«У «Слуги народа» нет конкретной идеи по Крыму»: Лиза Богуцкая – о политике и деоккупации полуострова

2020.05.09 | 13:20

AMP logoAMP-версия

Есть ли в украинской партии «Слуга народа» консолидированная позиция в отношении аннексированного Крыма? Что ее представители на самом деле думают о подаче воды на полуостров и крымскотатарской национально-территориальной автономии? И какой путь деоккупации Крыма видит монобольшинство Верховной Рады и Офис президента?

На эти и другие темы в эфире Радио Крым.Реалии ведущая Эльвина Сеитбуллаева беседует с народным депутатом Украины от фракции «Слуга народа», крымчанкой Лизой Богуцкой.

– Лиза, вы часто вспоминаете про Крым, живя в Киеве? Что чувствуете?

Буквально сегодня написала пост о своих родителях, о том, как каждый год мы отмечали в Крыму День победы

– Очень часто. Чувствую боль, потому что это большая психотравма. Я не была там шесть лет, и каждый год эта боль только заостряется. Буквально сегодня написала пост о своих родителях, о том, как каждый год мы отмечали в Крыму День победы. Теперь я не могу поехать к ним даже на могилу. Это очень больно для всех, кто прожил большую часть жизни в Крыму, а потом был вынужден очень быстро выехать. Для многих эта самая большая психотравма в жизни.

– Работаете ли вы сейчас в парламенте над конкретными вопросами, которые касаются Крыма?

– Вчера у нас была видеоконференция по поводу децентрализации и дальнейшего регионального развития Крыма. Сейчас в Украине проходит эта реформа – будет новое деление страны, создаются новые районы и громады. Сначала многие с улыбкой отнеслись к новому региональному делению Крыма: мол, в современных условиях это то же самое, что провести децентрализацию на Луне. Но потом мы решили подойти к этому вопросу как к политическому. Проведя реформу децентрализации Украины и не затронув полуостров, мы как будто отказываемся от него. Деоккупация все равно состоится, и после нее мы уже вернемся в новые крымские реалии. Я попросила, чтобы меня обязательно вписали в рабочую группу по децентрализации – туда также войдут Рефат Чубаров, Ахтем Чийгоз, Наталья Лютикова и другие.

Лиза Богуцкая
Лиза Богуцкая

– Сейчас вы единственная представительница Крыма во фракции «Слуга народа»?

– Есть еще Виталий Безгин, который возглавляет комитет регионального развития и как раз занимается реформой децентрализации. Скажем так: я единственная крымчанка в «Слуге народа», которая покинула полуостров в связи с его аннексией.

– По вашей оценке, какое место в повестке фракции занимает Крым?

Некоторые наши депутаты высказались за подачу воды в Крым

– Вы знаете, вот здесь все печально. Я бы не сказала, что какая-то другая тема занимает большее место, чем тема Крыма, просто их очень много, они идут калейдоскопом. О Крыме мы иногда вспоминаем. Мы говорили о нем глубоко и серьезно перед парламентскими выборами, мы говорили о том, что надо менять статус полуострова на национально-территориальную автономию, мы говорили о воде. Некоторые наши депутаты высказались за подачу воды в Крым, обосновывая это тем, что там живут наши украинские граждане. Но дело в том, что эта тема была воспринята в нашей фракции очень неоднозначно – она практически разделилась пополам. По-моему, для тех людей, которые выступали за подачу воды, тема аннексии чужая. Нельзя идти на такие уступки, при том что даже семьи осужденных крымских татар, которые ждут освобождения, просят ни в коем случае не делать такой шаг.

– Но есть ли единая официальная позиция «Слуги народа» насчет Крыма?

Сложно сказать, что наша фракция имеет конкретную идею по Крыму – ее как таковой нет

– Наша фракция – не «Батькивщина» или «Оппозиционная платформа – За жизнь», не «Европейская солидарность», где существует пускай хромая, но идеология, то есть они придерживаются конкретной темы. Недавно политконсультант Сергей Гайдай очень хорошо охарактеризовал «Слугу народа»: по его мнению, она похожа на зрителей в студии программы «Шустер Live». Обычно говорят, что это люди со всей Украины, разных политических взглядов, то есть клуб по интересам. К большому сожалению, в нашей фракции присутствует большое количество людей, которые имеют противоположные моим идеологические взгляды. Они, скорее, имеют больше общего с Виктором Медведчуком, с «ОПЗЖ» – у них пророссийские настроения. Есть депутаты с радикально проукраинскими настроениями, и по вопросу крымскотатарской национально-территориальной автономии они солидарны с теми, кто имеет пророссийские взгляды. Они считают, что Крым должен вернуться в Украину только как обычная область без всякой автономии. Поэтому сложно сказать, что наша фракция имеет конкретную идею по Крыму – ее как таковой нет. Есть, скорее, личное мнение каждого депутата. Вообще, у нас во фракции сформирована демократическая платформа, которая поддерживает курс на национально-территориальную автономию, усиление санкции против России, деоккупацию Крыма и ни в коем случае не поддерживает подачу воды до его освобождения. В этом отношении нас поддерживает Владимир Зеленский, вместе с нами он имеет совершенно конкретную точку зрения по Крыму: должна быть деоккупация, а потом мы включим воду. В целом не было такого, чтобы, когда у меня есть важное заявление по Крыму, я не могла выйти с ним на трибуну, потому что кто-то во фракции против.

– Вас лично все устраивает во фракции «Слуга народа»?

Не должно быть такой разницы в мышлении у депутатов одной фракции

– Вопрос сложный. Я думаю, что в любой фракции есть что-то, что всех не устраивает. У меня, естественно, тоже есть какие-то вопросы к нашей фракции. Я просто очень командный игрок. Пока я независимый человек, блогер, я могу говорить все что угодно. Когда я нахожусь внутри команды и не согласна с очень многими вопросами, я не могу выносить их на публику с критикой, даже если меня разрывает изнутри несправедливость. Есть у нас персонажи вроде Александра Дубинского, который говорит все что думает, причем с обсценной лексикой – и о фракции, и о депутатах, и о президенте, и об Офисе президента. Я так не могу. Если я хочу говорить все, значит нужно выходить из фракции и говорить. В любом случае, вопросы морали для меня первичны… Идеологически партия выбрала направление центризма. Видимо, они считают, что если собрать людей совершенно разной идеологической направленности, мы таким образом соберем Украину. Я думаю, что это неправильно, поскольку всегда будут возникать вопросы, претензии, споры идеологического характера. Мне все же кажется, что если мы идем чего-то добиваться, у нас должна быть приблизительно понятная для всех позиция. Не должно быть такой разницы в мышлении у депутатов одной фракции.

Вода для Крыма. Самые громкие (и противоречивые) заявления чиновников (видео)
пожалуйста, подождите
Embed share
Вода для Крыма. Самые громкие (и противоречивые) заявления чиновников (видео)

No media source currently available

0:00 0:06:39 0:00

– У нас есть вопрос от слушателя из Москвы:

«Я как россиянин могу вас заверить, что с нашим руководством вы ни о чем не договоритесь ни по Крыму, ни по Донбассу. Они видят Украину только в одном качестве – как свою территорию. Понимает ли это президент Зеленский?»

– Действительно, с Кремлем о чем-то разговаривать бесполезно. Там извращенное мышление, они считают себя единственно правыми и что «Россия нигде не заканчивается», у нее нет границ и так далее. Поэтому я абсолютно поддерживаю эту точку зрения, и у нас с президентом она одна: только после того как Россия выводит из Крыма все свои войска, свою оккупационную администрацию, на полуостров подается вода и мы заходим туда, в новую территориально-административную единицу.

– Есть ли все-таки в вашей фракции депутаты, которые выступают против деоккупации Крыма?

Наверное, сам по себе вопрос «Чей Крым?» уже устарел

– Нет, я думаю, что они не против деоккупации, но они против крымскотатарской национально-территориальной автономии – это точно. Но я не буду называть фамилии, поскольку эти депутаты сами проявят себя на разных эфирах при обсуждении темы Крыма. Наверное, сам по себе вопрос «Чей Крым?» уже устарел. Каждый из депутатов ответит, конечно же, что Крым украинский, но детали этого украинского Крыма понимаются ими по-разному.

– Когда, по вашей оценке, может быть рассмотрен законопроект о внесении изменений в Конституцию Украины по вопросу создания крымскотатарской национально-территориальной автономии?

– Президент не спорит с этой идеей, он поддерживает ее. По всей вероятности, есть все-таки приоритетные вопросы, а вопрос Крыма – долгоиграющий, он не решится ни сегодня, ни завтра. Депутаты думают, что вносят более важные законы. Сейчас у нас завис законопроект об отмене свободной экономической зоны в Крыму. Его готовлю лично я. Причина задержки в том, что пока идут переговоры по Донбассу, лучше не создавать напряжение вокруг возвращения наших пленных, в том числе крымских татар. Любые законодательные акты по Крыму могут навредить процессу освобождения, учитывая, как Россия на это реагирует. Если говорить об автономии, триста голосов для изменений в Конституцию набрать достаточно сложно, поэтому нужно провести серьезную разъяснительную работу. Когда мы будем рассматривать вопрос децентрализации, я думаю, тема автономии будет поднята, и законопроект наконец может быть вынесен в Верховную Раду. Но гарантий, что за него успешно проголосуют, нет. Мне кажется, огромное количество украинцев не понимают важности этого вопроса. На самом деле это один из самых серьезных исторических вопросов для нашего будущего.

– Еще один звонок, на этот раз из Керчи:

«Госпожа Богуцкая, так какая у вас генеральная линия фракции насчет Крыма? Вы хотите убедить крымчан, что Украина лучше, чем Россия? Или вы хотите с привлечением подавляющих сил вернуть Крым?»

Военного пути возврата Крыма нет, мы его не рассматриваем

– Военного пути возврата Крыма нет, мы его не рассматриваем. Мы понимаем, что это значит создать горячую точку, где будут десятки тысяч погибших – и украинцев, и россиян. Это никоим образом не приблизит мир. Наша позиция такая: возврат территорий возможен после смены власти в России. При нынешней власти, при ее отношении к Украине ни о каких договоренностях с ней нет речи – и тем более ни о каких военных аспектах. Тем временем мы будем делать поступательные движения, для того чтобы украинцы Крыма, жители Крыма захотели эмоционально поддержать связь с Украиной и вернуться в Украину. Я думаю, что в любом случае деоккупация неизбежна, но все получится не так, как мы думаем. Можно продумать сто вариантов успеха или провала, а в действительности будет другое. Но мы точно не хотим войны и кровопролития.​

– Как вы оцениваете информационную политику Украины в отношении Крыма? В начале этого года ведущие украинские телеканалы закодировали свои спутниковые сигналы и стали недоступными на полуострове.

– Насколько я знаю, на оккупированные территории, включая Донбасс и Крым, транслируется телеканал «ДОМ». Лично я была очень возмущена тем, что каналы Медведчука с откровенно пророссийской направленностью остаются незакодированными. Тем не менее случилось то, что случилось. Сейчас идет поиск вариантов, как можно изменить эту ситуацию, поскольку возмущена ей не одна я.

– Недавно президент России Владимир Путин внес почти всю территорию Крыма в список земель, которыми по российским законам не могут владеть лица без российского гражданства – то есть фактически это относится к гражданам Украины. Если сейчас начнутся изъятия, как потом возвращать эти участки?

– С точки зрения украинского законодательства, вся земля в Крыму – украинская. У нас остается право по закону об оккупированных территориях и пока еще имеющемуся закону «О свободной экономической зоне «Крым» помочь гражданам, которые недооформили землю в Крыму, завершить процесс на материке и получить документы. Конечно же, мы понимаем, что это право собственности не будет действительным в российской юрисдикции, но для нашего законодательства любые акты российской власти в Крыму незаконны, и они не будут приняты во внимание после деоккупации. Как только это произойдет, все сделки за этот период по законам России будут аннулированы. А все, что делает и декларирует Путин, это его больное воображение.

– У вас лично есть земля в Крыму?

– Да. Пока Крым аннексирован, я, разумеется, не смогу ее вернуть. Если кто-то решит на ней построиться, вероятно, после деоккупации Крыма будут действовать какие-то компенсации – или деньгами, или за счет другого участка. К тому же масса россиян, которые приехали в Крым, точно так же и уедут из него. В общем, я пока отпустила этот вопрос.

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года в Крыму появлялись вооруженные люди в форме без опознавательных знаков, которые захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позднее президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Источник: krymr.com

Оставить комментарий