«Терять было нечего – запустили Gres Todorchuk PR». Ярослава Гресь о провалах и деле мечты

«Терять было нечего – запустили Gres Todorchuk PR». Ярослава Гресь о провалах и деле мечты

Ярослава Гресь сооснователь Gres Todorchuk PR, первого агентства в Украине, в фокусе которого только культурные, социальные и образовательные проекты. На его счету «Музей новостей», «Парк коррупции», Uncounted Since 1932, «Опера, которую никто не слышал», нашумевший модный показ на пешеходном переходе Safe Fashion и много других. 

Ярослава родилась в семье журналистов и планировала связать свою жизнь именно с этой сферой. В 24 года она стала самым молодым главным редактором журнала HELLO! После закрытия журнала ей пришлось пройти сложный путь длиною в пять лет навстречу к делу ее жизни. 

Она рассказала MC Today свою историю.


Сверхусилия ради HELLO!

Я была главным редактором журнала «Телегид», который очень любила, когда увидела на сайте «Работа.ua» сообщение о поиске главного редактора в издательский дом. В объявлении не было ни названия, ни условий, ни обещанной зарплаты. Но решила им написать и попала на собеседование к издателю HELLO! Дмитрию Креславскому.

Спустя годы понимаю, что была не самым сильным кандидатом. В заметках после собеседования Дмитрий написал обо мне: «Очень энергичная, чрезмерно уверенная в себе, делает журнал, похожий на “Веселые картинки”».

Ярослава Гресь

Ярослава Гресь

Почему я прошла? Это загадка. Думаю, приложила сверхусилия там, где другие просто старались. Например, пообещала, что украинского контента в издании будет не 15 %, как предполагалось изначально, а 30 %. Сказала, что мы получим эксклюзивы на все значимые события в шоу-бизнесе и научимся снимать классные спецпроекты. 

Я не имела ни малейшего понятия, как это сделать, но всю жизнь руководствуюсь принципом: если есть задача, значит, у нее точно есть решение. Когда HELLO! закрывался, мы делали 86 % издания в Украине.

Первый пиар-опыт имени Ани Лорак 

Когда HELLO! закрылся, я оказалась в тяжелом положении. Еще недавно у меня была зарплата $5 тыс. Теперь мне предлагали $1 тыс.- $1,5 тыс. Не лучшая ситуация при ипотечном кредите $1,7 тыс. в месяц.

Тогда я решила продолжить работать со звездами, только с другой стороны – быть в их команде. Первой попыткой стало освещение свадьбы Ани Лорак. Эту историю не могу вспоминать без смеха.

Опыта в пиаре у меня не было, и я производила набор разнообразных действий, у которых мог быть только один результат – оглушительный провал. Одной рукой писала заметки о свадьбе в желтую газету «Блик», которая в случае отказа грозилась подкупить персонал отеля и узнать все подробности самостоятельно. Другой рукой печатала письмо гостям, мол, пожалуйста, не берите с собой телефоны и фотоаппараты – мы вам сами все пришлем (конечно, они вняли моим мольбам!)

Еще я бегала по всему отелю в поисках работающего принтера, потому что жених забыл слова песни «Я люблю тебя до слез» и попросил организовать подсказчик. 

Глядя на мои хаотичные передвижения, редактор журнала ОК!, у которого было право первой публикации, участливо предложил меня не отвлекать. Поэтому интервью и фотосессию с будущими супругами делали без меня. При этом и текст, и снимки пообещали утвердить. 

Через два дня на обложке журнала вышло фото с такой цветокоррекцией, будто молодожены последний год безвылазно прожили в солярии. Текст был под стать фото. А газета «Блик» все-таки подкупила людей: только не персонал, а гостей, которые слили все детали очень насыщенного вечера.

Ани Лорак меня утешала. Ее команда толерантно предположила, что я молодец, а журналисты – непрофессиональные лоботрясы.

В это же время мой брат и будущий партнер Александр Тодорчук уверенно развивался как пиар-менеджер. Он консультировал и строил бренды Андре Тана, Евгении Гапчинской, гонщика Игоря Скуза и многих других. 

В декабре 2010 года мы впервые после HELLO! решили поработать вместе. В 2011-м выиграли тендер на продвижение Cirque du Soleil в Украине и с тех пор уже не расставались. 

До 2015 года мы сделали много хорошего и столько же никакущего. Были фантастические проекты («Месяц Николая Винграновского и Kyiv Scuplture Project»), были унылые – мы пиарили политиков, дизайнеров, банки, мебель, какие-то бутики. Не могу сказать, что я себя в этом периоде как-то хорошо помню.

О запуске Gres Todorchuk PR

Решающую роль в создании Gres Todorchuk PR сыграл мой муж Андрей Федорив. На нашей второй встрече он толерантно заметил: «Вы делаете такое г**но, хотя могли бы делать только то, что любите и что у вас выходит классно».

Я сказала, что классно у нас получаются культурные и социальные проекты, но делать только их мне страшно.

«А тебе есть что терять?» – уточнил Андрей, осматривая наш офис в квартире на Крещатике, 27. В соседних квартирах процветали бордели. В светской хронике меня подписывали то дизайнером, то волонтером, то «автором нежных текстов»

Я была вынуждена признать, что терять мне нечего. Спустя три месяца мы прыгнули в историю под названием Gres Todorchuk и ни разу не пожалели. 

В запуск агентства мы вложили $10 тыс. Эти деньги окупились очень быстро. Мы стартовали в августе и уже в сентябре делали проект «Большое грузинское застолье» для IDS Borjomi и проект по культурной децентрализации для Гете-Института. 

Чтобы дифференцировать источники дохода, мы разделили клиентов на три категории: бизнес, международные институции и некоммерческий сектор. Недавно к ним добавились государственные организации, например, «Укрзализныця». Мы стараемся следить за балансом проектов, чтобы не быть привязанными к одному клиенту или одному проекту и даже к одной категории. 

Цена для каждого проекта может варьироваться от нескольких десятков тысяч до пары миллионов гривен.

О команде и стажерском наборе 

У Gres Todorchuk есть прописанные ценности. Всего их 4+1. Счастье от того, что мы делаем крутые вещи. Ответственность за принятые на себя обязательства. Открытость к новому и готовность меняться. Дружелюбие – в любой ситуации мы ищем win-win. И гуманность. 

Если расшифровать ценности, то сразу станет понятно, каких людей мы ждем в команду. Мы очень быстро меняемся, развиваемся, воплощаем разные идеи. Поэтому каждый раз нам нужно получать экспертизу в совершенно разных областях. Это означает, что у нас приживаются гибкие и проактивные люди, которые искренне влюблены в то, что они делают. Как показывает опыт, только это способно удержать тебя на плаву даже в самый сильный шторм.

Gres Todorchuk PR

Команда Gres Todorchuk PR

Первые стажерские наборы мы делали в 2016 году. Они дали нам фантастических людей, с которыми мы проработали несколько лет. Например, Юля Соловей и Даша Любимова пришли к нам стажерами, а сейчас – топ-менеджеры агентства.

При этом сравнивать набор 2016-го и 2019-го нельзя. Раньше мы никого ничему не учили, а сразу бросили тушить пожары. Этим летом все было иначе. Мы получили около 400 писем, 260 человек было в первом туре, 130 – во втором. Для 47 финалистов мы сделали суперстажерский день, во время которого читали лекции Андрей Федорив, Ярослав Ведмидь, Алена Гудкова и другие звезды. 

17 человек прошли на основной курс, который длился неполных три недели. Каждый день стажерам читали лекции члены нашей команды и приглашенные лекторы – от главы диджитала 1+1 Ани Ткаченко и главы «Суперлюди» Влада Ноздрачева до SMM Yakaboo Нади Потоцкой.

По итогам выполненных заданий и тестов мы сделали шесть предложений по работе, еще двое наших стажеров уже работают в Fedoriv. 

Стажерский набор – это возможность получить свежий взгляд и вырастить людей, которые будут разделять твои ценности. 

Спрос на социальные и культурные проекты

Эта осень фантастически хороша для Gres Todorchuk. Мы начали ее с проектом Rozetka и Ukrainian Fashion Week – конкурсом молодых дизайнеров Safe Fashion. Дизайнеры создавали вещи со светоотражающей пленкой, чтобы актуализировать проблему безопасности пешеходов в темное время суток. Показ финалистов мы сделали прямо на пешеходном переходе, в партнеры взяли патрульную полицию, а стать моделями пригласили людей, которые выжили в ДТП.

Уже скоро элементы костюмов со светоотражающей пленкой появятся на Rozetka, чтобы каждый, кто думает и о моде, и о безопасности, мог оставаться видимым. 

Также с Rоzetka полным ходом идет инициатива «Майстерня маленьких мрій», в рамках которой мы исполняем маленькие мечты украинцев. Например, наша новая героиня – 77-летняя бабушка-стартапер, которой мы помогли перезапустить магазин канцелярии. 

Еще один проект, о котором уже можно сказать, – новогодний парад Borjomi. Сделать первый в Украине новогодний парад с костюмами, оркестрами, музыкой и танцами – разве не работа мечты? 

Это будет нечто вроде парада в День благодарения в США. Я обожаю этот проект, он дарит чувство праздника, возможность всем, кто устал, разочаровался, забыл, что такое чудеса, на один день нырнуть в другой мир. 

Спрос на социальные и культурные проекты за четыре года работы агентства вырос колоссально. В 2016 году были месяцы, когда мы искали, чем себя занять. Сейчас мы загружены под завязку, поэтому даже самым любимым клиентам иногда приходится ждать. 

О благотворительности 

Я помогаю трем благотворительным фондам: «Запорука», «Джерело» и «Відкриті долоні». На другие запросы я отвечаю очень редко, потому что одно из главных правил в благотворительности – системность. Чтобы люди знали, что они могут на тебя рассчитывать. 

Деньги я собираю по-разному: через благотворительную лотерею у себя на фейсбуке, рекламный контракт с брендом, какое-то событие, которое мы организовываем. Например, мероприятие, посвященное «Каннским львам», которое мы делали в Fedoriv Hub, принес фонду «Джерело» 85 тыс. грн.

Нет чувства лучше, чем чувство, что ты кому-то помог.

Опубликовано в Мнение лидеров
2019.10.03 11:01