решения важных вопросов.  Во время встречи членов международного закрытого женского бизнес-клуба свой авторский мастер-класс «Связи решают все» провел Сергей Гайдайчук, основатель и президент крупнейшего бизнес-клуба страны CEO Club Ukraine, который за 10 лет  проработал множество информации по теме нетворкинга и  развития социального капитала, перепробовал большинство известных инструментов, разработал собственную систему формирования и управления Персональной сети связи.

«Я являюсь учредителем и соучредителем многих деловых клубов в Украине.  У меня есть миссия, чтобы через 5-10 лет в Украине было 30-50 независимых, успешных, деловых клубов.  Это способ объединения прогрессивных людей, это взаимодействие, это доверие, когда можно вместе больше сделать для общества.  Если мы хотим быть развитой страной мира, то надо сплачивать прогрессивных людей в такие объединения, потому что так рождаются дискуссии, в дискуссии рождается видение страны, а учитывая еще и доверие, люди могут реализовать гораздо больше.  Поэтому у меня социальная миссия — помочь этой стране состояться благодаря тому, что я могу делать – это создавать деловые объединения», — сказал основатель и президент крупнейшего бизнес-клуба страны CEO Club Ukraine Сергей Гайдайчук в интервью «Журналисту».

Как отметила основательница Business Woman Club Анна Крысюк, членами BW-Club могут быть только женщины!  В то же время клуб открыт для партнерства с организациями и частными лицами, которые разделяют ценности и миссию клуба.

Членство в Business Woman Club — это:

 • среда влиятельных женщин;

 • территория доверия и гармонии;

 • новые партнеры и клиенты;

 • PR-продвижение и формирование положительного имиджа;

 • налаживание контактов с влиятельными женщинами разных стран мира;

 • знакомство с топ-политиками, чиновниками, представителями украинского и иностранного бизнеса, дипломатами;

 • участие в международных инвестиционных форумах и круглых столах;

 • участие в глобальных проектах и ​​инициативах;

 • личностное развитие и обучение;

 • социальная ответственность.

Читайте также: Анна Крысюк рассказала о Business Woman Club.

2020.08.03 | 19:40
0
35

Пискун: В стране зарегистрировано 5 миллионов преступлений, «сдохла» железная дорога и промышленность

Студию «Журналиста» посетил политический деятель, трижды Генеральный прокурор Украины, Государственный советник юстиции 1 класса, Глава Союза юристов Украины, вице-президент Международного фонда юристов Украины, член Высшего совета юстиции Украины Святослав Пискун.

 — Как Вы оцениваете в целом работу Генпрокуратуры и что нужно сделать, чтобы генпрокурор не был представителем политических партий?

 — Чтобы оценить вообще работу Генеральной прокуратуры, надо оценивать работу всей системы, а также работу Генерального прокурора. Следует отметить, что то, что происходило при президенте Порошенко, я бы сказал, что это, на мой взгляд, была деградация органов прокуратуры.  Потому что были приняты законы, которые противоречили функционированию органа прокуратуры как самостоятельного, независимого, незаангажированного и свободного от политического давления.  Например, это касается изменений в законодательство, согласно которому решать судьбу прокурора должен не генеральный прокурор, который отвечает за состояние работы прокуратуры по координации правоохранительной деятельности, несет надзор за соблюдением законов в государстве, а назначают и увольняют с работы какие-то советы, союзы,  неизвестного кого, и неизвестно, по каким критериям оценивается работа прокурора или оценивается работа кандидата на должность прокурора.  Во-вторых, во главе органов прокуратуры ставились люди, исходя из политических предпочтений.  Например, Юрий Луценко.  Он не был юристом, он имел опыт работы в Министерстве внутренних дел, а также опыт пребывания в колонии.  Это жизненный опыт, но он абсолютно антагонистический.  Как этот опыт должен был положительно повлиять на работу Генерального прокурора?  Я не понимаю, хотя с Юрием Витальевичем у нас нормальные отношения.  И виноват не Луценко, который пошел на должность Генерального прокурора, а Порошенко, который его туда просто втиснул.  Вопрос: зачем это было делать?  Зачем заставлять парламент принимать решения, которые противоречили закону, менять закон под конкретного человека?  Среди сорокамиллионного населения нельзя было найти одного незаангажированного юриста, который когда-либо работал в органах прокуратуры? Можно было.  Но президент показал всему миру и себе, что как я хочу, так я и делаю.  Он продолжает это делать, и правильно делает, что он показывает этой власти, что они ничтожества.

 — Как Вы оцениваете реформу прокуратуры, которая началась в 2019 году?

19 сентября 2019 года Верховная Рада приняла Закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно первоочередных мер по реформе органов прокуратуры».  На момент принятия этого закона Генеральным прокурором Украины был Руслан Рябошапка, который проработал на этой должности с 29 августа 2019 по 5 марта 2020 года.

 — Сегодня около 80% прокуроров, работающих в органах прокуратуры, это люди, которые были назначены во времена Порошенко, его людьми.  Эти люди прислушиваются к его мнению, мнению его однопартийцев, коллег депутатов, с которыми он работает.  И надеяться на сдвиг, из того, что было за последние 6-7 лет, мне кажется, нет смысла.  Была чистка прокуратуры и изменения в законодательство, которые противоречат нормам Конституции, здравого смысла и Европейской конвенции по правам человека, норам закона о прокуратуре.  Произошло отстранение генпрокурора Рябошапки от норм законов, которые существуют в Украине, что привело к тому, что из органов прокуратуры снова были уволены люди, назначенные Луценко, Шокиным и другими из команды Порошенко, которые уже за это время чему-то научились после люстрации, когда вообще выгнали  профессионалов.  Теперь и этих уволили.  Самое смешное, что уволили тех, кто был бедным и работал.  Остались те, кто неплохо «зарабатывает» на прокурорских должностях.  Жаль, что этого не понял Зеленский, Офис президента.  Те, кого уволили, честные, порядочные, устроятся в компании, будут заниматься частной практикой, сдадут на адвокатское свидетельство, они не пропадут, а государство пропадет.

Если мы говорим о конкретном органе прокуратуры, то это не самый главный в государстве орган, однако и не второстепенный.  Согласно Декларации о государственном суверенитете Украины, 30-летие которой мы отмечали 16 июля этого года, орган прокуратуры является самостоятельным конституционным органом, который отвечает за борьбу с преступностью в государстве, координирует деятельность других правоохранительных органов, несет высшие надзорные функции за соблюдением законов в государстве.  Что здесь плохого?  И так была выписана Конституция.  Но под давлением олигархов, которые практически разворовали Украину, прокуратура стала ненужной, потому что вдруг кого-то еще посадят, потому что один олигарх закажет другого.  Сама по себе она никого не посадит, но вдруг один олигарх закажет другого, и начнет за это платить, и вдруг все же посадят.  Зачем это нужно?  Поэтому решили прокуратуру ликвидировать, но не полностью, потому что перед европейским и американским сообществом как-то это не хорошо, поэтому надо делать это мягко, например, понемногу урезать ее права, забирать конституционные обязанности, или вывести ее к судебной ветви власти, либо приравнять к органам адвокатуры.  Почему бы и нет?  А потом мы говорим: раскрывается 30% преступлений, зарегистрировано 5 миллионов преступлений, реки пересыхают, железная дорога «сдохла», промышленность «сдохла».  А что вы хотите?  Вы же убрали у профессионалов возможность защищать государство.

 — Дайте, пожалуйста, правовую оценку новому закону о выборах.  По Вашему мнению, своевременный ли он именно сейчас?

Как известно, 25 октября 2020 года в Украине состоятся очередные местные выборы.  16 июля 2020 года Верховная Рада приняла Закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно совершенствования избирательного законодательства».  За 100 дней до выборов в парламенте обновили Избирательный кодекс.

 — Там много глупости.  Не надо удивляться тому, что принимает эта Верховная Рада.  Она столько глупости приняла, что этот закон о выборах по сравнению с теми нарушениями Конституции, которые они принимают в течение года, это мелочь, на которую даже не хочется обращать внимание.  Вы хотите мне сейчас сказать, что это будет касаться судьбы 40 миллионов граждан.  Им плевать на 40 миллионов населения.  Им надо, во-первых, заработать, во-вторых, удержаться в политике как можно больше, а, в-третьих, надо искать, куда бежать в случае шухера.  Вот что касается побега, то COVID серьезно перебил планы.  Некуда бежать.  Это больше смущает нашу власть, чем вопрос местных выборов.  Не надо надеяться, что кто-то этим занимается.  Будут ходить и кричать, что «зеленым» еще надо 4 года, чтобы исправить ситуацию.  И у президента есть эти 4 года, а может быть и еще 5 лет.  Все будет зависеть, как люди проголосуют, будут доверять или не будут доверять, но то, что они будут говорить, что «у нас есть еще 4 года» для начала, это 100%.  А ничего, что весь мир движется в другую сторону?  Это не имеет значения.  Главное удержать власть, победить COVID, хотя победить его невозможно, поэтому сделать так, чтобы умирали меньше, чем в других странах.  Это важно.

 — Были ли у Вас предложения от действующей власти присоединиться к их команде, или хотя бы обращались ли к Вам с предложением поделиться опытом?

 — Никто со мной ни разу из действующей команды не встретился, хотя я писал президенту письма.  Я обращался к господину Ермаку.  Я просил его о встрече, хотел с ним поговорить, в том числе и о COVID, а во время, когда Генеральным прокурором был Руслан Рябошапка, я хотел обсудить и реформу прокуратуры, а также ситуацию, которая складывается в стране с правоохранительной деятельностью.

Единственный человек, который встретился со мной, это Ирина Венедиктова — Генеральный прокурор.  Она предложила мне быть советником.  Уже подписан соответствующий приказ.  Я согласился.  Почему?  Я вижу, что идет издевательство над правоохранительным органом со стороны людей, которые просто хотят развалить государство.  Я 30 лет посвятил работе в этих органах, фактически с 20 лет, еще когда учился на 3-м курсе университета.  Поэтому мне кажется, что наша команда Союза юристов Украины подготовила необходимые изменения в уголовно-процессуальный кодекс Украины.  Мы хотим усилить роль следователя, прокурора и судьи.  Наверное, Ирине Венедиктовой наши предложения понравились.

Все начинается с регистрации преступления, если мы говорим о регистрации преступления, то это не обязательно регистрация заявления, как это сейчас происходит.  И расследование этого заявления как преступления.  Это неправильно.  Надо делать проверку.  Я бы это назвал предварительным расследованием.  После этого прокурор должен утвердить эти результаты предварительного расследования, выявить состав преступления и зарегистрировать это как производство.  Тогда можно будет и решение прокурора обжаловать в суде, потому что будет результат, и, самое главное, человек будет знать, что против него есть уголовное производство.  Сегодня человек годами этого не знает, а в отношении него зарегистрировано уголовное производство, ведутся оперативно-розыскные мероприятия, готовятся обыски и тому подобное.  Главное — «дело».  Кого это устраивает?  Это устраивает бизнесмена или ФЛВ-шника?  Нет.  Это устраивает власть.  А человек уже не думает, как заработать деньги, а думает, как откупиться от этих обысков.  Понятно, как – деньгами или подачками, просьбами и тому подобное.  И люди, которые, так сказать, используют свою власть, чтобы давить на граждан Украины незаконными следственными действиями, неплохо «зарабатывают».  Поэтому эта система живет и процветает.  Я думал, что Зеленский ее сломает.  Надеялся, что Зеленскому кто-то расскажет о том, что происходит.  Вы думаете, ничего не изменилось?  Изменилось.  Стали больше требовать, стали больше брать, коррупция цветет ярким цветом.  Почему?  Потому пошли слухи, что осенью этой власти не будет, а значит, все изменится, поэтому эти люди не будут у власти, платить им никто не будет.  А следовательно, что надо делать?  Нагрести.  Эта нестабильность и непредсказуемость во власти коррумпирует государство и отпугивает инвесторов.  И первое, и второе плохо.

По реформе я только о заявлении сказал, а что еще нужно сделать. Необходимо сократить сроки расследования.  Надо усилить роль прокурора в организации надзора за работой следователя.  Надо, чтобы прокурор встречался ежедневно со следователем и не рисовали планы расследования дела, а в конце никому не объявили подозрение, а через полтора года дело закрыли, где, например, у государства украли 100 миллиардов – и все.  Дело закрыто, восстановить его никто не может.  Надо это изменить.  Далее, на мой взгляд, надо усилить роль главы Верховного суда, роль Генерального прокурора, по пересмотру тех дел, которые незаконные, а за взятку вступили в силу.  Никто не может ничего отменить.  У нас миллион предприятий приватизирован незаконно, и никто не может это изменить.  Но речь идет не только о приватизации, но и об убийствах, изнасилованиях и тому подобное.  И есть рычаги, которыми можно поправить ситуацию.  Мы написали, и Ирина Венедиктова с нами согласилась. Возможно, мы это вместе будем делать, а может и нет.  Это и есть реформа.  Будет сокращение штата, так как уже не будет нужен процессуальный управляющий, надзирающий прокурор может один присматривать за несколькими сотнями дел, а процессуальный управляющий нет, потому что ему надо писать указания.  Во-вторых, без прокурора дело не будет идти в суд.  Ему надо подпись поставить, что он согласен.  И, третье, самое главное, он будет влиять на следователя в дисциплинарном порядке, но мы еще усиливаем роль начальника следственного управления, например, в полиции, который сам организует расследование, не дожидаясь прокурора.  Вот это реформа.

Первая реформа УПК, ослабившая роль правоохранительной системы, была принята во времена Януковича.  Ясно, что Янукович не любил прокуроров, как и судей.  Это уже вторая власть с тех пор.  Так можно было изменить эти нормы, повлекшие деградацию системы?  Можно было уже изменить?  Нет, потому что все присели у корыта.  Вновь Революция, чтобы оторвать их от корыта?  А вы думаете, на этот раз все будет мирно?  Я думаю, что нет, учитывая, что у нас столько бойцов прошли через АТО, а у нас нет реабилитационных центров, а у них нет работы, зарплаты и «гуляет» COVID… Мне кажется, что следующий Майдан будет быстрым.  Я думаю, что будет Майдан, возможно, весной, так как уже поняли, что предшественников не сажают, деньги у них не забирают, каждый следующий так же ворует.  Это уже было.  Люди все видят, особенно военные, и они раздражены, у них после пережитого обострилось чувство справедливости.  Они теперь не будут ждать долгого суда.

 — Поскольку Ирина Венедиктова назначила Вас своим советником, есть ли у Вас команда, которая поможет реализовать те предложения и изменения, которые Вы озвучили?

 — У нас есть команда, мы подписываем меморандумы о сотрудничестве и взаимопомощи, мы помогаем Союзу чернобыльцев, волонтерам, «Зеленой планете».  У нас много людей, просто мы не занимаемся политикой.  Нас спрашивали, почему мы не создадим партию и не занимаемся политикой?  Нам это не нужно.  Если какой-то лидер предложит, то мы поможем.  Но эта помощь должна быть адекватной той программе и политике, которую будет вести лидер.  Я не могу помогать власти, если они нарушают Конституцию.  Я думал отдыхать, у меня бизнес в семье, есть, где жить, есть, за что жить, все задекларировано, наработано.  Но когда я увидел, что происходит, я не хочу, чтобы стреляли в Украине, я не хочу, чтобы кто-то нападал на моих детей из-за того, что отец где-то был у власти, и чтобы говорили, что это твой отец доказал, что мы  вынуждены ходить и стрелять по улицам.  Вот это плохо.

2020.08.01 | 17:00
0
35

Святослав Пискун: Я не хочу, чтобы в Украине стреляли (ВИДЕО)

Студию «Журналиста» посетил политический деятель, трижды Генеральный прокурор Украины, Государственный советник юстиции 1 класса, Глава Союза юристов Украины, вице-президент Международного фонда юристов Украины, член Высшего совета юстиции Украины Святослав Пискун.

 — Как Вы оцениваете в целом работу Генпрокуратуры и что нужно сделать, чтобы генпрокурор не был представителем политических партий?

 — Чтобы оценить вообще работу Генеральной прокуратуры, надо оценивать работу всей системы, а также работу Генерального прокурора. Следует отметить, что то, что происходило при президенте Порошенко, я бы сказал, что это, на мой взгляд, была деградация органов прокуратуры.  Потому что были приняты законы, которые противоречили функционированию органа прокуратуры как самостоятельного, независимого, незаангажированного и свободного от политического давления.  Например, это касается изменений в законодательство, согласно которому решать судьбу прокурора должен не генеральный прокурор, который отвечает за состояние работы прокуратуры по координации правоохранительной деятельности, несет надзор за соблюдением законов в государстве, а назначают и увольняют с работы какие-то советы, союзы,  неизвестного кого, и неизвестно, по каким критериям оценивается работа прокурора или оценивается работа кандидата на должность прокурора.  Во-вторых, во главе органов прокуратуры ставились люди, исходя из политических предпочтений.  Например, Юрий Луценко.  Он не был юристом, он имел опыт работы в Министерстве внутренних дел, а также опыт пребывания в колонии.  Это жизненный опыт, но он абсолютно антагонистический.  Как этот опыт должен был положительно повлиять на работу Генерального прокурора?  Я не понимаю, хотя с Юрием Витальевичем у нас нормальные отношения.  И виноват не Луценко, который пошел на должность Генерального прокурора, а Порошенко, который его туда просто втиснул.  Вопрос: зачем это было делать?  Зачем заставлять парламент принимать решения, которые противоречили закону, менять закон под конкретного человека?  Среди сорокамиллионного населения нельзя было найти одного незаангажированного юриста, который когда-либо работал в органах прокуратуры? Можно было.  Но президент показал всему миру и себе, что как я хочу, так я и делаю.  Он продолжает это делать, и правильно делает, что он показывает этой власти, что они ничтожества.

 — Как Вы оцениваете реформу прокуратуры, которая началась в 2019 году?

19 сентября 2019 года Верховная Рада приняла Закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно первоочередных мер по реформе органов прокуратуры».  На момент принятия этого закона Генеральным прокурором Украины был Руслан Рябошапка, который проработал на этой должности с 29 августа 2019 по 5 марта 2020 года.

 — Сегодня около 80% прокуроров, работающих в органах прокуратуры, это люди, которые были назначены во времена Порошенко, его людьми.  Эти люди прислушиваются к его мнению, мнению его однопартийцев, коллег депутатов, с которыми он работает.  И надеяться на сдвиг, из того, что было за последние 6-7 лет, мне кажется, нет смысла.  Была чистка прокуратуры и изменения в законодательство, которые противоречат нормам Конституции, здравого смысла и Европейской конвенции по правам человека, норам закона о прокуратуре.  Произошло отстранение генпрокурора Рябошапки от норм законов, которые существуют в Украине, что привело к тому, что из органов прокуратуры снова были уволены люди, назначенные Луценко, Шокиным и другими из команды Порошенко, которые уже за это время чему-то научились после люстрации, когда вообще выгнали  профессионалов.  Теперь и этих уволили.  Самое смешное, что уволили тех, кто был бедным и работал.  Остались те, кто неплохо «зарабатывает» на прокурорских должностях.  Жаль, что этого не понял Зеленский, Офис президента.  Те, кого уволили, честные, порядочные, устроятся в компании, будут заниматься частной практикой, сдадут на адвокатское свидетельство, они не пропадут, а государство пропадет.

Если мы говорим о конкретном органе прокуратуры, то это не самый главный в государстве орган, однако и не второстепенный.  Согласно Декларации о государственном суверенитете Украины, 30-летие которой мы отмечали 16 июля этого года, орган прокуратуры является самостоятельным конституционным органом, который отвечает за борьбу с преступностью в государстве, координирует деятельность других правоохранительных органов, несет высшие надзорные функции за соблюдением законов в государстве.  Что здесь плохого?  И так была выписана Конституция.  Но под давлением олигархов, которые практически разворовали Украину, прокуратура стала ненужной, потому что вдруг кого-то еще посадят, потому что один олигарх закажет другого.  Сама по себе она никого не посадит, но вдруг один олигарх закажет другого, и начнет за это платить, и вдруг все же посадят.  Зачем это нужно?  Поэтому решили прокуратуру ликвидировать, но не полностью, потому что перед европейским и американским сообществом как-то это не хорошо, поэтому надо делать это мягко, например, понемногу урезать ее права, забирать конституционные обязанности, или вывести ее к судебной ветви власти, либо приравнять к органам адвокатуры.  Почему бы и нет?  А потом мы говорим: раскрывается 30% преступлений, зарегистрировано 5 миллионов преступлений, реки пересыхают, железная дорога «сдохла», промышленность «сдохла».  А что вы хотите?  Вы же убрали у профессионалов возможность защищать государство.

 — Дайте, пожалуйста, правовую оценку новому закону о выборах.  По Вашему мнению, своевременный ли он именно сейчас?

Как известно, 25 октября 2020 года в Украине состоятся очередные местные выборы.  16 июля 2020 года Верховная Рада приняла Закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно совершенствования избирательного законодательства».  За 100 дней до выборов в парламенте обновили Избирательный кодекс.

 — Там много глупости.  Не надо удивляться тому, что принимает эта Верховная Рада.  Она столько глупости приняла, что этот закон о выборах по сравнению с теми нарушениями Конституции, которые они принимают в течение года, это мелочь, на которую даже не хочется обращать внимание.  Вы хотите мне сейчас сказать, что это будет касаться судьбы 40 миллионов граждан.  Им плевать на 40 миллионов населения.  Им надо, во-первых, заработать, во-вторых, удержаться в политике как можно больше, а, в-третьих, надо искать, куда бежать в случае шухера.  Вот что касается побега, то COVID серьезно перебил планы.  Некуда бежать.  Это больше смущает нашу власть, чем вопрос местных выборов.  Не надо надеяться, что кто-то этим занимается.  Будут ходить и кричать, что «зеленым» еще надо 4 года, чтобы исправить ситуацию.  И у президента есть эти 4 года, а может быть и еще 5 лет.  Все будет зависеть, как люди проголосуют, будут доверять или не будут доверять, но то, что они будут говорить, что «у нас есть еще 4 года» для начала, это 100%.  А ничего, что весь мир движется в другую сторону?  Это не имеет значения.  Главное удержать власть, победить COVID, хотя победить его невозможно, поэтому сделать так, чтобы умирали меньше, чем в других странах.  Это важно.

 — Были ли у Вас предложения от действующей власти присоединиться к их команде, или хотя бы обращались ли к Вам с предложением поделиться опытом?

 — Никто со мной ни разу из действующей команды не встретился, хотя я писал президенту письма.  Я обращался к господину Ермаку.  Я просил его о встрече, хотел с ним поговорить, в том числе и о COVID, а во время, когда Генеральным прокурором был Руслан Рябошапка, я хотел обсудить и реформу прокуратуры, а также ситуацию, которая складывается в стране с правоохранительной деятельностью.

Единственный человек, который встретился со мной, это Ирина Венедиктова — Генеральный прокурор.  Она предложила мне быть советником.  Уже подписан соответствующий приказ.  Я согласился.  Почему?  Я вижу, что идет издевательство над правоохранительным органом со стороны людей, которые просто хотят развалить государство.  Я 30 лет посвятил работе в этих органах, фактически с 20 лет, еще когда учился на 3-м курсе университета.  Поэтому мне кажется, что наша команда Союза юристов Украины подготовила необходимые изменения в уголовно-процессуальный кодекс Украины.  Мы хотим усилить роль следователя, прокурора и судьи.  Наверное, Ирине Венедиктовой наши предложения понравились.

Все начинается с регистрации преступления, если мы говорим о регистрации преступления, то это не обязательно регистрация заявления, как это сейчас происходит.  И расследование этого заявления как преступления.  Это неправильно.  Надо делать проверку.  Я бы это назвал предварительным расследованием.  После этого прокурор должен утвердить эти результаты предварительного расследования, выявить состав преступления и зарегистрировать это как производство.  Тогда можно будет и решение прокурора обжаловать в суде, потому что будет результат, и, самое главное, человек будет знать, что против него есть уголовное производство.  Сегодня человек годами этого не знает, а в отношении него зарегистрировано уголовное производство, ведутся оперативно-розыскные мероприятия, готовятся обыски и тому подобное.  Главное — «дело».  Кого это устраивает?  Это устраивает бизнесмена или ФЛВ-шника?  Нет.  Это устраивает власть.  А человек уже не думает, как заработать деньги, а думает, как откупиться от этих обысков.  Понятно, как – деньгами или подачками, просьбами и тому подобное.  И люди, которые, так сказать, используют свою власть, чтобы давить на граждан Украины незаконными следственными действиями, неплохо «зарабатывают».  Поэтому эта система живет и процветает.  Я думал, что Зеленский ее сломает.  Надеялся, что Зеленскому кто-то расскажет о том, что происходит.  Вы думаете, ничего не изменилось?  Изменилось.  Стали больше требовать, стали больше брать, коррупция цветет ярким цветом.  Почему?  Потому пошли слухи, что осенью этой власти не будет, а значит, все изменится, поэтому эти люди не будут у власти, платить им никто не будет.  А следовательно, что надо делать?  Нагрести.  Эта нестабильность и непредсказуемость во власти коррумпирует государство и отпугивает инвесторов.  И первое, и второе плохо.

По реформе я только о заявлении сказал, а что еще нужно сделать. Необходимо сократить сроки расследования.  Надо усилить роль прокурора в организации надзора за работой следователя.  Надо, чтобы прокурор встречался ежедневно со следователем и не рисовали планы расследования дела, а в конце никому не объявили подозрение, а через полтора года дело закрыли, где, например, у государства украли 100 миллиардов – и все.  Дело закрыто, восстановить его никто не может.  Надо это изменить.  Далее, на мой взгляд, надо усилить роль главы Верховного суда, роль Генерального прокурора, по пересмотру тех дел, которые незаконные, а за взятку вступили в силу.  Никто не может ничего отменить.  У нас миллион предприятий приватизирован незаконно, и никто не может это изменить.  Но речь идет не только о приватизации, но и об убийствах, изнасилованиях и тому подобное.  И есть рычаги, которыми можно поправить ситуацию.  Мы написали, и Ирина Венедиктова с нами согласилась. Возможно, мы это вместе будем делать, а может и нет.  Это и есть реформа.  Будет сокращение штата, так как уже не будет нужен процессуальный управляющий, надзирающий прокурор может один присматривать за несколькими сотнями дел, а процессуальный управляющий нет, потому что ему надо писать указания.  Во-вторых, без прокурора дело не будет идти в суд.  Ему надо подпись поставить, что он согласен.  И, третье, самое главное, он будет влиять на следователя в дисциплинарном порядке, но мы еще усиливаем роль начальника следственного управления, например, в полиции, который сам организует расследование, не дожидаясь прокурора.  Вот это реформа.

Первая реформа УПК, ослабившая роль правоохранительной системы, была принята во времена Януковича.  Ясно, что Янукович не любил прокуроров, как и судей.  Это уже вторая власть с тех пор.  Так можно было изменить эти нормы, повлекшие деградацию системы?  Можно было уже изменить?  Нет, потому что все присели у корыта.  Вновь Революция, чтобы оторвать их от корыта?  А вы думаете, на этот раз все будет мирно?  Я думаю, что нет, учитывая, что у нас столько бойцов прошли через АТО, а у нас нет реабилитационных центров, а у них нет работы, зарплаты и «гуляет» COVID… Мне кажется, что следующий Майдан будет быстрым.  Я думаю, что будет Майдан, возможно, весной, так как уже поняли, что предшественников не сажают, деньги у них не забирают, каждый следующий так же ворует.  Это уже было.  Люди все видят, особенно военные, и они раздражены, у них после пережитого обострилось чувство справедливости.  Они теперь не будут ждать долгого суда.

 — Поскольку Ирина Венедиктова назначила Вас своим советником, есть ли у Вас команда, которая поможет реализовать те предложения и изменения, которые Вы озвучили?

 — У нас есть команда, мы подписываем меморандумы о сотрудничестве и взаимопомощи, мы помогаем Союзу чернобыльцев, волонтерам, «Зеленой планете».  У нас много людей, просто мы не занимаемся политикой.  Нас спрашивали, почему мы не создадим партию и не занимаемся политикой?  Нам это не нужно.  Если какой-то лидер предложит, то мы поможем.  Но эта помощь должна быть адекватной той программе и политике, которую будет вести лидер.  Я не могу помогать власти, если они нарушают Конституцию.  Я думал отдыхать, у меня бизнес в семье, есть, где жить, есть, за что жить, все задекларировано, наработано.  Но когда я увидел, что происходит, я не хочу, чтобы стреляли в Украине, я не хочу, чтобы кто-то нападал на моих детей из-за того, что отец где-то был у власти, и чтобы говорили, что это твой отец доказал, что мы  вынуждены ходить и стрелять по улицам.  Вот это плохо.

2020.07.31 | 22:20
0
50

Елена Агеева: наша миссия — изменить принцип кормления животных на экологичный и безопасный (ВИДЕО)

Студию «Журналиста» посетила co-founder украинской компании «Feed Formula» Елена Агеева. Она рассказала о целях, задачах и миссии компании «Feed Formula», которая созданная в 2012 году, и работает в области кормовой медицины, производства и поставки в Украину натуральных продуктов для здоровья животных от ведущих мировых производителей.

— Почему Вы выбрали направление бизнеса в сфере животноводства?

— Эта компания предоставляет возможности для формирования здоровых кормов для животных. Мы являемся и производителями, и импортерами кормовых добавок, которые позволяют сделать корма для животных максимально натуральными, полезными, чтобы животные были здоровы, и чтобы потом то, что едят люди, тоже было здоровым и качественным. Наша продукция нацелена на откорм с/х животных и птиц без применения антибиотиков, а также повышение рентабельности и безопасности производства продуктов питания животного происхождения.

— Как возникла идея создания такого бизнеса?

— История моей работы в этой компании интересная. Я это бизнес не выбирала. Можно сказать, что меня он выбрал сам. В моей жизни чаще всего все происходит благодаря очень открытым дружеским отношениям к людям. Я попала в сферу животноводства благодаря тому, что хотела помочь своему другу. Потом были знакомства, я подружилась с другими людьми, эта цепочка сначала привела меня к тому, что я была наемным сотрудником, а примерно через полгода я написала бизнес-план, мы получили контракт, и я уже была как собственник компании. Здесь было первичным желание пойти за человеком, помочь ему, а уже вопрос, какая это сфера бизнеса, был вторичным. Интересно еще то, что когда я попала в сферу животноводства, то уже год не ела мяса, а сейчас это практически 10 лет. Конечно был вопрос того, что сама я не употребляю мясо, но иду в бизнес, чтобы кормить животных, которых потом убивают. Я сомневалась. В тот момент моя знакомая посоветовала посмотреть фильм «Тэмпл Грандин» (американский телевизионный биографический фильм 2010 года режиссера Мика Джексона и производства HBO. Фильм посвящен Грандин, Тэмпл — женщине-аутисту, которая осуществила революцию в практике гуманного обращения со скотом на ранчо и скотобойнях, — ред.). Я посмотрела, это история о том, что девочка, которая была вегетарианкой, создала проект убойных ферм в Америке, за что получила научную степень по психологии и степень магистра в области животноводства. В конце фильма героиня говорит: «Я не могу заставить весь мир перестать есть мясо в один момент, но я могу сделать что-то, чтобы эти животные сейчас меньше страдали». На тот момент я поняла, что просто стоять в стороне, это немного эгоистично, это не спасет мир, а вот сделать что-то хорошее в этой сфере – это стало для меня мотивацией.

— Какая миссия компании «Feed Formula»?

— Когда я приняла решение пойти в сферу животноводства, я себе дала слово, что, если я сюда иду, то должна делать максимально все хорошее для животных и для людей. Тогда я поняла, что наша мисси – делать все, чтобы укрепить здоровье животных, чтобы сделать их жизнь комфортной, и, чтобы продукты питания животного производства для людей были максимально здоровыми и качественными.

За 10 лет работы в этом бизнесе было много разных предложений от мировых компаний, чтобы мы их представляли в Украине, но это были и синтетические добавки, и антибиотики. Но мной всегда руководила миссия нашей компании. И мы с такими фирмами не работали. Это не значит, что я их осуждаю, совсем нет, я понимаю, что в некоторых случаях без таких продуктов сложно справиться, но это не значит, что мы не должны стараться двигаться в сторону натурального, экологичного кормления животных, а также этичного отношения к ним.

— Этичное отношение к животным уже является определенным мировым трендом, а как это удается реализовывать в Украине?

— За то время, что я работаю в этом бизнесе, ситуация очень хорошо меняется в лучшую сторону. Конечно, на старте было сложно, меня воспринимали как девочку, которая пришла с утопическими идеями и рассказывает другим, как вести бизнес. Но ситуация меняется. Мировые тенденции прослеживаются и в Украине. Если раньше на более дорогое натуральное кормление животных меньше обращали внимание, и хотели больше заработать денег, то сейчас кто-то осознанно пришел к тому, что важно все же, что едят люди, а кого-то заставили обстоятельства перейти на более натуральную продукцию для животных. Например, антибиотики перестают работать, этот вопрос сейчас активно обговаривают, употребление антибиотиков влияет и на то, как потом организм человека справляется с различными заболеваниями. Поэтому сейчас наше время, все, что мы сейчас предлагаем рынку, востребовано. Кроме того, эти обстоятельства заставили компании задуматься, что не всегда натуральное и экологичное – это невыгодно. Да, иногда это визуально дороже, но посмотрев на эффективность применения, все понимают, что это выгодно. Поэтому у нас в Украине есть постоянные клиенты, которые много лет используют наши продукты, и сами нашли бонусы качественного, натурального кормления животных.

— О чем Вы мечтаете, что планируете именно в этом направлении своей жизни?

— Мне хочется многократного расширения компании и бизнеса. И, несмотря на то, что все считают 2020 год сложным, для нашей компании он был очень трансформационным. В принципе, и в обычной жизни, и в бизнесе любые препятствия являются благом, потому что начинается поиск новых решений. Сложное начало этого года и меня, и нашу компанию подвигло расширить кругозор. И на сегодняшний день у нас есть новые контракты, замечательные продукты, о которых еще несколько лет назад я только мечтала. Сейчас также у нас есть сотрудничество с польскими научными сотрудниками, докторами биологических наук. Кшиштоф Кесснер, например, который разработал этот продукт – это достаточно дешевый, но при этом натуральный белковый компонент для корма, а белок, это важная составляющая корма для животных. Такие белковые компоненты достаточно дорогие на рынке, а это не просто дешевый продукт, он даже меняет качество мяса, его усваиваемость. Сейчас мы сотрудничаем с несколькими такими компаниями. Мы планируем в ближайшее время выводить на рынок еще новые продукты. Мы активно занимаемся кормовыми добавками с эфирным маслом орегано, и здесь у нас есть новый партнер, компания, которая 25 лет этим занимается. Уже доказано, что натуральные эфирные масла способны заменять антибиотики в кормах, при этом корма еще полезны для животных. Мы развиваем это направление сейчас. На нашей странице в Facebook  мы всегда знакомим наших клиентов и партнеров с новинками. Их в ближайшее время будет очень много.

2020.07.30 | 17:00
0
63

В Украине запустят социальный марафон психологической помощи (ВИДЕО)

Студию «Журналиста» посетила известная психолог и писательница Татьяна Дугельная, которая рассказала о новом онлайн-марафоне «Психосоматика детско-родительских отношений», который стартует через несколько дней, а также о своей онлайн-академии.

30 июля начнется бесплатный 7-дневный онлайн-марафон «Психосоматика детско-родительских отношений». Это социальный проект онлайн-академии Татьяны Дугельной. В течение недели Татьяна Дугельная будет общаться со всеми, кто присоединится к онлайн-марафону на тему детских травм, а также того, как это влияет на дальнейшую жизнь человека: общение в браке, отношения в семье, построение карьеры и самореализации в различных сферах.

Расскажите, пожалуйста, о новом марафоне, который Вы организуете. Когда он стартует? Какая тема и целевая аудитория этого марафона?

— Мы запускаем в моей онлайн-академии новый марафон. Можно сказать, что это социальный проект, потому что это бесплатный марафон. Он называется «Психосоматика детско-родительских отношений» и будет в закрытой группе на Facebook. При этом хочу сделать акцент, что я семейный психолог, а не детский, и я буду работать со взрослыми детьми. То есть с теми людьми, которые по факту своего статуса в паспорте взрослые личности, но психологически на неосознанном уровне держат все свои детские психотравмы, которые и разрушают их жизнь. На этот марафон я приглашаю абсолютно всех взрослых, которые забыли, что сами были детьми, и сейчас своим детям неосознанно передают эти же травмы, потому что не знают, как по-другому.

— К этому марафону могут присоединиться только семейные люди, которые являются родителями? Могут ли принять участие те, кто только планирует родить детей?

— Сейчас высочайшая статистика бесплодия по причине невротизации общества, это и есть психосоматическое расстройство детско-родительских отношений. То есть у людей (или семейных пар), которые планируют стать родителями, и у них не получается, этот марафон для них в первую очередь. Также полезно будет познать эту тему тем, кто хочет, чтобы не было трудностей, когда они будут готовы к осознанному родительству, ведь мы будем говорить о следствии, что все детско-родительские травмы приводят к психосоматическим расстройствам. Мы будем говорить о проблеме воспитания.

Что подразумевается в психосоматике детско-родительских отношений? Психосоматика – это наука, соединяющая психическое состояние человека и его физические реакции, начиная от физического здоровья, заканчивая физическими коммуникациями. В первую очередь эти коммуникации человек выстраивал на основе модели отношений с родителями. Соответственно, если у человека есть напряжение в отношениях с родителями, это часто современных молодых людей раздражает, выводит из состояния равновесия, и они приходят к своим родителям формально, формально их поддерживают, им звонят, но в таком общении нет сердечности. Холодные родители сформировали холодного ребенка, и человек не умеет чувствовать. Во время марафона «Психосоматика детско-родительских отношений» мы будем говорить о том, как самостоятельно снять у себя такую психотравму. Я подготовила методы самопомощи для таких случаев. Затем, когда человек начнет чувствовать, он по-другому посмотрит на родителей. Ведь прошлого уже нет, а будущее еще не состоялось, а сегодня совершается реальное взаимодействие с родителями, а также со своими детьми. Поэтому это будет полезно всем людям: и мужчинам, и женщинам, и тем, у кого есть дети, и тем, кто только планирует, а у всех есть родители, все мы были детьми. 

В свое время я столкнулась с проблемой, ко мне обращаются женщины, например, у которых есть проблема воспитания детей, и я спрашиваю: «А мужчина принимает участие в воспитании ребенка?». Женщина говорит, что мужчина зарабатывает деньги. Я объясняю: «Пока муж как родитель, как отец, не начнет интересоваться воспитанием сына или дочери, согласно тому возрасту, в котором находятся дети, пока Вы не найдете общую тему, несмотря на то, что живете в полной семье, Вы воспитываете детей одна». Мужчина должен искать мотивацию вырастить в том числе и психически здоровых детей, не только зарабатывая им на образование, а и собственным примером, и собственным участием. Мужчины часто этого избегают, потому что они видели аналогичную ситуацию в своих детско-родительских отношениях. Часто, когда женщина интересуется вопросами психологии и воспитания, мужчина может игнорировать эту тему. Однако когда об этом говорит эксперт, у которого есть имя, статус, который состоялся в личной жизни, что это не просто профессионал, но и, например, мама и бабушка, которая создала счастливую семью, которая на виду, тогда мужчины начинают доверять такому эксперту. Поэтому я на этот марафон приглашаю семьи. У нас нет домашних заданий. Можно зайти, посмотреть видео, которое в прямом эфире будет в 8-м часов утра, а потом можно этот материал посмотреть в течение дня в любое удобное время, где я буду раскрывать определенную тему, и давать рекомендации, что с этой ситуацией можно сделать самостоятельно, без специалиста, а если есть необходимость, то по каким маркерам определить, что нужна помощь специалистов: психолога или доктора.

Например, у человека проблемы со щитовидной железой, это значит, что у него есть установка: «Замолчи. Тебя никто не спрашивал». И когда мы работаем с этой установкой, то нужен также и специалист эндокринолог. И так с каждым органом.

Если мы говорим, что проблемы детско-родительских отношений отразились на здоровье, то необходимо работать в связке психология и медицина.

— Несмотря на то, что Вы семейный психолог с многолетним опытом, в Вашей семье все и всегда замечательно?

— Честно скажу, что всякое было, и бывает до сих пор. Но в нашей семье все не так просто, потому что у нас три дипломированных магистра психологии: старшая дочь, я и мой муж. У нас все вокруг психологии. Однако мы же не всегда были психологами, и в свое время мы делали ошибки, и, конечно, я сейчас понимаю, что в любой ситуации конфликтной есть ресурс, и из любого конфликта, кризиса можно выйти на новый уровень общения, мы можем выйти с другими мотивами. В Китае говорят, что для того, чтобы кризис не превратился в страдания, во время перемен надо добавлять креатив и творчество. Об этом я хочу рассказать, это хочу показать и к этому привести участников своего марафона, когда люди по-новому смотрят на ситуацию, которая травмировала, через творческий подход. Творчество есть у каждого человека, а благодаря этому мы посмотрим на причинно-следственные связи.

Для меня творчество как раз изменило отношения и внутри семьи, и в партнерских, и в детско-родительских отношениях. Чуть больше 10 лет назад я начала писать книги. На сегодняшний день у меня издано и переиздано более 20 книг. Это в моей жизни стало серьезной ступенькой, когда я стала говорить к большим массам людей, я стала по-другому мыслить.

Вы знаете, что я отличаюсь от своих коллег тем, что о сложных вещах говорю на простом языке, не употребляя принципиально профессиональной терминологии, если этого не требует контекст. То есть любой человек, с любым уровнем подготовки, на любом уровне духовной эволюции или психологического понимания процессов, придет ко мне, и все поймет. Я хочу, чтобы люди не думали, что психолог и психология – это замысловато.

— Объясните, пожалуйста, что такое психосоматика? Расскажите о Вашем большом курсе по психосоматике.

Психосоматика — направление в медицине и психологии, занимающееся изучением влияния психологических (преимущественно психогенных) факторов на возникновение и последующую динамику соматических (телесных) заболеваний. Согласно основным постулатам этой науки, основой является реакция на эмоциональное переживание, сопровождающееся функциональными изменениями и патологическими нарушениями в органах. Соответствующая предрасположенность может влиять на выбор органа или системы, которые повреждаются.

— Я около 20 лет в живом формате провела много курсов по психосоматике, а в этом году мы делаем это в онлайн-формате. Я считаю, что психосоматику нельзя преподавать в онлайн режиме. Но сегодня так складывается наша система образования, что нужно об этом заявить и в онлайн пространстве. Объясню, почему я считаю, что все же живое общение с учителем, со специалистом на тему психосоматики имеет свои нюансы. Я убеждена, что все психосоматические расстройства корректируются через тело. То есть, если мы будем работать только через психику, то это только половина решения проблемы или задачи. На своих курсах я даю техники работы с телом, в таком случае работает специалист. Через телесный язык человек достает свои травмы, которые заполнило тело еще с детства. Раньше, когда я читала вживую тренинги и курсы по психосоматике, я давала много телесно ориентированной терапии. Сейчас мои курсы – это основа, структура, костяк, мы во время курса разберем тело фактически до клеточного уровня. Но есть и техники для тех, кто будет учиться на специалиста в этой области.

Сегодня невозможно исцеление заболевания без осознания их психических причин. Каждое заболевание можно разобрать на уровне психосоматики, и не всегда нужно принимать таблетку, чтобы решить проблему со здоровьем.

То есть во время курса мы будем «разбирать» человека на органы и системы, и разбирать, за что психологически это отвечает, а также, что, с точки зрения психологии, можно сделать (будут практические рекомендации, — ред.).

Подытоживая, и онлайн-марафон «Психосоматика детско-родительских отношений», и курс по психосоматике,-  это все для того, чтобы помочь людям помочь максимально эффективно пройти непростой планетарный процесс.

— Где можно найти информацию о Ваших курсах?

— У нас есть онлайн-академия «Поле Любви», на нее можно попасть, набрав это же название в поисковике или зайдя на сайт polelubvi.in.ua, где есть специальная кнопка ОНЛАЙН-АКАДЕМИЯ. Там есть вся информация о наших курсах, марафонах, вебинарах, есть просто много полезной информации в свободном доступе. Кроме того, мы с командой много работали весной, чтобы психологически поддерживать людей в связи со сложившейся ситуацией, и запустили новый проект в Facebook и Instagram ЛАЙВ ТАЙМ с Татьяной Дугельной. Это прямые эфиры в соцсетях, которые проходят по понедельникам, средам и пятницам в 12-00 по Киеву. Люди могут присоединиться и задать мне вопросы, все это видят, и я отвечаю на те темы, которые человека волнуют.

На этих эфирах я подчеркиваю, что время любви именно сейчас, мы будем говорить об уровнях сознания, о вибрациях, о построении Вселенной, о наших отношениях со Вселенной, постоянно мы будем говорить и на эфирах, и на курсах, и на марафоне, что все в наших руках.

Читайте также: Татьяна Дугельная: Если вы любите жизнь, то медицина без сил.

2020.07.27 | 19:20
0
45

Ментор WE ARE Александра Субботина: наша экосистема открывает новые возможности (ВИДЕО)

Студию «Журналиста» посетила ментор WE ARE, редактор, копирайтер Александра Субботина, с которой мы пообщались о менторстве, что это за люди и чем они занимаются, о блогерстве, кто может быть блоггером и что для этого нужно, а также об экосистеме для  женщин WE ARE и какие возможности она дает.

 — Кто такие менторы?  Чем занимается ментор?

 — Ментор — это человек, который дает информацию, но не так, как ее дает учитель, и совсем не так, как ее дает психолог.  Почему-то в нашем обществе существует такое понятие, что ментор должен что-то отдать, должен научить и должен вложить уже совсем готовый продукт.  Нет.  Ментор — это человек, который готовит этот продукт вместе с тем, кто пришел к нему.  Я никогда не знаю заранее, что именно нужно моему клиенту, кто ко мне придет и с каким запросом.  Более того, как оказалось, даже сам клиент не знает, что он хочет.  Довольно часто приходят с запросами о том, что вот я хочу, чтобы меня читали.  Однако на самом деле этот человек ранее не работал ни с текстами, ни информацией, поэтому не знает, о чем он готов писать сам, а о чем нет.  Поэтому, действительно, о менторах мало знают, о них, к счастью, уже слышали, эта тема не является новой для Украины, но мало кто понимает, что именно он хочет получить.

 — Почему Вы выбрали этот путь?  Почему Вам интересно быть ментором?

 — Мне это интересно, наверное, потому что мои бабушка и дедушка были учителями, и где-то проявляется во мне эта потребность объяснить, научить.  Кроме того, очень много запросов.  Я профессиональный журналист, поэтому вижу ошибки людей, которых не стоит делать, и о которых не говорят.  Почему-то все говорят о том, что не надо лонгридов, нужно вычитывать и писать без ошибок, нужно экспертное мнение, но кроме этого есть еще много нюансов, которые видны уже в конкретной работе с конкретными текстами.

 — Как ментор с какими темами Вы работаете?  И что Вам интересно?

 — Мне интересны темы, связанные с журналистикой, в которой я работаю уже 20 лет (радио, телевидение, печатные и интернет СМИ).  То есть я знаю эту кухню изнутри.  Сейчас в основном приходят с запросами о соцсетях, преимущественно Facebook, меньше интересуются Instagram.  Я это называю блогерством.  То есть человек готов писать о себе как интересном человеке, или продвигать свой какой-то продукт.  Это немного разные вещи, их нужно различать.  И вот человек не знает, как это сделать.  Он создает много контента, фото, даже видео, но материал, как говорится, не зашел.  И я выясняю, почему не зашло.  Мы расставляем акценты, прописываем планы.  Довольно часто люди не понимают своей цели, для чего они это будут делать.  Также нет часто понимания целевой аудитории, для кого они это будут писать.  Ведь когда человек просто пишет что-то на своей странице, то он пишет друзьям, или даже сам себе.  Часто, рассказывая о чем-то, люди словно ведут свой дневник.  Фактически они ведут блог, который могут прочитать другие.  А вот захотят ли?  Когда захотят?  Что сделать для того, чтобы захотели?  Вот здесь уже нужна помощь ментора, своеобразный взгляд со стороны.

 — Как Вы считаете, не много ли сейчас блогеров в информационном поле?  Каждый ли может быть блогером?

 — Каждый может писать.  Не исключено, что если человек будет писать хотя бы несколько раз в неделю, может выписаться в блогера, даже в литератора или публициста.  Однако каждый ли может стать хорошим блогером?  Здесь однозначно сказать нельзя, надо работать с человеком.  Читают тех, кто успел захватить определенную нишу или успел проявить какую-то свою фишку.  Тот, кто написал первым о театре, либо здоровом питании, либо о путешествиях, уже захватил свою аудиторию, а следующие блогеры этому же направлению должны найти какие-то изюминки, чтобы к ним пришла аудитория.  Блогерство — это большая работа.  Много просмотров и большая аудитория уже у раскрученных блогеров, то есть тех, кто начал работать на этой ниве два-три года назад, или в кого вкладывают средства и идет массовая реклама.

 — Сейчас уже даже дети пробуют себя в роли блогеров.  Достаточно ли только таланта, чтобы стать успешным и популярным блогером?

 — Одного таланта мало.  Если речь идет о ребенке или подростке, то за ними в любом случае будут стоять родители.  То есть первый финансовый инвестор у них уже есть.  Станут ли друзья другими финансовыми инвесторами, подписчиками, которые могут догнать большое количество на YouTube, в Telegram, в Instagram или на Facebook, и таким образом их потом монетизировать, это уже вопрос, насколько интересным будет контент.  Что касается современных детей, то есть еще одна вещь: они живут в новом обществе, не в том, в котором жили мы.  И сейчас что-то публиковать, писать, рассказывать о себе открыто, это уже не просто модно, это уже стиль жизни.  Однако им не нужна такая широкая аудитория, которая нужна блогерам нашего возраста, с опытом, которые хотят зарабатывать на этом деньги.  Современные дети просто хотят выразить себя.  Писать от руки им не интересно, это требует определенных усилий, а записать видео — это весело и прикольно, поэтому они считают, что таким образом они себя самореализуют.  Люди, которые хотят зарабатывать, должны понять несколько вещей.  Во-первых, сразу зарабатывать они не начнут, но должны прописать себе план, а также понимать, где и на каком этапе они будут привлекать инвесторов или не будут, каким образом и на какие финансовые потоки они должны выйти.  Человек должен понимать, на чем он будет зарабатывать, и какие усилия он готов для этого задействовать, каким образом он будет записывать видео, которое сейчас монетизирует?  Каким образом он будет делать сториз, которые активно поднимает Facebook и накручивает новые просмотры?  Каким образом и с кем он будет делать онлайн интервью?  Каким образом он будет стримить из интересных мест, куда еще надо добраться?

 — Почему Вы присоединились к экосистеме для женщин WE ARE?

 — WE ARE — это не группа или общество, или люди, которые просто собрались попить чаю или кофе.  WE ARE — это женская экосистема, именно этим она мне и нравится.  Здесь ты можешь быть откровенной и открытой, ты понимаешь, что тебя поймут.  Опять же открытой ко всему – как к позитиву, так и к критике.  Мне WE ARE импонирует именно своей открытостью, своими целями и идеями, что ты можешь прийти, ты даешь, и одновременно получаешь в ответ.  То есть другие люди делятся своим опытом, и уже на этом строят свой план.  Именно в WE ARE менторство выходит на новый уровень.  Здесь ментора просят поделиться и знаниями с большим количеством людей, и затем инсайтами.  Любой кейс, который ты уже проработал, положительный или отрицательный, он все равно полезен и для кого-то это будет классной помощью.

 — Что Вас вдохновляет?

— У меня прекрасные две дочери.  И к менторству меня вдохновили именно они.  В определенный момент я поняла, что как журналист я прошла большой путь в различных СМИ, я реализовала себя как мама, но мне надо расти дальше, и они меняются.  Они все время приходят ко мне с интересными запросами, чтобы я была для них интересной и полезной, ведь мама должна давать что-то своим детям.  Я благодарна Ярославе Антипиной (Ярослава Антипина — основательница экосистемы для женщин WE ARE) и WE ARE, что я смогла расти как ментор.

Читайте также: Основательница WE ARE Ярослава Антипина: Мы создаем возможности для женщин.

2020.07.23 | 20:40
0
64

Юлия Соколовская: я хочу достичь важных изменений в социальной сфере (ВИДЕО)

Студию «Журналиста» посетила заместитель руководителя Офиса президента Украины Юлия Соколовская.  Мы пообщались с гостьей о роли и месте женщины в украинской политике, о рабочих буднях сотрудницы Офиса президента, каким образом государство может и должно защищать граждан на социальном уровне и в сфере здравоохранения, какой может быть идеальная Украина, а также о чем мечтает  Юлия Соколовская и что делает ее счастливой.

— Можно ли сказать, что государственная деятельность — это работа 24/7?  Находите ли Вы время на личные дела?

 — Я мечтаю о балансе в своей жизни, но сейчас приходится выбирать и ставить приоритеты.  Ты не можешь в определенный момент отключить телефон и сказать: «Все, друзья, я не на связи», потому что каждый час, и даже минуту, что-то происходит.  Кроме того, чтобы были быстрые результаты, надо быстро принимать решения.  Поэтому это действительно работа 24/7 в различных форматах.

 — Может ли женщина добиться успеха на государственной должности и в политике?

 — Однозначно может.  Я отталкиваюсь от своих результатов и своего жизненного пути, но у меня есть коллеги, которые работают со мной, и мы достигаем хороших результатов.  Мне кажется, что есть один важный момент, который важен для женщины, это не поддаваться на агрессию и не взращивать в себе «стены», которые будут защищать от внешней агрессии.  Думаю, что нужно много сил тратить на то, чтобы оставаться человечной, женственной, особенно это важно в сферах, где я сейчас работаю.  Нельзя заниматься социальной сферой или сферой здравоохранения, не имея человечности и чувственности, ведь за твоими решениями и решениями твоей команды есть жизнь людей.  Поэтому нельзя черстветь, нельзя ставить свои цели выше того, чем ты занимаешься.  Моя задача – будучи в жестком мире, оставаться отзывчивой и человечной женщиной.

 — Почему Вы пошли в политику?  Почему выбрали именно эту сферу деятельности?

 — Почему политика?  Вы знаете, я работаю в государственном секторе уже около 10 лет.  Я себя считаю кадровой госслужащей.  Это моя карьера, моя профессиональная жизнь.  Политическая ее часть это уже как второй этап государства, поэтому для меня это был логичный этап.  Я прошла много различных сфер в государственном секторе, я училась по направлению «Государственное управление».  Когда изучаешь определенную систему, она уже становится не такой сложной: ты понимаешь, как она работает, ты понимаешь правила игры, ты их уже можешь выполнять и становиться успешной, понимая, как эта система работает.  Для меня это работа, а также призвание.  Я хотела этим заниматься, что сейчас и делаю, для меня это большие возможности, ведь когда ты понимаешь, что своими управленческими решениями, решениями своей команды ты можешь решать большие проблемы в масштабах страны, это сильно мотивирует, поэтому мне всегда хочется делать больше.

 — Вы работаете в социальном секторе и сфере здравоохранения.  Расскажите, пожалуйста, подробнее о своей деятельности в этом направлении?

 — Можно сказать, что в социальный сектор я попала случайно.  Я занималась вопросами строительства, внешнеэкономической деятельностью, инвестициями, финансами, публичными в том числе.  Я попала в общественную сферу через публичные финансы.  То есть я знаю финансирование социальной сферы.  В тот момент, когда я попала, то поняла, что это треть бюджета страны, если не считать Пенсионный фонд, Фонд социального страхования.  Мне стало интересно, как моя страна использует средства на этот огромный сектор, поэтому я начала изучать социальную сферу в контексте финансов.  И я поняла, что в этой сфере не так много прогрессивного произошло за последние 10 лет.  И есть немало устаревшего.  Мы преимущественно понимаем, что в этой сфере принадлежит выплата субсидий, пенсий, которые довольно низкие, как и прожиточный минимум.  Однако я уверена, что почти никто не знает причин, почему эти выплаты такие низкие.  Вот мне было интересно разобраться с причинами, а также обдумать, как можно эту ситуацию улучшить.  Учитывая, что я училась за границей, видела, как работают некоторые социальные услуги в других странах, я поняла, что социальная сфера это не только о выплатах.  Мне хотелось сделать что-то прогрессивное в этой сфере, изменить формат и отношение к этой сфере, потому что сейчас у социальной сферы такая негативная окраска, ведь сразу вспоминаем о бедности, о людях, которые оказались в сложных жизненных обстоятельствах.  Что делает обычно наша страна?  Выплачивает деньги при каких-то определенных условиях.  Есть такой принцип Pay and Prey, то есть ты платишь деньги и молишься, чтобы они попали туда, куда надо, и принесли результат, который нужен.  На самом деле, что делают другие страны, где более развита социальная сфера?  Они предоставляют социальные услуги.  Когда семья, находящаяся в сложных обстоятельствах, получает только выплату, то не всегда это помогает ей выйти из сложных жизненных ситуаций.  А когда ты даешь еще услугу, когда есть человек, который может сопровождать такую ​​семью, предоставлять различного рода услуги, это возможность для семьи выйти из сложных жизненных обстоятельств.

Поэтому для меня социальная сфера это уже более прогрессивные вещи, которые работают во многих странах мира, и хочется их развивать в Украине.  В этом году у нас был уже и пилотный проект, и новая бюджетная программа на развитие этих услуг, а также новая программа для помощи малоимущим, чтобы они могли выходить из состояния сложных жизненных обстоятельств.  Это новые продукты, которые мы как страна начали запускать в социальной сфере.  Я имею честь иметь непосредственное отношение к этим нововведениям и их имплементации.

 — В Украине из-за кадровых изменений, изменения команд довольно часто много полезных инициатив со стороны государства не доводят до логического конца и реализации.  Как, на Ваш взгляд, это можно сделать?

 — Когда я была министром, у меня был важный законопроект, который касался социальной сферы, мы инициировали еще в прошлом году в ноябре.  Документ касался детей-сирот и детей под опекой, а также увеличения размера выплат для семей, которые берут детей-сирот в свои семьи, переформатирование помощи малообеспеченным, и помощь одиноким людям (возраст которых 80 и более лет) есть большой комплексный законопроект.  Мы успели этот документ во время своей правительственной каденции довести до первого чтения.  Далее была смена правительства, а если ты не сопровождаешь качество вещи, то их сложно довести до конца.  Когда приходит новая команда, наверное, появляются новые приоритеты, требуется определенное время, чтобы понять, что происходит и куда лучше двигаться.  Особенно это остро сейчас, в период коронавируса, потому что все силы направлены на быструю реакцию для решения этого вопроса.  Для меня было важным этапом, когда я смогла продолжить свою работу уже с позиции заместителя председателя Офиса президента.  Фактически я занимаюсь тем же сферой только с другой площадки.  Поэтому уже в качестве заместителя руководителя я взяла этот законопроект, мы вместе с комитетом Верховной Рады Украины успешно провели через два вторых чтения, потому что он не так просто «шел», как бы хотелось.  Однако 25 июня этот закон был уже подписан президентом.  Поэтому для меня это всегда вопрос результата.  Для меня важно, если ты вкладываешь много сил и энергии в то, что ты веришь,  доводить это до конца.  С одной стороны, мне повезло, с другой — это моя жизненная позиция, жизненное кредо «завершать важные вещи».  В этом важном законопроекте я свою миссию провела от первого слова документа и сопровождала до его фактической реализации.  Поэтому считаю, что надо иметь смелость и думать, что для тебя важнее, тогда можно так расставить акценты в своей жизни, так построить карьеру, чтобы все равно завершать начатые вещи.

 — Есть какое-то особое ощущение, когда Вы понимаете, что такая большая работа состоялась?

 — Вы даже не представляете, это невероятное ощущение.  Первое голосование, второе чтение — не хватило двух голосов.  Однако затем мы имели полную поддержку.  И вот это ощущение во время голосования, когда ты смотришь на табло Верховной Рады, то понимаешь, что еще немного и твой труд, а тем более это же социальная сфера, то есть ты помогаешь людям.  Я поняла, что теперь семьи, взявшие детей-сирот, получат помощь, что люди 80+ получат помощь, на которую, возможно, они уже не рассчитывали, что запустятся новые механизмы поддержки семей, оказавшихся в сложных жизненных обстоятельствах.  Когда обо всем этом думаешь, то это невероятные ощущения.

 — А что для Вас самое сложное в работе?

 — Я уже много лет в этой сфере, я понимаю, где надо какие «кнопки» нажать, чтобы не ходить по лабиринтам, поэтому сложнее понимать, что тебе сознательно мешают.  Ты можешь прилагать много усилий, ходить разными путями, но ты видишь, что тебе сознательно мешают вещи, которые ты считаешь правильными и прогрессивными.  Это можно побороть, ведь ты каждый день этим занимаешься, но это немного демотивирует и вносит дисбаланс в работу команды.

 — Каков Ваш рабочий день?  Что Вы делаете ежедневно?

 — В моем случае в Офисе президента с моим приходом мы сформировали небольшой, но все же департамент социальной политики и здравоохранения.  То есть это уже определенный акцент, что в Офисе президента все более важное и более внимание этим сферам уделяется и президентом, и, соответственно, всеми звеньями власти.  Чем мы занимаемся каждый день?  И моя команда, которая работает, и я лично, мы активно работаем с парламентом, обсуждаем с парламентом законопроекты, над которыми работаем, также мы формируем позицию президенту после голосования.  Наша задача — это аналитика, информирование президента, сформировать качественную позицию, чтобы президент принял решение.  Социальная сфера и сфера здравоохранения, которыми я занимаюсь, являются проблемными, одновременно это одни из самых тяжелых сфер.  Я за это взялась, потому что я считаю их самыми сложными.  Для меня это личный вызов.  Я убеждена, что в таких направлениях должно быть много умных, интеллектуальных людей, которые могут привести нашу страну к качественно новым результатам.  Я понимаю, какой уровень пенсий и других выплат в нашей стране, я понимаю, как семьям сложно, поэтому мне очень хочется с этим работать и принести лучшие результаты.

 — Если бы Вы имели возможность вернуть то время, когда выбирали профессиональный путь, что бы Вы хотели изменить?

 — Я об этом думала.  Думала, что мне всегда нравилось строительство, когда вырастают здания из ничего, но именно сейчас я чувствую, что на своем месте, что это мой путь.  Я в гармонии с собой, я хочу достойно пройти этот путь и принести пользу.

 — О чем Вы мечтаете?

 — Я мечтаю, чтобы страна работала настолько автоматически и для людей, чтобы у людей не было необходимости думать о политике, а была возможность жить счастливой жизнью.  Я считаю, что при правильном подходе и работе в этой сфере людей, ориентированных на результат, у нас большие шансы.

 — Какие у Вас критерии счастья?

 — Для меня счастье — это внутреннее состояние, а не набор каких-то вещей.  Это внутреннее удовлетворение от того, что ты делаешь, с кем ты общаешься, гармония с собой.  Только в таком состоянии человек может делать хорошие вещи.

 — Представляете ли Вы идеальную Украину?  Какая она?

 — Мне кажется, что в голове всегда должна быть эта конечная точка идеальной страны, которую тебе хочется видеть.  На самом деле, у меня эта картинка ярче, чем картинка моей личной жизни или картинка профессиональной карьеры.  То есть все, чтобы я ни делала, мне кажется, что я иду к картинке идеальной жизни в Украине.  Когда я представляю Украину, то это солнечная, улыбающаяся страна счастливых людей, которые имеют время и возможности для хобби, для путешествий, у которых хорошая работа, где пенсионеры счастливы.  Я хочу, чтобы у нас люди больше чувствовали внутреннее счастье и имели возможности для такого ощущения.

Ранее «Журналист» сообщал, что почти на 1000 гривен увеличены социальные выплаты детям-сиротам и пенсионерам, нуждающимся в уходе.

2020.07.23 | 12:40
0
43

Анна Крысюк рассказала о Business Woman Club (ВИДЕО)

Студию «Журналиста» посетила основательница журнала БизнесWoman Анна Крысюк, которая рассказала о новом проекте – международном закрытом женском бизнес-клубе Business Woman Club, а также о развитии других проектов, которые она начала раньше как в сфере бизнеса, так и в сфере экологии и защиты  окружающей среды.

 — В такое довольно непростое время Вы решились запустить новый проект — международный закрытый женский бизнес-клуб.  Расскажите, что это за проект, его миссия, ценности и образ?

— Спецпроект называется Business Woman Club.  Это международный женский клуб, основная миссия которого — изменение философии мышления людей в контексте консолидации, обмена опытом, коллаборации женщин, а также уважительного отношения к природе.  Для нас важно то, что в течение последних 5-ти лет наш журнал БизнесWoman масштабировался, открыл представительство в различных странах мира, и мы поняли, что говоря об успешных в бизнесе женщинах, а также сотрудничая с ними в различных проектах нужно переходить на другой этап.  И собственно редакционный совет, наши директора из разных стран, партнеры-женщины пришли к выводу, что мы готовы к новому этапу.  Мы провели 4 международных крупных форума, участие в которых приняло более 7000 женщин.  Мы сформировали огромную базу женщин в сфере бизнеса, политики и социальной сферы, где есть более 13 000 женщин из более чем 50 стран мира.  И они поняли, что теперь надо этих людей между собой знакомить профильно.  Поэтому Business Woman Club это и будет такая территория доверия.  Есть четко сформулированные критерии к тем, кто присоединится: это должны быть женщины, которым за 30, участницы должны иметь большой опыт ведения бизнеса, а также быть социально активными, с уважительным отношением к природе, к животным, к людям, должна быть достойная репутация в контексте  своей деятельности.  Вот таких людей мы хотим консолидировать и объединить.  Особенность этого проекта в том, что он охватывает не только Украину, это история об украинских женщинах и друзьях Украины в мире.

В клубе будут менторы, ведь без мужчин все же мы никуда.  Я благодарна одному из идеологов, президенту крупнейшего бизнес клуба нашей страны «CEO Club Ukraine» Сергею Гайдайчуку, который помогал нам с созданием концепции, и с определением направлений деятельности, которые были интересны для женщин из сферы бизнеса.  Таких мужчин, которые нас консультируют и пытаются помочь, несколько.  Подобные клубы создаются на длительное время, они помогают решать не только вопросы из сферы бизнеса, но и с социальной сферы, а также побуждают исповедовать правильные ценности, с уважением и почтением относиться друг к другу, а также развиваться в той профессиональной сфере, где вы —  специалист.

 — У Вас с господином Сергеем Гайдайчуком еще один совместный проект «Озеленение Украины», который должен был стартовать тогда, когда в Украине был введен жесткий карантин.  Какова судьба этого проекта?

 — Глобальная инициатива «Озеленение Украины» стартовала с идеи высадить 1 миллион деревьев за 1 день благодаря большому количеству людей.  Мы благодарны организаторам из областей, которые взяли на себя такую ​​ответственность.  В связи с ситуацией нам пришлось его немного трансформировать.  Сейчас формируется новый концепт.  Сергей Анатольевич инициировал очень хорошую идею, чтобы мы сделали акцент на людях, а не на деревьях.  Проект остается с таким же названием, но уже 1 млн человек должны высадить большие деревья.  Сначала когда мы говорили о миллионе, то имелось в виду, что это могут быть саженцы, высадив их сейчас за этот период в индивидуальной форме небольшими группами из-за пандемии мы поняли, что наибольший эффект будет, если мы возьмем 5-летние или 10-летние деревья, за которыми легче и проще ухаживать, они скорее будут выделять кислород.  Мы поняли, что гораздо интереснее будет высаживать крупные деревья и каждый посадит свое индивидуальное дерево, таким образом человек будет за ним 100% ухаживать, а мы таким образом масштабируем проект.  Поэтому теперь по концепции проекта это будут украинцы из разных стран мира, их должен быть 1 млн, и они должны высадить деревья.  В течение последних 4-х месяцев в индивидуальном порядке удалось высадить примерно 2 миллиона деревьев, среди них ориентировочно 32-33 тысячи — это 10-летние деревья.  С сентября проект будет транспортироваться, акцента больше будет на людях.  Мы хотим сделать так, что каждый украинец мог стать соорганизатором этого проекта, посадив свое дерево.  Таким образом каждый сделает доброе дело как для себя, так и для Украины и экосистемы планеты.  Для нас важно, чтобы деревья сажали правильно, а также, чтобы люди знали, как правильно потом за ними ухаживать.  Поэтому в проекте предусмотрена профессиональная консультационная помощь в каждой области, где можно получить деревья, которые партнеры подарили.  Предусмотрены различные формы реализации проекта, объединившего на одной площадке более 30 тыс. человек.  Я благодарю всех наших партнеров и оргкомитет.  Уже приобретено много деревьев, пока все готовятся к осени, чтобы высадить миллионное количество деревьев.  В «Добропарке» будет высажено миллионное дерево с участием первых лиц.  В то же время с сентября стартует и сплочение миллиона человек.  Я лично себе поставила цель высадить не менее 30 деревьев и это должны быть большие деревья.

 — Еще один Ваш масштабный проект это журнал БизнесWoman.  Какие дальнейшие планы работы в этом направлении?

 — Журнал открывает свои представительства в разных странах.  Мы переходим активно в электронную форму.  У нас появился онлайн проект – онлайн разговор о главном.  Мы записываем много интервью, поддерживаем много информационных проектов в отношении женщин, глобальных инициатив, касающихся ценностей жизни общества и развития планеты в целом в будущем.  У нас есть свои форумы, есть своя премия.  Кроме того, сейчас журнал будет освещать деятельность женщин международного женского клуба Business Woman Club, а также наших менторов мужчин.  Думаю, что журнал БизнесWoman сейчас немного трансформируется. Благодарю всю нашу редакционную группу.

Все это делается с целью консолидации активных женщин, нам нечего делить, Украина у нас одна, и мы должны на позитиве делать то, что у нас лучше всего получается, и двигаться только вперед.

Ранее «Журналист» рассказывал, что в Украине создали международный бизнес-клуб для женщин.

Василий Горбаль: доверие к банковской системе подорвано (ВИДЕО)

Студию «Журналиста» посетил политик, народный депутат Украины IV, V, VI созывов, бывший член Совета НБУ Василий Горбаль. С нашим гостем мы обсудили отставку экс-главы Национального банка Украины Якова Смолия, причины его отставки, заявления бывшего главы НБУ относительно политического давления, а также последствия таких высказываний и кадровых изменений для страны и населения.

1 июля вечером глава НБУ Яков Смолий написал и подал президенту заявление об увольнении в связи с отставкой по собственному желанию. Об этом говорится на сайте НБУ. Во время выступления в парламенте Яков Смолий сказал, что среди механизмов политического давления на НБУ — проплаченные митинги, давление через суды, информационные атаки и необоснованные политические оценки.

— Как Вы оцениваете работу Якова Смолия на посту главы НБУ?

— Наверное, каждый человек может устать и уйти с должности. Яков Васильевич не исключение. То есть разные могут быть обстоятельства. Единственный момент – как это потом комментируется. Было заявлено о политическом давлении, хотя потом в интервью одному из изданий он очень-очень, я бы сказал, смягчил эту свою формулировку. Возможно, это произошло под влиянием того, что он понял, какое влияние это произвело на текущую ситуацию. Хотя бы курсовую. Был определенный скачок курса, хотя мне он не понятен. Заявления различных экспертов, псевдоэкспертов, я бы так назвал, хотя среди них много умных людей (я такими их считал), среди этих лиц есть люди, которые претендовали на руководящие должности в Министерстве финансов, и когда они на следующий день выдали свои прогнозы по курсу и обещания апокалипсиса в банковской сфере… Это было читать как-то… сложно. Затем фактически демарш Правления. Все это не думаю, что успокоит население, но я скажу так, что сейчас доверие к банковской системе — это до сих пор вызов перед Национальным банком. Существенно было подорвано доверие к банковской системе во время так называемого этапа очистки банковской системы. Я говорю «так называемого», потому что есть как плюсы, с точки зрения цели проведения, так и много минусов.

Почему я говорю о подорванном доверии? Если посмотреть объемы вкладов населения, они начали расти, где-то вышли на докризисный период и НБУ об этом всегда докладывает. Однако надо еще и смотреть структуру депозитов по срокам и суммам на одного вкладчика. Сейчас мы до сих пор наблюдаем тенденцию дробления депозитов на 200 тыс. грн. Как правило, такие депозиты выбирают вкладчики тогда, когда боятся, что с банком что-то произойдет, а собственно эта сумма гарантируется государством и может быть возвращена через Фонд гарантирования вкладов физических лиц в случае вывода банка с рынка. Для меня было удивительно, что такие суммы вкладов наблюдаются даже в государственных банках. И почти половина депозитов — короткие депозиты, то есть 3-6 месяцев. Это все характеризует систему, когда она находится в кризисе. Это при том, что примерно половина банков в системе принадлежит государству.

То есть вызовы довольно большие и с этим НБУ не справился. Сейчас есть много претензий по восстановлению кредитования. Тема эта не нова. С 2010 года мы имеем вялый рост кредитования на уровне 1-1,5%, а иногда на уровне нуля. Такие темпы кредитования не могут обеспечить рост экономики. Эта проблематика возникла не сейчас. Ее констатировали как в правительстве, так и международные партнеры. Если говорить о якобы конфликте Совета и Правления, который будто бы возник сейчас, то я буду апеллировать к рекомендациям Совета и решения Совета НБУ с декабря 2018 года, где были четко описаны проблемы с отсутствием роста кредитования, рекомендации по изменению Постановления №351 (об утверждении Положения об определении банками Украины размера кредитного риска по активным банковским операциям, — ред.). Объясню, что это Постановление, регламентирующее порядок резервирования, обеспечения, все то, что направлено на более жесткую политику кредитования, где участники рынка говорили , что пора пересмотреть определенные моменты, ну и, собственно, Рада обращала на это внимание. То есть опять же проблема не текущая.

Ушел Яков Васильевич на положительном тренде, если брать макроэкономическую ситуацию, исключающую любые резкие колебания курса, уровень золотовалютных резервов может полностью покрыть любые возможные колебания. То есть на самом деле, наверное, вопрос был в другом: в отсутствии коммуникации как с Офисом президента, так и с правительством относительно основных последних инициатив. Речь идет о программе «Доступные кредиты 5-7-9%», которая была озвучена еще в декабре. Мне интересно было в интервью Якова Васильевича услышать, что программа не идет, потому что правительство ее доделало, хотя рабочие группы были совместные вместе с руководством НБУ, правительственными специалистами, специалистами коммерческих банков, государственные банки делегировали людей на уровне заместителей глав Правления. И если что-то и не доделали, то, наверное, все вместе. Я спрашивал у коллег о позиции НБУ на совещаниях, то они, как правило, просто присутствовали без каких-либо рекомендаций, заняли какую-то такую ​​глухую оборону, которая мне кажется странной для ситуации, когда страна фактически находится в экономическом кризисе. Тем более, когда мы перешли к кризисным явлениям, вызванным пандемией коронавируса, когда правительства разных стран предлагали определенные даже беспроцентные кредиты для поддержки. Понятно, что наши финансовые возможности меньше, но, например, в части реструктуризации кредитов Национальный банк мог выйти с определенными инициативами, и они как раз и заключались в изменениях и дополнениях уже в известном Постановлении №351. Вместо этого — сплошная тишина. Единственное, что я услышал от НБУ это то, что Нацбанк позволяет проходить идентификацию клиентов после карантина. Это… лучше бы промолчали. Поэтому здесь критики много.

Много разговоров о том, если у нас будет и. о. Главы НБУ, то это повлияет на отношения с международными партнерами. Международные партнеры отмечали статус независимости Национального банка, собственно, законодатель этот статус и повысил изменениями в законодательстве, статус Совета НБУ тоже был повышен. Сам Яков Васильевич, я напомню, 11 месяцев был исполняющим обязанности главы НБУ. Однако, если апеллировать к словам президента, что во время сессионной недели будет внесена кандидатура, то это должно успокоить и рынки, и наших международных финансовых партнеров. Всем резким противникам внешнего управления, кто заявляет, что мы должны полностью отказаться от сотрудничества с МВФ, я скажу, что даже относительно кандидатуры на главу Правления НБУ ведутся консультации в том числе и с нашими международными финансовыми партнерами. Так было и с назначением Якова Смолия, и сейчас это тоже происходит. Я не скажу, что нам кого-то навязывают. В любом случае наши партнеры понимаю процессы, которые здесь происходят.

Во многих разговорах о том, что главой НБУ может стать какой-то посторонний человек. Хочу всех успокоить, в Законе о Национальном банке Украины есть четкие критерии и требования к лицу, которое может занимать должность главы НБУ. Поэтому появление неизвестного невозможно.

— Включат ли печатный станок после назначения нового главы НБУ? Какие это будет иметь последствия для государства, экономики и населения? Какими будут последствия отставки главы НБУ, что будет с гривной, и продолжат ли МВФ, Всемирный банк и другие крупные кредиторы финансово поддерживать Украину?

— Если говорить примитивно, то печатный станок работает постоянно. У НБУ есть все возможности монетарными методами держать этот процесс и объем денег в экономике на определенном уровне. Поэтому непредсказуемых вещей не произойдет. Относительно инициатив инфляционного роста, такие теории есть, но эту дискуссию ведут люди, которые далеки от экономики и финансов. Иногда эту тему комментируют народные депутаты, но делают они это не профессионально. Уровень финансовой осведомленности в парламенте примерно соответствует среднему уровню в государстве среди населения. Уровень профессионализма в парламентском комитете тоже должен быть выше.

Опять же учитывая то, что сейчас мы подписали меморандум о достаточно короткой в терминах программе с МВФ (Совет директоров Международного валютного фонда (МВФ) утвердил в ночь на 10 июня новую 18-месячную программу stand-by для Украины, по которой наше государство получит около 5 млрд долл. Согласованная программа stand-by является краткосрочной и меньше по объему, чем Киев хотел получить по программе расширенного кредитования EFF: 5 млрд долл. в течение 18 месяцев вместо 8 млрд долл. на три года, — ред.), соответственно, контроль и мониторинг текущей макроэкономической ситуации является более сжатым по срокам. Соответственно, стоят определенные «маяки», за которые НБУ и Министерство финансов не выйдут.

Надо ли Нацбанку коммуницировать с правительством? Разумеется, да. Как известно, НБУ перечисляет часть своей прибыли в госбюджет. Эта сумма всегда фиксируется в бюджете, эту сумму рассчитывает Совет НБУ. И если вдруг, не согласовывая с Минфином, НБУ перечисляет эту сумму, то это даже может привести определенному инфляционному давлению в короткий срок, поэтому в таких текущих делах НБУ должен коммуницировать с правительством. Прописано ли это где-то в законе? Нет. Но с точки зрения логики и здравого смысла это всегда происходило.

К чему готовиться гражданам? Как экономические процессы, которые сейчас происходят в государстве, (смена главы НБУ, вероятный запуск печатного станка, ситуация на валютном рынке) повлияют на материальное положение украинцев?

— Основной задачей Национального банка Украины, и это прописано в соответствующем законе, является получение ценовой стабильности, к чему постоянно НБУ апеллирует, но при этом есть тезис о необходимости содействия экономическому развитию. Соответственно, кого бы ни назначили главой НБУ, сдерживание инфляции никуда не денется. Поэтому я надеюсь, что будет непродолжительным период, когда Национальным банком руководит исполняющий обязанности. Доклад кандидата, которого предложит президент, расставит многие точки над «і». Уже не будет прогнозов по непонятным фамилиям и так далее. Мне хочется пожелать, чтобы кандидат набрал побольше голосов, ведь это будет показывать доверие к центральному банку. Мне хотелось бы, чтобы позже Правление, которое будет сформировано, если будут еще какие-то отставки, воздержалось от каких-либо политических или эмоциональных заявлений. Не зря банкиры говорят, что деньги любят тишину. Такие люди понимают, что каждое неосторожное слово может влиять как на инфляционные ожидания, так и на курсовые ожидания. Надеюсь, что следующая команда НБУ будет сдержанная в выражениях, но более активная с точки зрения обсуждения инициатив по поддержке определенной отрасли.

2020.07.14 | 20:40
0
348

Николай Тищенко: я учусь быть эффективным политиком (ВИДЕО)

Студию «Журналиста» посетил ресторатор, политик, народный депутат Украины IX созыва, заместитель председателя фракции «Слуга народа», заместитель главы Комитета ВРУ по вопросам транспорта и инфраструктуры, глава Киевской городской организации партии «Слуга народа» Николай Тищенко.

Известный ресторатор и бизнесмен сейчас ведет активную политическую деятельность, и поделился с «Журналистом» своими впечатлениями работы в парламенте, полученным опытом, результатами, а также планами по поводу функционирования Киевской городской организации партии «Слуга народа», которую возглавляет. В работе народного депутата важно найти единомышленников, убежден Николай Тищенко, которые готовы много работать, чтобы изменить страну и улучшить жизнь граждан.

«Самое важное в политике найти единомышленников, людей, которые будут также хотеть изменений в стране, и ставят в приоритет проблемы украинских граждан и любят трудится. Нужно трудится. Не все готовы полностью отдаваться своей депутатской деятельности. Важно от слов переходить к делу», — сказал наш гость.

Как отметил парламентарий, задача депутата — понимать проблемы людей, и пытаться помочь их решить. И в этом политику помогает опыт, который он получил, работая в бизнесе.

«Самое главное, что надо понять, мы пришли в политику из обычного сектора, мы – обычные люди. Я пришел что-то сделать для своей страны, как я это умею, исходя из моего опыта в бизнесе. Я не боюсь людей. Даже из Верховной Рады выхожу, подхожу к демонстрации, даже если это не моя тема, для меня важно понять, в чем проблема. Потому что я пришел в политику не для того, чтобы прятаться за мандатом депутата, а чтобы решать проблему конкретного человека. Иногда, когда я прогуливаюсь по Крещатику, люди ко мне подходят, начинают разговор, я сразу задаю вопрос: какие у вас проблемы? И тут же они начинают рассказывать. И я сразу говорю: «пишите обращение на мое имя». Должна быть юридическая форма обращения к народному депутату.

Я отношусь к каждому человеку искренне, поэтому каждый, кто входит в круг моих близких – это и есть моя команда. Например, когда я был в бизнесе, для меня главными людьми были парковщики, сотрудники, которые мыли посуду. Когда мы выдавали зарплату, мы в первую очередь ее выплачивали этим людям, потому что я понимал, что им это важнее, они более финансово зависимы, чем управляющие. И люди это чувствовали, они это понимали», — объяснил Николай Тищенко.

Поэтому, работая сейчас в парламенте, будучи главой Киевской городской организации партии «Слуга народа», а также заместителем главы Комитета ВРУ по вопросам транспорта и инфраструктуры Николай Тищенко хочет продолжить помогать людям. И результаты в этом направлении уже есть.

Как известно, 4 декабря 2019 парламент во втором чтении и в целом 329 голосами поддержал закон Украины (№ 2045- 1) «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно предоставления статуса и социальных гарантий отдельным лицам из числа участников антитеррористической операции», который был подан народными депутатами Украины Николаем Тищенко, Галиной Третьяковой и другими. Целью этого закона является урегулирование правового статуса и установление социальных гарантий для всех участников добровольческих формирований в Украине на основе принципов социальной и исторической справедливости. Кроме того, на добровольцев и членов их семей распространены соответствующие государственные социальные льготы и гарантии. А сейчас Николай Тищенко вместе с командой работает над законопроектом, который будет защищать права семей погибших ветеранов.

Еще один из приоритетов работы политика – это Комитет ВРУ по вопросам транспорта и инфраструктуры, где он является заместителем главы. В этом направлении Николай Тищенко инициировал законопроект №1182-1-д «О внутреннем водном транспорте» для реформирования отрасли речных перевозок. Парламентарий считает, что данный законопроект поможет ввести в Украине эффективную речную логистику и увеличить грузопоток до тридцати миллионов тонн грузов в год.

Кроме того, сейчас депутат активно занимается партийным построением в городе Киеве, ведь он глава Киевской городской организации партии «Слуга народа».

«Много чего хочется сделать. Я учусь быть эффективным политиком. Это большой труд и большая ответственность. Сегодня я занимаюсь партийным построением в городе Киеве, хочу передать те идеалы и месседжи, которые идут от нашей команды и нашего президента. Мы открываем партийный штаб. Я хочу, чтобы Киев стал таким красивым, чистым, добрым, каким он был в моем детстве», — отметил парламентарий.

Как ранее сообщал «Журналист», Николай Тищенко возглавил центр «Слуги народа» в Киеве.

2020.07.13 | 14:40
0
68

Гонщик Сергей Малик планирует установить новый рекорд на электробайке (ВИДЕО)

26 июня команда Киевского городского автомотоклуба (КМАМК) во главе с Сергеем Маликом отправилась в путешествие с целью установления нового рекорда. Как рассказал гонщик «Журналисту», в рамках мотопробега «Украина от края до края» Сергей Малик проедет нашими городами от востока до запада на электробайке.

«Я с командой планирую ехать от крайней восточной точки нашего государства, подконтрольной Украине, до крайней западной точки, на Закарпатье. Но это будет не просто путешествие на электробайке. Поскольку у меня уже есть определенная традиция устанавливать рекорды, то мы попробуем установить рекорд скорости передвижения на Dnepr Electric, поэтому на маршруте будут соответствующие специалисты, которые будут все фиксировать, чтобы все было честно», — отметил собеседник.

После старта мотопробега 26 июня в Киеве на Крещатике возле здания КГГА гонщик отправился с командой на восток Украины. На востоке маршрут будет пролегать через Луганскую область (Святогорск, Славянск, Краматорск, Бахмут, Лисичанск и Раннюю Зарю). В западном направлении маршрут пройдет через Житомир, Ровно, Львов с финишем в населенном пункте Соломоново Закарпатской области.

После завершения мотопробега будет проведено культурно-спортивное мероприятие — путешествие «Историческими местами Украины». Маршрут «Украина от края до края» и «Историческими местами Украина» — это более 2000 километров за 7 дней.

Читайте также: Гонщик Сергей Малик планирует установить новый рекорд.

2020.06.27 | 17:20
0
34

Экс-топ-менеджер «Укрзализныци»: Финансовый результат первого квартала — убыток 7 млрд грн, а руководство УЗ покупает время «сенсациями» (ВИДЕО)

Специально для «Журналиста» бывший директор по развитию бизнеса АО «Укрзализныця» Андрей Рязанцев дал оценку работы государственной компании.

«Укрзализныця» в 2019 году получила 2,988 млрд грн чистой прибыли — это в 14,7 раз больше, чем в 2018 году. Согласно информации на сайте Кабмина, по итогам января-марта 2020 года «Укрзализныця» получила убытки в размере 7 млрд грн. Негативно на финансово-экономические показатели УЗ влияет вынужденная остановка деятельности в связи с карантином. По прогнозам компании, в связи с необходимостью погашения кредитов и процентов по ним (11 млрд грн и 3 млрд грн соответственно), дефицит средств на конец года может достичь 16 млрд грн.

— Что сейчас происходит на «Укрзализнице»? Как работает акционерное общество в условиях кризиса и пандемии?

— На сегодняшний день экономические и эксплуатационные показатели украинской железной дороги указывают на ухудшение финансово-экономического состояния. Если, например, в течение предыдущих трех лет во время работы нашей команды мы «вытащили» железную дорогу из 7 млрд грн убытков фактически до 5 млрд грн прибыли, то сегодня только за первый квартал 2020 года «Укрзализныця» уже имеет предварительный результат тоже в размере 7 млрд грн убытков. Кроме того, это замечают уже не только в середине компании, это уже замечают и наши оценщики, так называемые кредитные рейтинговые агентства, которые тоже в начале деятельности нашей команды отмечали, что мы имели дефолтный рейтинг «SD». Мы смогли его вытащить путем приведения в соответствие деятельность по повышению доходной части компании. Мы смогли выйти на рейтинг «B-», но сегодня уже снова имеем оценку «CCC» с негативным прогнозом. То есть это опять дорога к ограничению финансирования, к подорожанию. В ситуации, когда компания и так несет убытки за счет своей операционной деятельности, то и источник заимствований для нее станет проблематичным. Доход от использования собственных вагонов компании на сегодняшний день упал в два раза: с 2,5 миллиардов по состоянию на первый квартал 2019 года, до 1,2 млрд по состоянию на первый квартал 2020 года. Фактически мы теряем почти половину доходов от того имущества, которое государство внесло в уставный капитал компании.

— Что делает наблюдательный совет? Почему не сигнализирует обществу и правительству об этой проблеме? Почему это замалчивается?

Еще в феврале 2020 года наблюдательный совет «Укрзализныци» дал старт конкурсу на должность главы правления компании. Ранее в одном из интервью министр инфраструктуры Владислав Криклий заявил, что у него вызвала вопросы работа и. о. главы правления «Укрзализныци» Желько Марчека. В апреле СМИ сообщили, что наблюдательный совет УЗ отстранил Желько Марчека от руководства компанией. После этого стало известно, что было поддержано назначения и. о. главы компании Ивана Юрика. Недавно глава наблюдательного совета УЗ Шевки Аджунер сообщил, что до конца июля текущего года будет избран кандидат на должность главы правления компании и его предложат на рассмотрение Кабинета Министров.

— Это мое субъективное мнение, но работа наблюдательного совета в том составе, который был избран после 2018 года, когда произошло изменение в самой структуре наблюдательного совета и порядок его избрания, она вообще не улучшила и не дала тех ожидаемых результатов для компании, поскольку давление на компанию с так называемыми политическими факторами, как я называю, политической коррупцией, не уменьшился, а при этом наблюдательный совет начал смещаться в сектор фактического управления компанией. То есть почти не подменять собой правление, которое должно заниматься операционной деятельностью и обеспечивать финансовый результат и эксплуатационные показатели основных средств.

Безусловно, самый передовой иностранный опыт необходимо использовать, но это не означает, что все, что идет с названием «иностранный», является хорошим. Присутствуют в составе нашего наблюдательного совета иностранцы, фактически их большинство, которые до того почти не имели опыта работы в железнодорожной отрасли. И я помню, как в начале даже простые, элементарные вещи, которые касаются непосредственно железнодорожной деятельности, надо было им объяснять с целью квалифицированного разговора между менеджерами компании и представителями наблюдательного совета. На сегодняшний день мне кажется, что уклон в сторону именно кадровых вопросов: замещение должностей, увольнений, назначений, которые они постепенно пытаются перетянуть на себя, это постепенно и приводит к ухудшению операционной деятельности, потому что большинство квалифицированных менеджеров высшего и среднего звена постепенно увольняются из компании или их увольняют, и это мы уже видим на эксплуатационных и финансово-экономических показателях.

— Как описанная Вами ситуация повлияет на граждан, которые пользуются услугами «Укрзализныци», а также повлияет ли это на работу сотрудников акционерного общества?

— В «Укрзализныце» сейчас более 200 тысяч сотрудников, поэтому я называю эту компанию государствообразующей. Она перевозит самый большой объем грузов. В случае если она хотя бы на неделю остановится, то все последствия коронавируса для страны будут выглядеть детскими игрушками. Поскольку тогда просто остановится вся промышленность и экономика страны. К чему это может привести? Больше всего мне не нравится, что снижение рейтингов происходит с акцентом на недостаточную ликвидность компании. Это означает, что компания не может рассчитываться со своими текущими и среднесрочными обязательствами.  Соответственно, нет денег.  Если нет денег, то это повлияет на достаточность средств для финансирования бизнеса, как основного в виде грузовых перевозок, так и социальных направлений деятельности компании.  Это и пригородный транспорт (электрички, дизельпоезда), которые сегодня требуют значительных дополнительных вложений, и междугородные перевозки, дальние сообщения пассажирских перевозок.  Мы можем иметь последствия как в экономической сфере, как я уже говорил, так и четко выражены в социальной сфере.  Мы также говорили, что требует дофинансирования, возмещения определенных расходов из государственного и местного бюджетов, но цифра, которая была названа в 50 млрд грн, выглядит для меня довольно странной.  50 млрд грн дополнительного вливания через год после того, как без них можно было работать.  Давайте будем взвешивать и смотреть, эти цифры реальные, и туда были заложены, мне кажется, что сегодня просто руководство определенным образом покупает время.

Мэр Золочева призвал депутатов не разрушать местное самоуправление (ВИДЕО)

4 июня Верховная Рада приняла в первом чтении законопроект №3485 «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно совершенствования избирательного законодательства», который вносит изменения в Избирательный кодекс. В частности, изменения касаются критерия местных населенных пунктов с количеством избирателей от 15 тысяч людей, где кандидатов должны подавать исключительно по партийным спискам.

Мэр Золочева Игорь Гриньков выступает против такого изменения. Он обратился к коллегам со всей Украины отстоять конституционное право каждого украинца быть избранным в орган местного самоуправления без принадлежности к партиям.

Корреспондент «Журналиста» попросил Игоря Михайловича прокомментировать свою позицию, почему он не поддерживает такие нормы законопроекта №3485 по изменению избирательного законодательства.

Почему Вы выступаете против изменений в законопроект №3485, которыми предлагается проводить пропорциональную (партийную) систему выборов в местные советы в городах с количеством избирателей 15 тысяч человек, а не с количеством избирателей 90 тысяч человек, как это было раньше?

— Я 19 лет работаю в органах местного самоуправления. У меня есть опыт работы и консультанта по правовым вопросам и заместителем мэра две каденции, а с 2010 года я работаю главой города  Золочева. Следовательно, есть с чем сравнивать. Помню разные законы. У нас был закон о местных советах, местное региональное самоуправление. С 1997 года у нас есть закон о местном самоуправлении в Украине. Над этим законом работало много специалистов. И законом предусмотрено, что основой самоуправления – территориальные общины сел, поселков и городов. Теперь еще добавляются ОТО, ведь есть уже объединенные территориальные общины, поскольку идет процесс завершения децентрализации. У меня есть возможность сравнить, когда выбирали депутатов, таких, будем говорить, авторитетных людей из народа. То есть выбирали человека, который достоин и может представлять интересы общины. И путем голосования мы отдавали предпочтение тому или иному человеку, выбирая самых достойных. Эти депутаты представляли интересы людей, которые их избрали, они были подотчетны своим избирателям. На самом деле это правильно. Это и есть реальное местное самоуправление, реальное народовластие на базовом уровне. В предыдущих каденциях у нас уже была ситуация, когда в местные советы зашли политические партии. Вы понимаете, что такое сегодня наши политические партии? Многие из них сегодня являются исключительно проектами наших олигархов, которые не имеют здесь первичных ячеек. То есть это дома без фундамента. То есть, если нет человека, то партия рушится. Они на местах, особенно перед выборами, ищут тех, кто теоретически может представлять их интересы, дают им обещания и полномочия, чтобы такие люди уже управляли. Работа на местах это не решение глобальных вопросов. Мы на самом деле решаем вопросы, которые связаны с проблемами наших жителей: вода, канализация, свет, дороги, тротуары и многое другое. И тут хочется как можно меньше политики. Ассоциация городов Украины нарабатывала предложения, что нецелесообразно в избирательном законодательстве оказывать предпочтение представителям политических партий, а лучше выборы местных советов проводить по мажоритарной избирательной системе. То есть, когда люди будут выбирать тех, кого знают по фамилии, а не по спискам партий. И мы в этом направлении достигли определенных результатов, поскольку в Избирательном кодексе есть указанная норма, территориальных общинах количеством до 90 тысяч избирателей такие выборы будут проводиться по мажоритарной избирательной системе. Но сейчас появилась такая вещь, что в первом чтении Верховная Рада поддержала другой законопроект №3485, в нем указано, что в общинах, где имеется до 15 тысяч избирателей, выборы (в местные советы, — ред.) будут проводиться по мажоритарной избирательной системе, а уже в населенных пунктах с численностью избирателей 15 тысяч и далее, то там уже, соответственно, по партийным спискам. Это возмутило не только меня, но всех моих коллег. Люди говорят, что от нас забирают наше право. Нам сегодня дают право выбора без выбора, потому что если хочешь быть депутатом местной общины, то должен идти в зависимость от определенной политической партии. Люди этого не хотят. Люди хотят как можно меньше зависеть от партий. Они хотят здесь выбрать достойного человека, который будет заботиться об их интересах, который будет отчитываться перед ними. В конечном итоге это вытекает из нашей Конституции и закона о местном самоуправлении. Поэтому когда мы на заседании Львовского отделения Ассоциации городов Украины этот вопрос обсуждали, то все мэры Львовской области говорят, что не хотят того, что имеют сегодня в советах, потому что сегодня в советах из 26-ти депутатов в таких городах, как Золочев, есть представители пяти, семи, иногда даже десяти политических партий. Они не находят согласия между собой, или пытаются вмешиваться в исполнительные органы местных общин. Конституция четко запрещает им это делать. То есть политика не должна вмешиваться в исполнительные органы местного самоуправления. Мы бы хотели эти перекосы законодательства отменить, мы бы хотели, чтобы наши парламентарии понимали, что это базовый уровень местного самоуправления: здесь власть принадлежит народу. Сегодня люди должны выбирать представителей в местные советы и, соответственно, эти люди должны быть подотчетны своим избирателям, а не руководителям политических партий. Именно поэтому мэры Львовской области ездили в Киев и провели мирную акцию под стенами парламента. Мы общались с главой комитета по вопросам местного самоуправления. Также мы общались с депутатами разных политических сил, чтобы донести им это посыл: не разрушайте местное самоуправление, не суйте в местное самоуправление политику.

Если представители политических партий хотят быть в местном самоуправлении, на самом деле, это нормально, но они должны честно конкурировать с другими. Если лицо хочет идти как представитель политической партии в депутаты – пожалуйста. Пусть партия его выдвигает, и пусть этот человек конкурирует в округе с теми, кто не является членом партии. Однако человек не должен быть зависимым от партии. Ведь с одной стороны мы говорим, что не допускаются какие-либо ограничения по участию в местном самоуправлении, а тут выходит, если хочешь быть местным депутатом, иди в политическую силу. Почему я должен идти? Это основная причина и суть моего обращения ко всем мэрам Украины, чтобы они не дремали сегодня, чтобы мы не проспали местное самоуправление. Я бы очень не хотел, чтобы законопроект №3485 был принят в целом, потому что президент уже один раз подписал изменения в избирательное законодательство, а когда мы открыли Избирательный кодекс и увидели, что у нас будут выбирать достойных людей из общин, это нас устроило. Поэтому я обратился и к президенту Украины Владимиру Зеленскому, главе Ассоциации городов Украины Владимиру Кличко и народному депутату и главе комитета Андрею Клочко, чтобы мы имели реальное самоуправление, которое было закреплено в законе, тогда все будет понятно.

— Есть ли реакция со стороны президента, депутатов, соответствующего профильного Комитета по вопросам организации государственной власти, местного самоуправления, регионального развития и градостроительства на ваши обращения?

— Во время нашей акции и общения под Верховной Радой к нам вышел глава комитета Андрей Клочко. Он сказал, что ждет заседания комитета. У него есть возможность пригласить нас на это заседание, чтобы депутаты услышали мнение представителей территориальных общин. Пока я жду, что нас пригласят на это заседание, что нам дадут возможность озвучить свои аргументы. Мы будем говорить депутатам, какие были перекосы во время предыдущих выборов, что избирательное законодательство привело к тому, что отдельные территории вообще не получили своих представителей. То есть, например, есть маленькие территории, которые имеют своих представителей, а есть большие территории, и они не имеют своих представителей во власти, а представители политических партий не несут обязательств перед избирателями. Они обязаны тому, кто направил их в местный совет, руководителю партийной организации, поэтому мы ждем, что реакция будет. Я просил мэра Киева, чтобы он дал поручение исполнительному директору нашей Ассоциации городов Украины Александру Слобожану, чтобы тот созвал внеочередное заседание Ассоциации городов, чтобы мы в виде решений донесли нашу коллективную позицию к законодателям и, думаю, что они должны были бы прислушаться.

Напомним, что ко второму чтению законопроекта №3485 «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно совершенствования избирательного законодательства», который вносит изменения в Избирательный кодекс, народные депутаты зарегистрировали 3906 поправок.

2020.06.25 | 11:20
0
38
мэр |

Ветеран Александр Матяш: сейчас надо идти в политику и делать изменения (ВИДЕО)

Корреспондент «Журналиста» пообщался с ветераном, волонтером, предпринимателем Александром Матяшем. Мужчина ушел на фронт добровольцем в 2014 году. В составе батальона «Киевщина» четырнадцать месяцев нес службу в Луганской области. Мы поинтересовались его мнением о ветеранском движении в Украине, как развивается в условиях кризиса его бизнес, начатый после возвращения с фронта, а также чем он занимается кроме предпринимательства.

— С началом агрессии России на востоке Украины в нашей стране возникло мощное ветеранское движение. Как Вы можете охарактеризовать украинское ветеранское движение? Как он изменился за 6 лет войны? Не кажется ли Вам, что иногда ветеранов используют?

— Давайте различать: есть ветеранское движение, есть ветеранское движение Украины, есть очень много ветеранских организаций. За последнее время они стали более структурированными, сформировали свои требования относительно своих принципов в обращении к власти. Они могут целенаправленно отстаивать интересы своей общественной группы, социальной группы, и это круто. Но я хочу подчеркнуть, давайте переформатируем вопрос. Те люди, которые имеют ветеранский опыт, пользуясь этим, позволяют использовать себя, это не относится к ветеранам, это касается каждой личности, которая хочет вот таким образом зарабатывать деньги. Это легче – пойти какой-то забор сломать, или приехать у кого-то что-то «отжать». Я не считаю этих людей ветеранами. Это люди, принявшие решение жить таким образом. У них есть ветеранский опыт, но это не дает им никаких привилегий в том, что они делают. Если человек сделал какое-то преступление, он сделал его как человек, а не ветеран. Заголовки в газетах, по телевидению – «Ветеран АТО кого-то там застрелил»… Слушайте, давайте понимать, что сантехники, айтишники, обычные люди делают не меньшее количество каких-либо правонарушений. Просто на этом не делается акцент. Есть Ветеранское Движение Украины – Дима Шатровский «Матрос», Жора Турчак, очень много других людей, которые управляют этим, и они целенаправленно совершают действия, те же С14, они могут нравиться или не нравиться, и Саша Войтко, Сергей Бондарь, Жека Карась – они все делают что-то лучшее для Украины и для ветеранов. Если власть не слышит большой социальный слой людей, рано или поздно этот слой организуется и начинает требовать то, на что он заслуживает. Поэтому ветеранское движение организованное, структурированное, обученное и способное достигать своей цели, и меня это радует.

На сегодняшний день я могу сказать, что лично я пользуюсь услугами ребят (побратимов, ветеранов, — ред.). Колумбет, например, когда работал в Министерстве ветеранов, сделал очень много системной работы, которую сейчас нельзя увидеть, но я об этом знаю. Результаты его действий будут впоследствии, через несколько лет. Я понимаю, что сейчас надо делать фундаментальные изменения. Надо идти в политику. Надо руководить процессами. Я хочу, чтобы ветераны имели свое представительство в Верховной Раде, в Кабинете Министров. Я хочу, чтобы там был Дима Шатровский «Матрос», Жора Турчак. То есть те ребята, которые занимались бы от имени государства делами ветеранов, потому что до сегодняшнего дня все инициативы, которые были разработаны, это было чистое волонтерство, а это надо делать системно. Я считаю, что это должен быть человек, который по принципу «единого окна» сможет построить систему, в которой каждый ветеран сможет получить ту возможность, которую заслуживает. Я за то, чтобы ветераны были во власти.

После завершения службы на Донбассе боец батальона «Киевщина» Александр Матяш открыл собственный бизнес. Он создал компанию Regata Club, которая занимается производством мужского белья и одежды. Идею для дела Матяш придумал еще во время службы. «Когда мы вышли в первый день и отстояли 8 часов на солнце, то по экипировке вопросов не было, но белье натерло ягодицы всем военнослужащим. И беда началась», — объяснил в одном из интервью Матяш. Этот жизненный опыт подсказал идею бизнеса.

— После возвращения с фронта Вы создали успешный собственный бизнес. Пандемия принесла немало проблем многим предпринимателям, компаниям. Как Ваш бизнес переживает кризис в связи с карантином? Какие трудности возникли? Как Вы их решаете?

— Для меня пандемия не стала кризисом, потому что у меня интернет-магазин, я работаю straight to customer – напрямую с потребителем. На самом деле у меня перед кризисом были очень сложные времена (январь-февраль), а вот когда сделали карантин, мне стало лучше, потому что когда люди не могли получить то, что они желают, в прямом доступе (например, в офлайн продажах), то мне грех жаловаться, было очень хорошо. Единственное что много работы именно с формированием предложения конечного потребителя. Я же не только труханы и футболки продаю, я продаю еще сервис, гарантию и безопасность. То есть, работая со мной, вы можете быть уверены, что никакие неприятности, которые могут возникнуть, не обойдут мое внимание. Если что-то случилось, я всегда реагирую. Для меня кризис не был прямо кризисом, но это был период, в течение которого мы думали, как нам стать лучше. Во-первых, мы стали лучшими в ассортименте, мы начали делать верхнюю одежду. Во время кризиса появилось очень много корпоративных заказчиков, которые готовятся к лету, жизнь не стоит на месте, она движется. Это позволило нам найти новых заказчиков. Мы стали больше работать в сектор B2B, то есть начали развивать именно направление качественной одежды для сотрудников. Стало больше количество запросов «почему бы нам не одеть сотрудников в качественную одежду». Это очень приятно, поэтому я не могу жаловаться на кризис. Всегда денег не хватает, но я не почувствовал на себе этого, я просто работаю сейчас до 1-го – 2-го часа ночи и мало сплю. Во-вторых, у нескольких моих друзей, ветеранов, например, Лёни Остальцева, большие сложности, именно потому, что они работают в сегменте, в котором нельзя обойти карантин, потому что это постоянное прямое общение с людьми. Мне легче. Я вижу, как у них, и стараюсь помогать в силу своих возможностей. Мы стали больше общаться, больше уделять внимания именно общению напрямую, потому что это порождает новые идеи. Для меня это был трамплин. Работы стало больше, но в первую очередь работы над собой.

— После войны много ветеранов параллельно с основным делом начинают писать книги, становятся блогерами. Есть ли у Вас подобное увлечение, хобби?

Александр был участником проекта «Крутой Замес». Это документальный сериал о наших ветеранах АТО. У самого же ветерана еще во времена службы была мечта – рассказать, как война выглядит на самом деле. В результате Александр Матяш стал идейным вдохновителем и частью творческой команды, которая сейчас работает над художественным сериалом о войне «Точка Ноль». «Точка Ноль» — это кинопродукт, где ветераны АТО решили поделиться своим реальным боевым опытом, донести его до широких зрительских масс и показать войну, как она есть. Не только в боевых столкновениях, но и в повседневной жизни.

— «Крутой замес» — я был участником проекта, но не был его вдохновителем. Его снимали DocNoteFilms – Константин Кляцкин и Сергей Малярчук – очень крутые ребята. Мы у них подсмотрели, как они это делали. У меня была мечта еще со времен моей службы, рассказать, как война выглядит на самом деле, потому что у большинства людей война это экшн, боевик, все погибли, или мы получили победу. Это не так. Война это всегда неудобства – нет нормальных условий, нет воды, мокрые ноги, натертая задница. И те, кто там был, об этом знают. Просто оно как-то забывается, уходит. Я все это время вел дневники, когда я служил и ездил в зону проведения Антитеррористической операции. Однажды я сел, перечитал их и подумал: «Почему бы это не снять, не сделать кино». Больше 2-х лет я вынашивал эту идею, а после этого я вдруг встретился с Андреем Стельмахом, он военный журналист, у него также была идея сделать кино. Мы нашли друг друга и начали искать каждый свою сторону: моя задача была найти актеров и организовать место для съемок, подготовить оборудование и организовать сам процесс. Мы решили сделать 10-серийный полноценный сериал в формате 25 минут/серия о быте на войне, о жизни на войне. Не о войне как о войне, а о людях, которые оказались в непривычных для себя условиях. Например, то, что показывают в кино – все друзья, все классные, мы любим друг друга – это не так. Когда ты 3 месяца сидишь в одном месте, с одними и теми же людьми – ты начинаешь любить собак или кошек, они не разговаривают с тобой, ты можешь просто помолчать. Я хотел именно об этом снять кино. Мы сняли первую серию нашего сериала, он называется «Точка Ноль». Сейчас мы отсняли серию о том, как искали деньги, это такой жесткий китч, как мы ходили к депутатам, к бизнесменам, к политикам, к другим людям и каждый находил причину, почему нет. «Извините, там такая ситуация, ну, понимаешь, бабушкам надо гречку, сейчас мы продуктовые наборы составляем»… Не буду говорить, какая это партия, но все видели, мы к ним обращались. Сказали: «Не сейчас». Поэтому, ребята, когда мы выпустим сериал, мы о вас ни слова не скажем. Сейчас мы подаем заявку на грант, также мы собираем средства среди своих. 21-го числа выходит серия о том, как мы собирали деньги. Это будет совместные средства – мы будем снимать за средства людей, которые захотят принимать в этом участие. Если нам не будет хватать денег, мы скинемся, снимем его. И это будет лучший сериал о войне в Украине, потому что сериалы о войне есть в Ираке, в Корее, во Вьетнаме, очень много американского кино – украинского кино нет. Нам очень хочется, чтобы развитие Украины началось именно с культуры. Следующие выборы через 4 года, будет очень много молодых людей, которым сейчас по 13-16 лет, которые будут голосовать. Мне очень хочется, чтобы на тех выборах они выбрали не политиков, а Украину. И наш сериал будет именно об Украине, потому что в нашем сериале есть бизнесмены, которые стали военными, есть люди, которые сидели в тюрьме (они стали военными и проявили себя с лучшей стороны), есть обычные философы, которые рожали какие-то суперидеи, как Мартин Брест, например, находясь на нуле. Хочется донести до ребят, что Украина – это они. Это наша цель — снять что-то среднее между «Generation Kill» и «M*A*S*H». Это трэш в боевых условиях, в которых люди живут ежедневно.  Для них это нормальные условия.  Если обычного человека  перемещают в ту ситуацию, он сходит с ума, потому что он не понимает, как можно любить собак и не любить людей.  Или, например, как можно быть чуваком, который имеет 2 или 3 судимости, и при этом быть супер бойцом и человеком, которому доверяет командир.  Очень необычные ситуации, которые случаются в обычной жизни.

Простые люди ходят на работу, голосуют за Оппоблок, берут взятки, это не стыдно, надо же жить как-то… У них единственная мечта — купить себе квартиру, какую-нибудь хрущевочку, и детям оставить.  А я хочу эту жизнь прожить и оставить что-то после себя для своих детей.  Моя сверхцель — сделать так, чтобы украинское перестало быть синонимом плохого качества.  Это касается моего товара, моего отношения к тому, что я делаю, моего кино, которое я снимаю вместе со своими друзьями.  Вот как я даже припарковал машину — я с вами разговариваю, а мне стыдно, потому что я не должен был так делать, но я опаздывал.  Если мне выпишут штраф, я с радостью его оплачу.

Егор Соболев: Украина один из передовиков в открытии данных на планете (ВИДЕО)

Корреспондент «Журналиста» пообщался с народным депутатом Верховной Рады Украины VIII созыва, экс-главой парламентского комитета по вопросам предотвращения и противодействия коррупции, а теперь еще и co-founder и Python developer проекта Ocean Data Егором Соболевым. Мы поинтересовались, чем занимается бывший парламентарий сейчас и почему решил кардинально сменить сферу деятельности.

— Расскажите, чем Вы занимаетесь после завершения политической карьеры? В какой сфере сейчас себя реализуете и над чем работаете?

— В последние годы появилось очень много информации, которая является открытой, и просто триллионы записей уже существуют. Эта информация является открытой, кстати, в том числе, благодаря моей работе в Верховной Раде. Если мы эту информацию объединяем и анализируем, то она становится полезной. Так, как, например, Google-карты, которыми каждый человек может теперь не просто пользоваться, но и хорошо ориентироваться в любом городе, селе и просто на природе, где он никогда не был. Идея Ocean Data – собрать все открытые государством данные в удобный конструктор. Например, вы хотите бизнес какой-нибудь открыть, или подумать о будущей работе. Эти открытые данные позволяют вам сделать много подсказок. Простейшие уже реализованы YouControl-ом функции: бизнесмен думает о контракте, смотрит на своих контрагентов (нет ли судебных решений, нет ли других сомнительных схем), это сразу упрощает и помогает вам не попасть в ловушку. Вот мы хотим сделать глобальный всеукраинский контент-инструктор для того, чтобы каждый – от предпринимателя до гражданина – мог пользоваться этой открытостью информации, в том числе в политической работе удалось ввести. Украина один из передовиков в открытии данных на планете. В сравнении с европейскими странами, с Америкой, не говоря уже о менее развитом мире, мы выглядим очень достойно.

— Почему Вы сменили политическую деятельность, и что побудило выбрать именно IT-отрасль? Какой путь Вам пришлось пройти, чтобы стать Python developer?

— Я еще в парламенте об этом задумывался, потому что политик – это человек, который ведет. А чтобы вести, желательно знать, куда. Мне очень не нравились и не нравятся люди, которые после того, как потеряют или прекратят работать на какой-то должности, садятся в Facebook и с утра до ночи пишут, как все плохо и как все надо делать иначе. Я сразу перед собой ставил вопрос (по завершению моих полномочий в Верховной Раде), какая работа, какое дело тебе действительно интересно, так, чтобы оно было связано с общественным прогрессом, с развитием Украины. IT было безальтернативным ответом, потому что действительно ничто так не меняет мир, как IT-технологии. Конечно, меня немного беспокоило, что я в этом ничего не понимаю, что у меня даже в школе не было хороших учителей математики, увы, не говоря уже об образовании на протяжении жизни – оно никак не было связано с IT. Но я считаю, что если есть цель, то ты всегда к ней можешь прийти. Вопрос просто – сколько придется идти. Поэтому я решил для себя: иди учись, забывай обо всем, что ты умел в политике, в журналистике, надевай опять шляпу первоклассника для того, чтобы иметь достаточно энергии, достаточно мотивации научиться действительно новому. Я пошел на курсы IT, куда, кстати, берут по конкурсу, я туда еще и не сразу попал – первый раз я провалился, что меня шокировало (недостаточно хорошо подготовился). Второй раз меня уже приняли, я окончил эти курсы и получил предложение от двух очень опытных айтишников заняться проектом по использованию открытых данных. Я почти не думал, потому что это продолжает мою парламентскую работу и одновременно дает мне нужный опыт в новой, довольно неизвестной сложной профессии, какой является программирование. В процессе обучения на курсах я использовал и учил язык Java, а наш весь проект написан на Python. Мне пришлось делать такой свитч, но я думаю, что это в IT-профессии нормально. Ты должен к такому привыкать, что почти каждый месяц ты должен осваивать новые технологии, новые фриворки, новые библиотеки, новые языки… Все, что может быть нового, тебе уже сегодня нужно, иначе не будет завтра. Теперь я с утра до вечера, а иногда и до ночи, если какое-то задание у меня не получается, оно мне, как правило, снится. Это, кстати, очень хорошая для меня примета – если я чем-то увлечен, оно мне снится. И когда я начал во сне видеть код, я понял, что все хорошо, правильное решение, это мое. Конечно, немножечко сложно себя чувствовать начинающим в 43 года. Я привык к результатам, к тому, что я могу опираться на предыдущие свои достижения. Когда я в политике представлялся, люди говорили: «А, ну, мы вас знаем, конечно». И это всегда было приятно и легко, чтобы какие-то добрые вещи организовывать. В журналистике так же – я отдал 18 лет этой профессии, чувствовал себя очень свободно и уверенно, легко находил общий язык, партнеров, решение. В IT меня не скажу, что мучает, но требует определенных усилий статус полного новичка. Егор Соболев, айтишник – это ничего не говорит людям, наоборот, даже отпугивает. Когда мои новые коллеги понимают, что это я – человек из Верховной Рады, человек из политики – они думают: «Что он здесь делает, что это за афера, авантюра». Но предыдущие профессии меня научили, что не бывает недостижимых вещей – бывает мало твоей веры в их достижении, поэтому я прилагаю все усилия, чтобы и в этой профессии стать хорошим специалистом.

— Насколько наше государство нуждается в цифровой трансформации? Каким образом это может помочь Украине?

— То, что сейчас государство открыло много данных, то, что оно начинает делать электронные сервисы для граждан, когда ты можешь права носить в телефоне и так далее, на самом деле очень дополняется тем, что мы сейчас делаем. Когда открываются данные, на основе этих данных можно строить новые проекты, новые программы, новые технологии, так, как, например, поиски военной технологии в Пентагоне привели к возникновению микроволновых печей, которые есть в каждом доме. Или сам интернет. Он тоже возник из-за потребности военных иметь компьютеры, которые бы обменивались данными. То, что Украина становится цифровой страной, на самом деле помогает и будет помогать не только с точки зрения удобства получения услуг от государства, сохранения этих данных, уменьшения расходования денег налогоплательщиков, но это и будет помогать Украине становиться цифровой страной в частном бизнесе, в экономических связях. Это очень похоже на процесс в природе: если выросла трава, следующими вырастут кусты, если выросли кусты, то дальше жди деревьев. Каждый шаг в цифровом направлении правительства, министерств, на самом деле помогает гражданам, бизнесу делать свои шаги. И Ocean Data это такой шаг.

— Как будет работать Data Ocean? Какова цель и целевая аудитория проекта?

— Одно из последствий нашего проекта, о котором я мечтаю, это легкость привлечения иностранных инвестиций. Когда любая компания может взять наш конструктор и быстро посмотреть, какие рынки есть в Украине, что с их емкостью, с их динамикой, то это будет ускорять процесс принятия решений компаниями, которые в других странах готовы инвестировать сюда. Открытость и прозрачность на самом деле действуют, как свет: если вы попытаетесь убирать вечером, без света, у вас не очень классно получится. Если вы включите одну лампочку, будет совсем другой уровень. Если утром начнете, еще лучше получится, потому что света будет больше. Конечно, надо помнить, что сам по себе свет не уберет в вашей квартире. Чтобы в Украине появился суд, чтобы в Украине появилась справедливая, порядочная, преданная людям полиция, и так далее вплоть до качества труб под дорогами – ко всему этому нужно каждому прилагать усилия, и эта работа не будет прекращаться. Просто IT-технологии позволяют это делать быстрее и легче. Любые проекты уже нельзя представить без мобильных телефонов, без Facebook, без Google-почты, Google Groups, так и в целом всю нашу жизнь IT будет просто акселерировать. Оно не будет делать за нас всю остальную работу, но оно будет, как свет, эту работу облегчать.

На этом этапе мы только дискутируем о монетизации. Вообще большинство хороших IT-проектов выходят не тогда, когда ты думаешь, как это превратить в бабло, а когда ты думаешь о самой идее. Google возник из курсовой работы двух студентов. Сейчас замучаешься нули считать о стоимости компании. Большинство мегакомпаний (они в IT называются единорогами – это компании, которые стоят больше миллиарда долларов) возникли из идеи, которую было интересно группе программистов реализовать. Мы идем этим путем. Сейчас период, когда мы тратим – кто-то деньги, кто-то время, кто-то – и то, и то – для того чтобы стартап вышел. Мне больше кажется, что наша модель зарабатывания денег будет смешанной. Большое количество услуг можно будет получить бесплатно, а отдельные сервисы, связанные прежде всего с потребностями бизнеса, очевидно, мы будем продавать. Я буду честным, когда меня пригласили в стартап, я специально посмотрел статистику успешности стартапов за 2019 год. 9 из 10 стартапов проваливаются. Это нормальные цифры в мире, где очень много идей, очень много конкуренции, слишком много пассионариев, по всему миру десятки миллионов программистов что-то себе придумывают и хотят достичь успеха. Но я себе сказал, что для меня не будет проигрыша ни при каких обстоятельствах. Как минимум, я получу опыт новой профессии, которую я теперь себе избрал, стану специалистом. На ошибках ты даже часто учишься больше, чем на успехах. А как максимум это принесет еще и экономический результат – буду дважды тогда в выигрыше.

— Какая сфера деятельности для вас сложнее: политика или IT? Довольны ли Вы своим выбором освоить новую профессию?

— Ничто не может сравниться с политикой по сложности. Видимо, космонавтика так же требовательна. Я космонавтом не был, поэтому не могу сравнивать, но IT после политики это отпуск, курорт, бесконечный отдых. Даже если ты работаешь, и код тебе снится с утра до ночи, но на самом деле это не сравнить с работой в парламенте, работой в политической борьбе. Я видел многих людей, которые были успешными в бизнесе (в том числе в IT-бизнесе), которые прошли войну, большие испытания, и приходя в парламент, они сдавались, запутывались, продавались, или уставали – у каждого была своя беда. По требовательности, по уровню давления, по огромной конкуренции ничто не может превзойти сферу политики, поэтому, кстати, людям в Украине очень важно это осознать. Как нам хорошо и важно иметь своих космонавтов, ядерных физиков и так далее, так нам хорошо и важно иметь управленцев государством. Мы как народ, который сотни лет не имел собственного государства, привыкли относиться к правительству, к политикам, как к чему-то враждебному. Разве что научились смеяться открыто в последние годы демократии и свободы. На самом же деле это пилоты самолета, где мы летим. И нам очень важно, чтобы там были более квалифицированные и успешные в управлении самолетами люди, поэтому в политику надо поощрять идти как можно больше людей, выбирать из них лучших, тех, кто проявил результаты, и относиться к ним, как к отряду космонавтов. Это очень нужные люди, подготовка которых стоит очень дорого, и, соответственно, ошибки или успешные действия – еще дороже.

— Как родные и близкие восприняли Ваше решение в 43 года кардинально изменить профессию?

— Жена меня всегда поддерживает, думаю, что ей было намного тяжелее, когда я из журналистики шел в политики. Это был 2012 год, я был успешным журналистом, был руководителем Бюро журналистских расследований, у меня была отличная зарплата, уважение со стороны коллег, хорошая редакция. Я сказал, что я все это должен оставить и пойти менять страну, потому что я не вижу ничего хорошего в нашем будущем. Я тогда с ней серьезно поговорил, что Украина в таком состоянии, что либо надо забирать всех наших детей и мигрировать немедленно, либо ее менять. И она меня тогда поддержала, хотя я понимаю, что это было очень тяжелое решение. Я остался без работы, без зарплаты и с перспективами быстро попасть в тюрьму, что почти сразу и произошло. Я никогда не забуду, как меня арестовали за организацию протестов в Киеве сразу после того, как я объявил о переходе в политику, и как Маричка меня встречала после выхода из тюрьмы. Я тогда сказал: «Спасибо Януковичу и Клюеву, это один из самых незабываемых моментов нашей супружеской жизни». Когда я ей сейчас сказал: «Милая, я хочу заняться IT и пойти на курсы», — думаю, что ей было гораздо легче воспринять. Дети очень обрадовались, когда закончились мои полномочия, когда я стал больше находиться дома, уделять им больше внимания. Я стал добрее и спокойнее, потому что политика очень истощает. Поэтому дети очень обрадовались, когда поняли, что я не пойду на новые выборы. Что касается именно выбора сферы IT, думаю, что они были удивлены. Однако в моем решении было желание и им продемонстрировать на своем примере, что возможно все. Например, наши родители всю жизнь любили работать на одной работе или по крайней мере в одной профессии с 20-ти до 60-ти достигать успеха. Я знаю, что это время закончилось. Наши дети не могут себе позволить жить такой жизнью. Именно IT-технологии и научно-технический прогресс будет требовать постоянно получать образование в течение жизни, так же как и поиска новой работы. Думаю, что профессиональная переквалификация каждые 3-5 лет станет нормальным явлением. Я хочу, чтобы мои дети были к этому морально готовыми. Я специально рассказывал им о трудностях, с которыми столкнулся и сталкиваюсь во время освоения новой профессии. Я хочу, чтобы они видели, что вызовы, трудности и поражения – это нормальная часть общего пути прогресса. И когда они подрастут, то чтобы они помнили, что их папа сменил работу, достиг в ней успеха, и чтобы они поняли, что могут поступить так же.

— Страшно ли Вам было осваивать новую профессию с нуля?

— Во-первых, бояться – это контрпродуктивно, когда ты чего-то боишься, то оно тобой управляет. У каждого свои страхи, но когда им бросить вызов, то это гораздо лучшая позиция для будущего. Когда чего-то боишься, то это похоже на детскую реакцию, когда они закрывают глаза, и думают, что их никто не видит, но взрослые понимают, что это не так. Поэтому страх – это проигрышная позиция. Я понимаю, что впереди могут быть экономические и другие трудности, ведь мы живем в бурные времена. Мы точно живем не в самые страшные времена истории Украины, нам есть чему радоваться.

Тут надо еще смотреть на изменения с другой стороны. Например, в школе я мечтал стать археологом, я готовился к этому, ездил в археологические экспедиции, поэтому это дело и полученные знания остались со мной навсегда. Хотя я историком или археологом не работал, но полученные знания помогали мне принимать политические решения, потому что эта наука наиболее политическая. В то же время журналистика раскрыла во мне желание понимать людей, слушать их, подвергать сомнению некоторые утверждения, докапываться до сути. Политика научила меня ставить большие цели и достигать их, понимать, что изменения – это ты, а не то, что вокруг. Политика научила меня быть терпеливым, выработала умение выстоять под давлением, часто несправедливым и незаслуженным. Я к тому, что каждый человек имеет с момента рождения много талантов. Если вы занимаетесь одной работой, то раскроете только одни свои способности, а если у вас будет несколько профессий, то вы больше раскроетесь. Один мудрый человек сказал: «Сколько ты знаешь языков, столько раз ты человек». Думаю, что то же самое можно сказать и об освоении профессий. Сейчас у меня такое впечатление, что мне снова 20, ведь я – новичок, я мало что умею, мне еще столько надо выучить, но это и классно. Меня это очень мотивирует. Мне 43 года сейчас, и я могу вспомнить, что меня вело к успеху в 20 лет. Это классное сочетание, когда вы словно возвращаетесь на 20 лет назад, но при этом уже имеете много опыта, друзей, семью, — все это поддерживает, поэтому не только не надо бояться пробовать что-то новое – наоборот надо бояться не делать новых шагов, ведь впереди много прекрасного и интересного.

2020.06.17 | 16:40
0
51

Анатолий Кинах: пандемия коронавируса стала спусковым крючком (ВИДЕО)

Студию «Журналиста» посетил президент Украинского союза промышленников и предпринимателей, украинский политик, государственный деятель Анатолий Кинах. Он, став в 1990 году народным депутатом Верховного Совета, работал в парламентской комиссии по вопросам экономической реформы. В разные времена Анатолий Кириллович был министром экономики, вице-премьер-министром, первым вице-премьер-министром. Пика карьеры государственного служащего он достиг на посту премьер-министра Украины. Анатолий Кинах работал почти на всех ступенях государственного управления. Поэтому нам интересно было узнать его мнение относительно нынешних процессов в государстве.

— Справляется ли нынешнее правительство и парламент с экономическими вызовами, которые стоят перед страной сегодня?

— Когда меня спрашивают, какая главная проблема сегодня в нашем государстве, то я вынужден констатировать, что за последние годы главной проблемой для Украины являются очень опасные тенденции деградации государственных институтов власти как центральной, так и местной. Речь о профессионализме с проявлением морально-этической составляющей, ослабление государственных позиций тех, кто работает в системе как исполнительной, так и законодательной власти. Чтобы не быть голословным, советую посмотреть последние рейтинги за 2019 год Всемирного экономического форума, который состоялся в Давосе. Тогда отметили падение Украины в общих рейтингах. По конкурентоспособности наша страна переместилась с 83-й на 85-ю строчку. И, что еще хуже, мы были на 104-м месте среди 141 государства по эффективности институтов власти, то есть государственного управления. То есть уже весь мир отмечает эту угрожающую тенденцию. Это очень важно, поскольку мы находимся в таком периоде развития независимой Украины, когда вынуждены преодолевать беспрецедентные вызовы и риски, одновременно защищая свой стратегический выбор – быть достойными интеграции в европейское сообщество, защищая свою территориальную целостность, а также решая огромные системные кризисные явления, касающиеся государственного управления, особенно в вопросах кадровой политики, а также решая социально-экономические вопросы. Проблема в том, что до сегодняшнего дня Украина не имеет своей собственной стратегии развития. А опыт соседних европейских государств (например, Польша или Чехия) демонстрирует, что все они добились успеха, имея стратегию развития страны, где были четко сформулированы национальные интересы, баланс интересов с тем миром, который окружает государство, а также четкие системные программные действия по развитию конкурентоспособности, создание государственных институтов и многое другое.

Пандемия коронавируса в данном случае стала спусковым крючком, который только усилил все вышеупомянутые проблемы. Коронавирус является не только тестом, насколько наша цивилизация может преодолевать такие проблемы, но одновременно это и тест на дееспособность и эффективность государств как таковых, тест на способность к консолидации, на умение договариваться, чтобы создавать условия для развития, преодолевать кризисные явления. Для Украины эта тема становится очень проблемной, ведь у нас вопросы, которые касаются социально-экономических показателей, уже были достаточно негативными до начала карантина. Когда сегодня кто-то из чиновников в правительстве или президентской вертикали начинает рассказывать, что наши проблемы возникли из-за пандемии и карантина, то это, мягко говоря, неправда. Например, вторая половина 2019 года определялась отрицательным вектором развития промышленности, в частности, в декабре 2019 года по отношению к декабрю 2018 года объем промышленного производства в Украине упал на 8%, а валовой внутренний продукт в январе текущего года. То есть до карантина он уже имел отрицательное значение – 0,5%. Сейчас мы видим, что подходит к концу практически 3-й месяц карантина, а Украина до сих пор не имеет четкого утвержденного антикризисного плана действий, который был бы направлен на поддержку платежеспособности граждан, помощь по занятости, минимизацию последствий пандемии, отношения финансовой и банковской системы, локализацию производства, создание стимулов для развития внутреннего рынка. Так сейчас делают все государства, но у нас такой программы нет, что еще больше увеличивает наши риски. Перед нашей встречей был обнародован очередной негативный прогноз, в частности, Всемирного банка, Международного валютного фонда о том, что в этом году мы ожидаем падение валового внутреннего продукта на уровне минимум 8,7%. Такие вопросы сейчас должны быть в центре внимания, их решение должно быть системными программными действиями с привлечением квалифицированных специалистов. И когда мы говорим о программе развития Украины, то эти программы должны выполняться независимо от фамилий президентов и составов парламентов. Так делали все развитые государства. Я обеспокоен, что на повестке дня не звучит вопрос демографической ситуации в Украине. Это показывает, насколько само государство эффективно с точки зрения развития. Есть показатель, который контролируется ВОЗ, по количеству в среднем за год рожденных младенцев по сравнению с количеством людей, которых мы теряем за год естественным путем. В 2018 году в Украине на 100 человек, которых мы потеряли, были рождены 57 младенцев. В 2019 году на 100 смертей приходилось 53 младенца. В первые три месяца текущего года на 100 смертей – 47 новорожденных младенцев. Вопрос рождаемости сложный во всем мире, особенно в Европе, но если опять сравнить с Польшей, то там в прошлом году на 100 смертей родилось 92 младенца. Поэтому в Украине в связи с большим разрывом между смертностью и рождаемостью мы потеряли 247 тысяч природной нашей численности. Соответственно, есть такой показатель ВОЗ: динамика естественного снижения численности населения. По этому показателю Украина входит в пятерку худших государств мира. Рядом с нами, например, Сомали, Центральноафриканская республика, Лесото. Именно поэтому сегодня очень остро стоит вопрос системы здравоохранения, а также отсутствия четкой программы развития, то, что происходит сегодня, это хаос. Соответственно, реформа медицины должна быть одним из стратегических вопросов национальной безопасности государства. Иначе, в случае продолжения этой тенденции, через несколько лет возникнет вопрос, кто будет жить на нашей земле через 2-3 поколения. Ну и еще один важный вопрос – это, безусловно, трудовая миграция. Минимум 8-9 миллионов украинцев до  карантинных мероприятий работали в Европе, из них 2 миллиона в той же Польше. Поэтому все эти вопросы надо решать, применяя серьезные системные меры, исходя из принципов экономического патриотизма. Сейчас все государства усиливают государственный протекционизм, защищают внутренние рынки, создают рабочие места, усиливают экспортную экспансию. У нас запас времени по существу отсутствует, поэтому необходимо быстро менять ситуацию, а это можно изменить благодаря профессиональным специалистам и целенаправленной системе программного труда.

— Насколько эффективно работает парламент и правительство? Как Вы оцениваете уровень профессионализма депутатов IX созыва и членов Кабинета министров Украины?

— Что касается оценки кадровой политики, то за все эти годы у нас не было идеальных периодов. Когда речь идет о государственной службе, государственная служба и личная преданность это взаимоисключающие вещи.

Когда человек идет на государственную службу, то надо понимать, что ты идешь работать на государство, в интересах людей, под свою персональную ответственность. Так должно быть с точки зрения гражданской профессиональной позиции. Однако сегодня все эти принципы кадровой политики в очередной раз грубо нарушаются. В основе кадровых решений – личная преданность, предварительное знакомство, кумовство, квоты, возня вокруг ресурсов, коррупционная возня, кто будет «лучше» обслуживать интересы той или иной финансовой политики группы. Это вызывает резкое падение эффективности с деградацией государственных институтов власти. Обратите внимание, когда возникает ситуация кадровых изменений, наше информационное пространство забито разными прогнозами, аналитикой, в центре стоит все время один вопрос: чьи интересы будет обслуживать кандидат? Никто не спрашивает о профессии, опыте кандидата, какая у него программа, насколько он способен выполнить эту программу. И то, что сегодня происходит, например, когда некоторые министры не работают даже и месяца, это очень негативно влияет на все составляющие нашего развития, возможности преодолевать кризис и даже отношение к Украине в мире. Хаос, который мы видим сегодня, создает негативные последствия для нашего суверенитета, ведь ни для кого не является секретом, насколько высок сегодня уровень внешнего управления, когда нам уже из-за границы диктуют, какая должна быть у нас Конституция, которая должна быть у нас кадровая политика, кто должен быть назначен в правительство, какие у нас должны быть реформы, какой должна быть налоговая система, социальные стандарты. Поэтому я еще раз подчеркиваю, что государство должно иметь свою четкую стратегию развития, которая должна в первую очередь опираться на собственный интеллектуальный, естественный, научный, технический, кадровый, географический потенциал. Так, мы открыты к сотрудничеству, но в основе должны лежать наши усилия. Над этим необходимо работать.

Мы тесно сотрудничаем в диалоге с правительством, президентской вертикалью и парламентом. Сейчас на слуху вопрос, что же будет с программной деятельностью правительства. Я вынужден констатировать, что первый вариант программы, который был направлен в Верховную Раду (это уже правительство Шмыгаля) 17 апреля текущего года, более несовершенного документа я не видел за всю свою жизнь. Это всего несколько страниц текста, без единой цифры. Это максимум листовка на выборы, и то не очень качественная. Парламент справедливо вернул правительству на доработку. Мы видим, что и тот вариант, который сегодня отрабатывается, опять же кулуарно, хотя мы отправили все пакеты предложений, в том числе нашего видения приоритетов антикризисной программы. И я боюсь, что очень низкий уровень профессиональных знаний, недостаток опыта, что сейчас, к сожалению, наблюдается, в том числе, и в Кабинете министров Украины, приведет к тому, что снова будет декларативный документ без конкретики, без ресурсной базы, без дат, без персональной ответственности исполнителей. Мы снова будем терять время. В связи с тем, что уже прошел год каденции Владимира Зеленского, главная задача для президента сегодня – это изменить качество системы, иметь видение, стратегии, программу, чтобы все понимали, что это позиция суверенного государства Украина, нравится кому-то или нет, но это наша позиция, наше видение наших национальных интересов и развития. На этом нужно сегодня сконцентрировать свое внимание, чтобы работать не по принципу свой-чужой. В Украине нет кадрового голода, это я вам гарантирую. Я могу назвать 100-200 фамилий супер профессионалов, государственников, которые готовы работать в интересах государства. Зеленскому надо на этом сконцентрироваться. Думаю, за год можно было набраться опыта, улучшать кадровую политику, выходить на системные действия по преодолению текущего кризиса, так и относительно создания стратегии, модели развития Украины и идти этим путем.

— Есть ли реальная потребность для нашей страны брать кредиты от МВФ, других международных финучреждений и стран запада?

— Сотрудничество с международными финансовыми организациями, такими как МВФ, Всемирный банк, ЕБРР, это нормальная цивилизованная практика. Главный вопрос: на каких условиях? Здесь у нас огромные проблемы. Сотрудничество с МВФ – это позитивный сигнал для других наших партнеров. Например, после утверждения программы stand-by у нас появляется доступ к финансовым ресурсам Мирового банка, ЕБРР и тому подобное. Ключевой вопрос: на что направлены эти кредитные средства, которые нам дают в долг. В данном случае последняя программа stand-by, которая была утверждена 10 июня для Украины (5 млрд долл. в течение 18 месяцев), это одна из самых примитивных программ, которая в принципе есть в арсенале сотрудничества МВФ с другими странами. Это как кредитная карточка: получили сумму, а потом она возвращается назад на погашение предыдущих долгов, процентов, дефицита платежного баланса и тому подобное. Эти средства не идут на развитие и это главная проблема, чтобы отдавать долги не за счет новых долгов, а за счет повышения эффективности, конкурентоспособности нашей экономики, инвестиционного климата, платежеспособности наших граждан и внутреннего рынка. Это наше будущее.

Я уже неоднократно отмечал, вот, например, мы взяли 2,1 млрд долл. — первый транш по программе stand-by. Я бы хотел увидеть, что за счет этих средств мы как государство несколько снизили нагрузку на бюджет, а эти ресурсы (хотя бы 50% этого транша за счет сэкономленных средств в государственном бюджете) мы направляем на развитие. Например, есть государственная программа обновления подвижного состава «Укрзализныци». 97% локомотивов – фактически металлолом, они изношены. 85% пассажирских вагонов – аналогичный металлолом. Я уже не говорю о грузовых вагонах и т. д. В то же время почти не загружена наша мощная отрасль транспортного машиностроения. Если бы хотя бы частично средства транша были направлены на обновление, на локализацию производства, на импортозамещение, на создание рабочих мест, загрузка наших научных и технических отраслей, я бы только аплодировал. В противном случае – это текущее проедание. И это очень плохо, когда государство берет в долг для того, чтобы выполнить свои обязательства по предыдущим долгам. Это в мире называется финансовой пирамидой. Особенно больно она ударила по украинской экономике в прошлом году. Тогда правительство и Национальный банк, чтобы решить проблему дефицита бюджета, включая обслуживание государственного долга, пошли на размещение на внутреннем финансовом рынке внутренних государственных облигаций внутреннего займа. К началу 2019-го процент доходности этих государственных внутренних облигаций составлял 18-19 %. Такого не было в мире. Получается ситуация следующая, что таким образом правительство забирало средства из внутренних финансовых рынков, и создавал вакуум доступа компаний, предпринимателей, промышленников к финансовым ресурсам. Доступа к ресурсам в такой ситуации нет. Таким образом государство само окончательно добивает ситуацию, разрушая систему кредитования, доступ к ресурсам в реальном секторе экономики.

Даже знаменитая программа «Доступные кредиты 5-7-9%», которая стартовала в феврале 2020 года и была направлена на доступ к кредитам малого и среднего бизнеса, за период ее существования, по состоянию на 15 мая, ею воспользовались почти 470 предпринимателей (по информации Минфина, по состоянию на 10 июня 2020 года выдано 605 кредитов на сумму 381,041 млн грн, — ред.). Это даже не капля в море, а капля в океане. Надо решать системные проблемы, отрабатывать программу совместных действий правительства, НБУ, парламента, опираясь на волю президента, давать цивилизованные условия доступа к кредитам. Там много вопросов, потому что, например, за 2019 год мы декларируем, что у нас инфляция потребительских цен 4,1% за год в 2019-м, а стоимость кредитных ресурсов зашкаливает до 15% и выше. Ни в одном государстве мира нет такой разницы между текущей инфляцией и стоимостью ресурсов. И до сегодняшнего дня мы не видим конкретной программы совместных действий правительства и НБУ при участии парламента как относительно минимизации последствий карантина, так и что мы будем делать в посткарантинный период. Другие государства уже утверждают 3-й, 4-й, а кое-где уже и 5-й пакет такой поддержки для выхода из кризиса. У нас правительство не управляет этими процессами, им не хватает профессионализма, воли и много чего другого. Федеральная резервная система США, Европейский Центральный банк, там тоже не все идеально, но они работают в контексте двух функций. Первая – сдерживание роста цен, это правильно. Вторая функция – создание благоприятных условий для бизнес климата и создание рабочих мест. Вот эта вторая функция в Национальном банке по сути отсутствует. Поэтому и образуется такой вакуум влияния результатов экономики на результаты банковской системы. Экономика падает, а доходы растут в разы, это лишь углубляет многие кризисные явления. Еще хочу заметить важный момент: все вышесказанное приводит к тому, что мы приближаемся, к сожалению, к статусу государства с сырьевой экономикой. В прошлом году 72% украинского экспорта – это было чистое сырье: зерно, мясо птицы, руда, металл. Мировой опыт демонстрирует, что государство с сырьевой экономикой никогда не сможет создать необходимого количества рабочих мест, не сможет обеспечить должный уровень доходов своих граждан, качество жизни людей. Сырьевая экономика на это не способна. В XXI веке государство с сырьевой экономикой никогда не будет конкурентоспособным. Это происходит на фоне упадка в тех отраслях, которые именно и формируют продукцию с высокой добавленной стоимостью. В нашей стране в глубоком кризисе отрасли: авиастроение (ГП «Антонов» не построил в 2019-м году ни одного самолета), ракетно-космический комплекс, кораблестроение, машиностроение и тому подобное. На сегодняшний день вопросы индустриально-инновационного развития это как раз нужное направление.

Фото: пресс-служба Анатолия Кинаха

— Что может помочь увеличить отечественный промышленный потенциал различных отраслей: зарубежные инвестиции или собственные внутренние ресурсы?

— Все должно быть в комплексе. Во всем мире работает механизм государственно-частного партнерства. То есть государство частично принимает участие в выполнении государственной научно-технической программы развития самолетостроения (авиастроение). И когда частные инвесторы видят, что это стратегия страны, что государство создает благоприятные условия, тогда и есть поступления частных инвестиций для выполнения этой программы. В мировом масштабе 85-90% всех инвестиций – частные. Поэтому и мы должны создавать такие условия для развития страны, чтобы улучшать инвестиционный климат в государстве, но не за счет «инвестиционных нянь», а создать правовую систему, чтобы мир видел, что Украина способна: защищать частную собственность, создавать равноправные конкурентные условия без монополий, выполнять свои обязательства как государство. Через благоприятный инвестиционный климат мы, безусловно, можем привлекать инвестиции, но средства не придут на пустое место, поэтому нужны программы. Это не те декларации, которые сегодня отправляет правительство в парламент. Программы – это системные и комплексные проекты, документы государственного значения. Там должна быть законодательно-нормативная часть, чтобы программа работала, также должна быть ресурсная база, благодаря которой программа будет выполняться. В программе должны быть указаны этапы и сроки ее реализации, мониторинг и коррективы, персональная ответственность и тому подобное. Такие стандарты во всем мире, но у нас такой программы с таким подходом нет, и это проблема. Надеюсь, что президент это понимает.

— Как вы оцениваете те трансформации (реформы), которые стартовали в Украине еще в 2014-м году и продолжаются сейчас?

— У нас есть путаница в понимании самого слова реформа. Например, повышение тарифов на жилищно-коммунальные услуги – это не реформа. Реформы – это системные изменения, которые повышают конкурентоспособность экономики государства, уровень жизни людей (реальные доходы, доступ к медицине, инфраструктура). И у нас по всем направлениям есть проблемы, которые надо решать. Если говорить о системе здравоохранения, то тут нет дискуссий относительно необходимости изменений, но это должно быть направлено на человека, что конкретно он получит после проведения такой реформы. То же касается рынка земли. Чтобы реформы дали результат, необходимо, чтобы люди понимали их суть, содержание, этапы, конечную цель. То есть должна быть серьезная деполитизированная информационная работа с обществом. Люди уже на этапе объявления конкретной реформы должны иметь понимание о ней, чтобы высказать свое мнение. Без этого все обречено на провал. Относительно земельной реформы, безусловно, современный рынок земли нужен, как во всех современных развитых странах. Однако надо сконцентрироваться на том, как достичь этого результата. Обратите внимание, о какой бы мы реформе не говорили, ни по одной из них нет нормативно утвержденных комплексных программ по их реализации с теми этапами, о которых я сказал. Поэтому реформы превращаются в имитацию. Тот же рынок земли, здесь должна быть четкая комплексная программа, о чем мы говорим на протяжении последних лет. Должны быть сформированы законодательно-нормативные акты, которые необходимо принять для выполнения программы. По нашим подсчетам, нужно принять порядка 40 законодательных актов, начиная с вопроса защиты плодородия, стоимостных оценок, защиты с точки зрения платежеспособности украинцев и возможных иностранных покупателей, и здесь, однозначно, никаких прав зарубежным покупателям не может быть предоставлено. У нас не завершен аудит, то есть кадастры (Государственный земельный кадастр — единая государственная система земельно-кадастровых работ, которая устанавливает процедуру признания факта возникновения или прекращения права собственности на земельные участки и права пользования ими и содержит совокупность сведений и документов о месте расположения и правовом режиме этих участков, их оценку, классификацию земель, количественную и качественную характеристику, распределение среди собственников земли и землепользователей, — ред.). После подготовки и утверждения такой программы, обязательно с экспертным научным сопровождением, с учетом мирового опыта в этом вопросе, можно утверждать эту программу. После этого можно увидеть, сколько нам нужно лет, чтобы достичь цели от отмены моратория, который дал толчок к коррупции, до начала функционирования современного и прозрачного рынка земли, который соответствует нашим национальным интересам. На этой основе, независимо от фамилий президентов и составов парламентов, выполнять программу. Та же Польша начала земельную реформу еще до начала Второй мировой войны, и только в начале 2010-х они официально объявили, что завершили земельную реформу. То есть это серьезная тема, которую нельзя решать в турборежиме. Закон 2178-10, который вводит рынок земли, принят. Он вступит в силу в июле 2021 года. У нас есть еще год, поэтому мы предлагаем президенту, правительству, парламенту использовать это время, чтобы отработать необходимые вопросы с научным обоснованием, экономическими расчетами, прогнозом последствий. Затем спокойно, без политических дебатов шаг за шагом формировать цивилизованный современный рынок земли, который будет работать в интересах нашего государства и наших граждан.

Тем, кто персонально несет ответственность, надо понять, что Украине надо выходить из пике, которое характеризуется тенденциями деградации государственных институтов власти, улучшать качество кадровой политики, и выходить на программы и стратегические вещи.

— Вскоре Украина будет отмечать День Конституции. Это ежегодный государственный праздник, который приходится на 28 июня — день принятия Конституции Украины 1996 года. Что бы Вы пожелали действующим народным избранникам и государственникам?

— Важно, чтобы все поняли, что только границы, гимна или символики недостаточно, чтобы быть суверенным, независимым государством. Сегодня суверенное государство определяется способностью современными методами защищать свои национальные интересы по всему периметру и создавать достойные условия для развития на базе современных высоких стандартов качества жизни собственных граждан. Это формирует настоящее суверенное государство. Нам надо над этим серьезно работать. Конкуренция за место под солнцем обостряется, и в этой конкуренции побеждают консолидированные государства, имеющие четкую стратегию развития, основанную на собственном потенциале и собственных национальных интересах, безусловно, в балансе с интересами мира, но не вопреки национальным интересам.  От этого зависит не только жизнь наша с вами, но и условия жизни будущих поколений.  Этот уровень ответственности мы должны все понимать, исходя из того, что задекларировано в Конституции Украины, и несмотря на все сложные процессы, которые происходят сегодня в нашем обществе, объединяться вокруг государства Украина и вокруг наших национальных интересов.

2020.06.16 | 21:20
0
40

В столице России пара занялась сексом на глазах у ошалевшей публики. 18+

Главное: В Москве на глазах у всех парень и девушка занялись публичным сексом. Полиция на это никак не отреагировала.

Детали: В центре Москвы (Россия) молодая пара — парень и девушка — занялась сексом на глазах у прохожих.Инцидент произошел на Хохловской площади (Яма).

Вокруг занимающейся сексом пары собралось много зевак. Они снимали происходящее на телефоны.

В полиции изданию МК заявили, что им «пока такой информации не поступало».

 

В тему: Также можно прочитать статью «Проститутки опасаются, что вирус уничтожит древнейшую профессию».

Читайте Фразу в Google News (нажать "Подписаться")
2020.06.14 | 20:40
0
66

«Мы ‒ не мировые полицейские»: Трамп решил положить конец американскому империализму

Главное: Американские военные больше не будут «восстанавливать» другие страны и решать конфликты в чужих государствах. Об этом заявил президент США Дональд Трамп в ходе выступления перед выпускниками военной академии Вест-Пойнт.

Детали: Американский лидер Дональд Трамп решил положить конец порочной традиции политических элит США по вмешательству в чужие военные конфликты и навязыванию «помощи» развивающимся странам.

Столь революционными планами по переформатированию военной и внешнеполитической доктрины он поделился с выпусниками военной академии Вест-Пойнт (штат Нью-Йорк).

По словам Трампа, он намерен вернуть «основополагающие принципы, согласно которым задача американского солдата состоит не в том, чтобы восстанавливать другие страны, а в том, чтобы оборонять и решительно защищать нашу страну от внешних врагов».

Он также отметил, что в обязанности армии США не входит решение конфликтов в странах, о которых большинство американцев даже и не слышали.

«Мы ‒ не полицейские этого мира», ‒ подчеркнул Трамп.

Стоить отметить, что по официальным данным, за свою историю США более двухсот раз применяли вооруженную силу за пределами страны. Наиболее полный список таких операций американской армии доступен к просмотру по ссылке.

В тему: 1 марта 2020 года сообщалось, что США официально согласились уйти из Афганистана.

А 18 января 2020 года мы писали, что американские «силы добра» не хотят убираться из Ирака.

Читайте Фразу в Google News (нажать "Подписаться")
2020.06.14 | 17:00
0
44

Путин подписал скандальный закон, против которого выступал знаменитый российский режиссер

Главное: Владимир Путин подписал скандальный закон о присвоении каждому жителю России уникального неизменяемого номера. Против закона, в частности, выступал Никита Михалков.

Детали: Президент РФ Владимир Путин подписал законопроект о создании единого федерального информационного регистра (ЕФИР). В нем будут содержаться обширные сведения о каждом жителе России.

Теперь у каждого россиянина появится ещё один номер. Наряду с ИНН и СНИЛС ему будет присвоен уникальный неизменяемый номер в едином реестре населения, пишет Завтра.

Против законопроекта, разработанного и внесённого в парламент правительством РФ, выступила значительная часть российского общества.

В частности, против законопроекта выступил знаменитый кинорежиссер Никита Михалков. Он даже записал специальный выпуск своей передачи БесогонTV, посвященный этому закону.

 

В тему: Как мы ранее сообщали, недавно вышел новый выпуск БесогонTV «Познер, поп Гапон и Гуси-Лебеди».

Читайте Фразу в Google News (нажать "Подписаться")
2020.06.13 | 17:40
0
44
Страница 1 из 79