«Фабрикуют из нас негодяев»: крымские татары год в СИЗО после массовых обысков

2020.07.21 | 10:20

AMP logoAMP-версия

В марте 2019 года в Крыму прошли самые масштабные обыски в домах крымских татар с момента аннексии полуострова. До сих пор 25 человек, задержанных в тот день, находятся под арестом, трое – в розыске, один человек после обысков пропал без вести. Всех арестованных обвинили в участии в исламистской организации «Хизб ут-Тахрир», которая запрещена на территории соседней России. Их дело назвали «второй симферопольской группой». Телепроект Крым.Реалии рассказывает историю крымчан, которых больше года удерживают в СИЗО. За их освобождение в Крыму борются семьи, адвокаты и международные правозащитники.

«Они всегда мчались на помощь»

Массовые обыски на полуострове вспоминают и через год. Российские силовики приехали в поселки и микрорайоны компактного проживания крымских татар в Строгоновке, Каменке, Айкаване Симферопольского района, а также в Белогорском районе Крыма. В тот мартовский день большая семья имама Биляла Адилова была дома: восемь детей, родители его жены – 73-летняя теща и пожилой тесть. Вдруг в их дом ворвались с обыском.

«Папа когда упал, он даже расплакался. Говорит: вспомнил 1944 год, когда их выселяли. А они стояли и усмехались», – вспоминает Гульнара Адилова.

По словам родственников Биляла Адилова, во время обыска им подбросили книги. Его сын Февзи с отцом как раз попросили разрешения помолиться и, отлучившись на пару минут, увидели, как российские силовики вышли из кладовой в доме, в которой не было ничего, кроме шкафа и морозильной камеры, и вынесли три книги.

Февзи Адилов, сын имама Биляла Адилова
Февзи Адилов, сын имама Биляла Адилова

«Я знаю, какая у меня дома литература. Если бы она была даже здесь, она бы на полке была, а не, так сказать, в захолустье где-то. Они были чистыми, абсолютно чистыми. Их даже когда открывали, листики друг к другу прилипали, ну это, понятное дело, новое», – утверждает сын имама Февзи Адилов.

Билял Адилов – имам. Для мусульман это не должность или профессия, а религиозная деятельность. В небольших селах или микрорайонах имамом выбирают самого авторитетного человека, который знает Коран, может руководить молитвенным ритуалом, помогать в духовной жизни. По словам супруги имама Гульнары, Билял Адилов никогда не оставался в стороне, когда в домах крымских татар проходили обыски.

Гульнара Адилова, супруга имама Биляла Адилова
Гульнара Адилова, супруга имама Биляла Адилова

«Он оказывал всякую помощь любому, кто в ней нуждался. По своей части, как имам, он много делал. Например, родился ребенок – и его приглашали, давал деткам имена. Когда происходили первые обыски, он первый побежал. И он мне всегда говорил: не бывает чужой боли, это наша общая боль», – рассказывает Гульнара Адилова.

Владлен Абдулкадыров, Билял Адилов, Фарход Базаров и Рустем Шейхалиев в Кировском райсуде Ростова-на-Дону
Владлен Абдулкадыров, Билял Адилов, Фарход Базаров и Рустем Шейхалиев в Кировском райсуде Ростова-на-Дону

В этот день арестовали также сразу троих родственников крымской татарки Фатиме Яниковой – брата Асана, мужа Фархода Базарова и его брата Алима Керимова. По словам женщины, все трое до ареста вели видеотрансляции с обысков и судов и активно себя проявляли.

«Они все успевали: делали передачки, проводили стримы на незаконных обысках, этих облавах. Никогда не обходили стороной кого бы то ни было: знакомый, незнакомый – они мчались на это, на такие мероприятия сломя голову», – вспоминает Фатиме Яникова.

«Неправильный ислам для российских жандармов»

Сейчас по документам российского следствия по делу проходят двадцать девять человек. Двадцать пять из них находятся в СИЗО. О подозрении и объявлении в розыск еще троих стало известно почти через год после задержаний. До сих пор неизвестна судьба Эдема Яячикова. По информации крымского адвоката Эдема Семедляева, он был задержан во время мартовских обысков и находился в управлении российской ФСБ в Крыму, однако позже ни дежурные, ни следователи, которые занимались этим делом, задержание Яячикова не подтвердили. Где он сейчас находится – неизвестно.

Эдем Яячиков
Эдем Яячиков

Большая часть задержанных – активисты гражданского объединения «Крымская солидарность», которое помогает политзаключенным и их семьям, поддерживает политзаключенных в судах, организовывает им передачи в СИЗО, освещает суды и обыски, занимается компьютерной безопасностью активистского движения.

Их всех обвиняют в причастности к организации «Хизб ут-Тахрир», которую в России признали террористической. Обвинения в материалах дела изложены так: «Проводили конспиративные собрания ячейки «Хизб ут-Тахрир» (или участвовали в них), в ходе которых изучали идеологию данной террористической организации, вырабатывали и корректировали дальнейшие планы, цели и задачи деятельности ячейки в регионе, а также осуществляли на указанной территории скрытную антироссийскую, антиконституционную деятельность в виде вербовочной, пропагандистской работы среди населения, склоняя жителей к участию в деятельности этой террористической организации», – сообщает российский правозащитный центр «Мемориал» со ссылкой на описание дела в постановлении следователя.

Александр Черкасов, глава совета правозащитного центра «Мемориал»
Александр Черкасов, глава совета правозащитного центра «Мемориал»

«Мемориал» признает крымчан, которых задерживают по «делам Хизб ут-Тахрир», политическими узниками. Внесение организации в список террористических в России правозащитники считают незаконным, поскольку она не призывает к насильственным действиям. Массовые задержания в Крыму могут быть выгодны российским силовикам, утверждает глава совета правозащитного центра «Мемориал» Александр Черкасов.

«В Крым поехали, как в свое время на Кавказ и в Среднюю Азию – за погонами и чинами. Разнообразные чиновники разнообразных жандармских ведомств, которым очень легко, не вскрывая реальные террористические ячейки, не отслеживая реальных боевиков, находить людей, которые открыто исповедуют неправильный, по их мнению, ислам. Я подозреваю, что это означает большой карьерный рост для многих, и вот после 2014 года эта золотая жила не иссякает», – поясняет Александр Черкасов.

Журналистов и активистов обвинили в терроризме

Все арестованные активисты «Крымской солидарности» свою причастность к террористической деятельности отрицают. Пятерых из них обвинили в организации ячеек «Хизб ут-Тахрир» на полуострове – это Ремзи Бекиров, Риза Изетов, Руслан Сулейманов, Фарход Базаров и Шабан Умеров.

Ремзи Бекиров вел многочисленные стрим-трансляции по «делу Веджие Кашка», а также во время арестов крымчан по «делам Хизб ут-Тахрир». Он снимал задержание архиепископа Климента и даже получил пресс-карту корреспондента российского интернет-издания Грани.Ру.

«Наверное, когда все закончится, я буду журналистом», – делился с «Крымской солидарностью» Ремзи Бекиров.

Ремзи Бекиров
Ремзи Бекиров

Историк по образованию, Ремзи Бекиров никогда не был судим и не привлекался к административной или уголовной ответственности. Как сообщает «Крымская солидарность», единственный эпизод с ним произошел в 2017 году. Ремзи получил админарест на пять суток после того, как пришел к месту обыска у активиста Марлена Мустафаева в Каменке. Крымчанин уверен, что его арест связан с журналистской деятельностью.

«Именно с журналистской деятельностью связываю свой арест, свое задержание. Я освещал события именно так, как сегодня делают мои коллеги – это преследования, которые происходят в отношении моего народа. Их я отмечал не раз», – объясняет он.

Ремзи Бекиров на заседании подконтрольного России суда в Симферополе
Ремзи Бекиров на заседании подконтрольного России суда в Симферополе

Ряд международных журналистских организаций включил в свои доклады о нарушениях прав и свобод Ремзи Бекирова, а правозащитный центр «Мемориал» признал его политзаключенным.

Больше года в СИЗО без суда и следствия

Спустя год после ареста следствие до сих пор продолжается. Рассмотрение дела по существу еще не началось. Арестованным снова продлили содержание под стражей. В отношении большинства из них проводятся следственные действия – это психиатрические экспертизы и опознание тайными свидетелями. В отношении трех человек – Руслана Сулейманова, Эрфана Османова и Сейрана Муртазы – никакие следственные действия не проводились 11 месяцев, однако их продолжают удерживать под стражей.

Лиля Гемеджи, крымский адвокат
Лиля Гемеджи, крымский адвокат

«Следователь предоставляет судье одни и те же обоснования, чтобы держать их под стражей: якобы в отношении арестованных предусмотрены масштабные следственные действия, они продолжительные. На мой взгляд, идет явное злоупотребление правом наших подзащитных на быстрое разбирательство дела», – считает крымский адвокат Лиля Гемеджи.

Телепроект Крым.Реалии направил информационный запрос в управление российской ФСБ в Крыму с вопросом: проводились ли какие-либо следственные действия в отношении крымскотатарских активистов, а если нет, то по какой причине? Однако получить ответ от ФСБ редакции не удалось.

Крымчане больше года содержатся в СИЗО без реального следствия. У некоторых усугубились проблемы со здоровьем. Например, у Джемиля Гафарова инвалидность из-за почечной недостаточности, три года назад он перенес инфаркт. Он заявляет, что в СИЗО ему не оказывают надлежащей помощи.

Джемиль Гафаров, фигурант второго симферопольского «дела Хизб ут-Тахрир»​
Джемиль Гафаров, фигурант второго симферопольского «дела Хизб ут-Тахрир»​

«Когда меня прихватывает сердечная боль, когда это случается вечером или ночью, я не могу дозваться фельдшера. Фельдшер меряет давление, я должен подойти к двери тюремной с инфарктом, с больным сердцем. Да вы вызовите медиков, спросите: так вообще можно мерить давление? Вы что, хотите, чтоб меня из тюрьмы вынесли мертвым на носилках?» – обращается на судебном заседании к судьям Джемиль Гафаров.

Подконтрольная Кремлю омбудсмен Крыма Лариса Опанасюк заявила, что посетила Гафарова и на здоровье он якобы не жалуется, помощь получает.

Джемиль Гафаров на заседании подконтрольного России Киевского райсуда в Симферополе
Джемиль Гафаров на заседании подконтрольного России Киевского райсуда в Симферополе

Джемиль Гафаров считает, что сотрудники ФСБ месяцами не проводят никаких следственных действий по делу, а просто тянут время. В этих условиях арестованные лишены возможности оправдать себя.

«Все следственные мероприятия, которые производит сегодня Федеральная служба безопасности, являются просто фикцией. Фабрикуют из нас каких-то негодяев, мерзавцев и мошенников. В Крыму до сегодняшнего дня ни одного теракта не было, их никто и никогда не планировал. Я считаю это дело политическим. Это преследование мусульман, преследование крымских татар», – заявляет Джемиль Гафаров.​

Крымские дети, рожденные без отцов

Гузель Абдуллаева, супруга Иззета Абдуллаева, с дочкой Сафие
Гузель Абдуллаева, супруга Иззета Абдуллаева, с дочкой Сафие

Год назад, во время массовых арестов крымскотатарских активистов, в пяти семьях женщины были беременны. Родившиеся дети пополнили списки детей крымских политзаключенных, которые растут без отцов. Сегодня под опекой общественной инициативы «Бизим балалар» («Наши дети») –​ уже 185 детей из семей крымских татар-мусульман, чьи отцы оказались за решеткой.

Жена Иззета Абдуллаева Гузель спустя неделю после мартовских обысков в 2019 году родила дочь Сафие. Девочка стала 167-ой в этом списке.

Крымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

Обыски у крымских активистов и журналистов

После российской аннексии Крыма весной 2014 года на полуострове регулярно проходят обыски у независимых журналистов, гражданских активистов, активистов крымскотатарского национального движения, членов Меджлиса крымскотатарского народа, а также крымских мусульман, подозреваемых в связях с запрещенной в России организацией «Хизб ут-Тахрир».

Источник: krymr.com

Оцените материал
(0 голосов)

Другие новости категории

Оставить комментарий