По украинской привычке: Как крымчане пытаются бороться с российской бюрократией 

2021.06.23 | 20:24

AMP logoAMP-версия

С приходом России крымчане утратили возможность влиять на действия чиновников, но не избавились от привычки защищать свои права, считают эксперты. Севастопольцев «методично приучают ходить строем», и делают это очень умело, – такое заявление в эфире телеканала «Первый Севастопольский» сделал бывший народный депутат Украины от «Партии регионов» Вадим Колесниченко. Он утверждает, что общественные слушания все больше и больше «превращаются в какую-то непонятную и смешную декорацию».

Обращают ли российские чиновники внимание на мнение крымчан? Есть ли гражданское общество в аннексированном Крыму? Как жители полуострова могут защитить свои права?

Эти и другие актуальные темы в студии Радио Крым.Реалии в ток-шоу «Крымский вопрос» обсуждали ведущий Александр Янковский и его собеседники: активист из Алушты Павел Степанченко, украинский политолог Вадим Трюхан, представитель Краевой рады украинцев Крыма Сергей Мокренюк, российский политический аналитик, главный редактор портала After Empire Ольга Курносова.

Поводом для высказывания Колесниченко стала ситуация в Севастополе. Российская администрация города запланировала новое масштабное строительство на территории музея-заповедника «Херсонес Таврический»: общеобразовательная школа, филиал детского лагеря «Артек» и археологический парк – эти объекты, по всей видимости, в скором времени появятся на территории музея-заповедника «Херсонес Таврический».

Российские чиновники утверждают, что поручение на благоустройство данной территории было дано президентом России Владимиром Путиным, а строительство других объектов согласовано с российским Минпросвещения и лагерем «Артек».

Местные эксперты уже заявили, что это приведет к непоправимым последствиям и уничтожит культурный слой на всем участке, расположенном неподалеку от западного входа в городище.

Стройку начали, не спросив у жителей города, нужны ли им эти объекты на территории заповедника ЮНЕСКО? Тем не менее стройка в Херсонесе продолжается, а забор с колючей проволокой закрывает объект от общественности.

Вадим Колесниченко – в прошлом народный депутат Украины, остался жить в Крыму и баллотировался в местный парламент, а с 2020 года ведет свою программу на местном телеканале «Первый Севастопольский», так высказался по этому поводу:

Нардеп от «Партии Регионов» Вадим Колесниченко, 2013 год
Нардеп от «Партии Регионов» Вадим Колесниченко, 2013 год

«В последнее время мне кажется, что меня считают аборигеном-туземцем, которому дают блестящие бусы взамен его родного дома и говорят: «нечего здесь под ногами путаться, мы несем цивилизацию и прогресс». Нам навязывают мысль, что судьба древнего Херсонеса, который стал составной частью родного дома, будет решаться без участия севастопольцев, какими-то умными людьми, фамилии которых не хотят называть вслух. А тех, кто с этим не согласен, объявляют маргиналами, городскими сумасшедшими, оскорбляют, либо тащат в суд, как это произошло с режиссером Андреем Масловым. А как же! Надо запугать тех, кто пытается сопротивляться. У меня в связи с этим есть несколько вопросов: это ошибки или злонамеренные действия и, где здесь место севастопольцев?...Севастопольцам настойчиво внушают, что историческое наследие – это всего лишь камни, остальное они себе придумали… А тех, кто с этим не согласен, называют маргиналами, городскими сумасшедшими, украинскими агентами или вообще множат на ноль», – констатирует Вадим Колесниченко.

В Севастополе не работает механизм общественных слушаний. Такое мнение высказал в интервью изданию ForPost Григорий Донец – руководитель Севастопольской общественной организации по сохранению объектов культурного наследия «Морской форт».

Григорий Донец
Григорий Донец

«Есть правовая база, есть механизм, для того, чтобы общественность могла повлиять на процессы. Но эти механизмы у нас не работают. Общественная палата под каблуком губернатора, у нее нет мнения. Всероссийский Народный Фронт, который в свое время был был законодателем в таких вопросах, со всем соглашается и поднимает руки. Законодательное собрание у нас, как страус спрятало голову, несмотря на то, что подготовило такой закон об объектах культурного наследия, от которого слезы наворачиваются на глазах. Так общественность остались без возможности действия на беспредел, который творится на наших территориях»,сказал ForPost Григорий Донец.

В этом же интервью севастопольскому изданию Ольга Тимофеева, бывший член Совета Федерации соседней России, также отмечает, что проблема в том, что чиновники не слушают жителей города

Ольга Тимофеева
Ольга Тимофеева

«Надо говорить с людьми, нельзя людей, научную общественность ставить за скобки. Как только появляется эта «заксобочная» жизнь, перестает работать законодательство и, соответственно, появляются манипуляции. Губернатор – главное должностное лицо города, его функция заключается в том, чтобы этот диалог выставить. А если этот диалог выстроен, можно обращаться к центру, опираясь на позицию общественности города. Либо губернатор убеждает общественные организации в правильности того, что происходит и снимаются конфликт. А у нас этот конфликт сейчас искусственно формируется»,считает Ольга Тимофеева.

В Симферополе с 2014 года существует целая Общественная палата Республики Крым. Согласно крымскому закону «Об Общественной палате Республики Крым», основные задачи этого органа – «формирование общественного мнения и доведение его до сведения органов государственной власти и органов местного самоуправления».

«Сейчас стоит задача: обучение общественных наблюдателей для выборов, контрольная закупка продуктов питания в дошкольных учреждениях школах и больничных учреждениях», – такие цели ставит перед палатой новый руководитель органа Александр Форманчук.

В эфире Радио Крым.Реалии активист из Алушты Павел Степанченко. В 2014 году он был избран депутатом Алуштинского горсовета от компартии России. Во время своей депутатской деятельности активно критиковал российскую власть своего города за непрозрачную раздачу южнобережной земли, игнорирование проблем алуштинцев и многое другое. В 2020 году Павла Степанченко обвинили в вымогательстве у представителя российской партии власти «Единая Россия». Он провел в СИЗО три года, заявил о пытках в ФСБ, был осужден и отбыл наказание, но вину не признал и подал жалобу в Европейский суд по правам человека.

Павел Степанченко
Павел Степанченко
У крымчан нет возможности достучаться до чиновников
Павел Степанченко

– Те общественники, которые поднимают резонансные темы, к примеру, судьбу Форосского парка, сразу переходят из разряда патриотов в продажных агентов. У крымчан нет возможности достучаться до чиновников, так как все общественные советы, общественные собрания, территориальные органы, сборы, не работают из-за коронавируса. Но и в моменты, когда это работало, они так были сформированы, что высказывали поддержку действиям власти. Оппозиционных депутатов в местных советах также почти не осталось и каких-либо инструментов у них нет. СМИ в большинстве провластные и они предпочитают не замечать существенных проблем. Публикации в социальных сетях также не пугают чиновников, они идут дальше, а критики в соцсетях стараются не допускать. Единственный вариант для крымчан – сила улиц.

Украинский политолог Вадим Трюхан в эфире Радио Крым.Реалии замечает, что и уличные протесты в соседней России также не приносят результатов. А ситуация, которая сложилась в Крыму – отсутствие возможности влиять на решения власти, была спрогнозирована с первых дней аннексии, поскольку «Россия ставит свои порядки».

Вадим Трюхан
Вадим Трюхан

– Если мы посмотрим на протесты, которые время от времени проходят в разных регионах России, там происходит то же самое. Протесты не приводят к результату, акции душат в зародыше. Думаю, севастопольскому Колисниченко тоже не простят таких высказываний. Во всей России, как и на оккупированных ею территориях, есть два типа общественных организаций. Первый – подконтрольные Кремлю, которые финансируются приближенными к Кремлю личностями, они фактически призваны легитимизировать решения власти. Таким организациям, платам, советам везде зеленый свет и даже позволена декоративная критика власти, которая не имеет ничего общего с реальной картиной. Второй тип – неподконтрольные Кремлю, которые организовываются яркими личностями, поддерживаются независимо, этим организациям нет ходу в федеральные СМИ, их притесняют, как правило, причисляют их к иностранным агентам.

Представитель Краевой рады украинцев Крыма Сергей Мокренюк в эфире Радио Крым.Реалии говорит, что возможность демонстрации своей мысли в крымском обществе есть, но их эффективность остается под сомнением.

Сергей Мокренюк
Сергей Мокренюк

– Двадцать шесть лет крымчане прожили с демократической Украиной, где представители власти обязаны коммуницировать с общественностью, находить пути решения вопроса. А российскую систему не волнует, что думает народ. Этот диссонанс между привычкой диалога и российским игнорированием, вызывает возмущение крымчан.

Нужно отметить, что за годы оккупации, российские власти еще не управляют крымчанами, обществом Крыма, есть сопротивление дурным указаниями, есть привычка защищать свои права. И то, что Колесниченко озвучивает эти проблемы, показывает разрыв между общественным мнением и властными взглядами.

Местное население должно добиваться исполнения прав, обращаться за разъяснениями, показывать и объяснять свою позицию.

Повлиять на ситуацию в России возможно лишь во время выборов, говорит в эфире Радио Крым.Реалии главный редактор российского портала After empire Ольга Курносова.

Ольга Курносова
Ольга Курносова

– Выборы – это как раз то время, когда можно предъявить свои претензии власти. Что касается уличных протестов – с началом пандемии они минимизированы, одиночные пикеты – единственное, что остается. Не просто жителям общаться с властью.

При отсутствии политических институтов, нормальных выборов, остается только такой «райкинский» подход, обсмеивать чиновников
Ольга Курносова

Возможность пропесочить власть, остается через интернет. Последняя история, произошла с Сергеем Аксеновым (подконтрольный Кремлю глава Крыма – КР), когда он в Керчи плыл на лодке, а за ним кролем гребли сотрудники МЧС. Это видео взорвало интернет, и я думаю, что Аксенову это выйдет боком. При отсутствии политических институтов, нормальных выборов, остается только такой «райкинский» подход, в Советском Союзе были юмористы, которые могли обсмеивать чиновников. Очень плохо, когда остается только такой подход, нужно, чтобы была возможность политической борьбы.

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года вооруженные люди в форме без опознавательных знаков захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позже президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

Источник: krymr.com

Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий