Турецкий вал. Зачем двум странам НАТО кусок сирийской земли

2018.12.16 | 21:46

AMP logoAMP-версия

Реджеп Тайип Эрдоган повышает ставки в игре с Дональдом Трампом

12 декабря, выступая на конференции в Анкаре, посвященной турецкой оборонной промышленности, Реджеп Тайип Эрдоган анонсировал наземную военную операцию в соседней Сирии. Уже третью по счету за последние два года. 

Восхваляя и превознося с присущем ему воинствующим пафосом успехи и достижения национального ВПК, Эрдоган в какой-то момент внезапно перешел к теме основных угроз безопасности для Турции. В который раз посетовав на активизацию "террористических элементов" у границ с Турцией и раскритиковав политику США по отношению к сирийским курдам, он объявил, что турецкая армия уже через пару дней начнет операцию в северной Сирии. 

Заявление Эрдогана было в некотором роде неожиданным. Конечно, угрозы начать силовую операцию против сирийских курдов звучат из его уст на протяжении всего текущего года. Однако до реальных действий пока не доходило, а каждое обещание президента Турции напасть на северо-восток Сирии завершалось ничем. К тому же, усиление военного присутствия США и их союзников на этих территориях лишь увеличивало сомнения в реальной готовности Эрдогана воевать за этот кусок земли. Риск столкновения двух армий НАТО всегда был слишком велик. 

Что же изменилось в последнее время? Как минимум два события могли стать последней каплей и вынудить Эрдогана пойти ва-банк.

Во-первых, неделю назад США направили сирийским  курдам, которых в Турции считают террористами, новую партию бронемашин, вооружения и боеприпасов под предлогом усиления борьбы с террористами "Исламского государства". Собственно, именно присутствие сил "ИГ" в этой части страны до сих пор используется как официальная причина для США сохранять свой военный контингент на территории Сирии. У террористов по сути остался единственный маленький анклав в долине реки Евфрат на востоке провинции Дейр-аз-Зор, бои за который длятся уже долго. Подозрительно долго. 

Во-вторых, на днях американские военные выставили наблюдательные посты на турецко-сирийской границе, дабы показать войскам Эрдогана, что те не смогут пересечь границу и напасть на курдские земли. Турецкие СМИ обозвали эти блокпосты "шпионскими башнями". 

В ответ на такие действия, в которых Анкара явно увидела отказ Вашингтона сотрудничать по курдскому вопросу, Эрдоган пошел на резкое повышение ставок, вынуждая американцев срочно реагировать и менять, казалось бы, устоявшийся статус-кво, сложившийся в северо-восточной Сирии. 

 

Пойдет ли Турция на военную операцию в этот раз? Вероятность довольно высока. В отличие от предыдущих угрожающих сентенций, Эрдоган в этот раз даже заявил, где пройдет операция, каков ее географический охват и приблизительное время ее проведения. По его словам, турецкая армия ударит по городу Кобани и вытеснит курдов с территорий к востоку от реки Евфрат. Вероятно, под удар попадет также город Манбидж – один из главных оплотов курдов на северо-востоке провинции Алеппо, в котором стоят американские войска. Турция уже давно требовала от США освободить Манбидж и убрать оттуда курдские отряды "Сил народной самообороны" (YPG), которые Анкара считает связанными с ее собственными турецкими сепаратистами из Рабочей Партии Курдистана. 

 

Вместо четкого ответа, Вашингтон начал тянуть время, а затем пошел на неудобный компромисс и блеф. В июне этого года американцы заявили, что достигли соглашения с турками относительно Манбиджа: сирийские курдские отряды будут выведены оттуда, а город планируют совместно патрулировать турецкие и американские силы. Впрочем, несмотря на это, курды никуда из Манбиджа не делись, и совместные патрули никак ситуацию не изменили. 

Но 2 октября произошло убийство публициста Джамаля Хашкаджи в саудовском консульстве в Стамбуле и его смерть (как ни странно это прозвучит) вдохнуло новую жизнь в переговоры о сирийском направлении. Турки надеялись, что хоть какое-то потепление в отношениях с Вашингтоном в результате подрыва доверия между американцами и саудитами из-за убийства Хашкаджи откроет дорогу к новым переговорам по Манбиджу и курдам. Однако дальше отмены санкций против турецких министров и освобождения американского пастора Эндрю Брансона дело не пошло. В Анкаре считали, что компромат на саудовского принца Мухаммеда бин Сальмана, вероятно причастного к убийству Хашкаджи (который турецкие следователи, скорее всего, нарыли на него), поможет склонить США к компромиссу по Сирии. Однако, по разным причинам, этого так и не произошло. 

В итоге Эрдоган прибегнул к классическому для себя маневру: перейти к якобы реальным действиям, при этом давая противнику очень мало времени на размышления. В данном случае речь и идет о 2-3 днях. Фактически, Турция нащупала главную болевую точку Вашингтона в его сирийской политике: дилемму, которую он так и не разрешил. Эрдоган вынуждает Трампа сделать выбор: "с кем вы, мастера культуры?": либо со мной, либо с курдами. Эта дилемма уже несколько лет стоит перед Белым домом, который, в отсутствие внятной стратегии по Сирии, так и не смог выработать плана тактических действий. 

С одной стороны, курды – это последний и главный американский союзник на территории Сирии, через которого они могут сохранять военное присутствие и продвигать собственную повестку (какой бы она ни была). С другой стороны, в Штатах осознают, что Турция как член НАТО – необходима для них с точки зрения стратегических интересов на Ближнем Востоке. В любом случае, гипотетическая военная операция Эрдогана в Сирии может опустить отношения Анкары и Вашингтона еще ниже. 

Автор: Илия Куса 

Оцените материал
(0 голосов)
Теги

Последние новости

Оставить комментарий