Евгений Гайворонский: «Мне сказали: либо ты начинаешь работать на Аксенова, либо будешь уничтожен»

2020.01.05 | 20:40

AMP logoAMP-версия

20 декабря 2019 года подконтрольный России Ялтинский городской суд принял решение о «принудительном выдворении» Евгения Гайворонского «с территории России». После этого его вывезли в Краснодарский край соседней России. До этого 12 ноября 2019 года подконтрольный России горсуд Ялты решил признать незаконными документы, по которым Гайворонскому выдали паспорт гражданина России. 1 января Евгений Гайворонский был выдворен с территории России, по его словам, с запретом на въезд на территорию этой страны. Сейчас он находится на материковой части Украины. Гайворонский прибыл в Киев на поезде из Бахмута.

Как выдворяли

– Евгений, 20 декабря было принято решение о вашем принудительном выдворении, и только 1 числа вы приехали в Киев. Где вы все это время находились?

– Я думаю, меня побоялись вывозить из Крыма через Чонгар и захотели вывезти именно с территории России...​ Это были мрачные десять дней. С самого начала было понятно, что будет беспредел и расправа, потому что суда еще не было, а уже стояла их «скотовозка», чтобы меня везти как опасного преступника. Всю ночь везли в наручниках в багажнике, потом поселили в это учреждение – Центр временного содержания иностранных граждан, Краснодарский край, Гулькевичский район, село Новоукраинское. Это депортационная тюрьма с жуткими условиями. Там день считается за два, как в СИЗО. Чистое белье мне не выдали. Зубную щетку мне дали через пять дней, зубную пасту я просил у других заключенных.

– Почему вы там так долго находились?

– Я там находился, потому что было указание из Крыма – устроить расправу. Позвонили из Крыма начальнику барака, сказали забрать у меня телефон. Его раз в день на 20 минут давали, так что я мог связываться с Тарасом Малышевским, – консулом, который очень помог, – с Игорем Эйдманом, Антоном Турпаловым. Мы надеялись только на чудо.

Мне говорили: ты будешь там гнить полгода, мы доведем тебя до нечеловеческого состояния, потом отправим тебя в Донбасс в подвалы, потому что нам приходиться отпускать Асеева и нам нужны будут журналисты в «обменный фонд»
Евгений Гайворонский

Потом и я все-таки попал в список на выдворение в Украину, причем на территорию именно подконтрольную Киеву. Так получилось, что люди, которые этот список составляли, они особо не знали, кто я, и не знали планов крымских милиционеров. Крымские мне говорили: ты будешь там гнить полгода, мы доведем тебя до нечеловеческого состояния, потом отправим тебя в Донбасс в подвалы, потому что нам приходиться отпускать Асеева и нам нужны будут журналисты в «обменный фонд».

– Вы говорили, что с вами во время перевозки находились люди, которых вывозили из России на неподконтрольную Киеву территорию Украины. Как они решают, кого куда вывозить?

– Они спрашивают: куда тебя везти – в Украину, которая под Киевом, которая нормальная, или в так называемые «ЛНР» и «ДНР».

– Вас спрашивали?

– Меня сначала спросили, когда не знали, кто я такой. Я говорю: в Украину, мне сказали: хорошо. А потом уже начали происходить события, что телефон забирали и прочее, поэтому не знаю, как и что. Может, была какая-то смена, которая не особо понимала, что со мной к чему, плюс новогодняя неразбериха помогла.

– Когда вы оказались на материковой части Украины?

– В полночь. Меня везли вместе с боевиками, они меня немного пинали. И кричали: «звоните в ФСБ, он ненавидит Путина, он ненавидит Россию, из-за таких, как он, мы до сих пор до Киева не дошли, давайте его просто убьем на территории ЛНР». Это, конечно, были очень страшные четыре часа, пока их выдворяли в ЛНР, а я сидел в газели и ждал. Слава Богу, довезли до границы с нормальной Украиной.

За что выставили из Крыма

– Вопрос, ответ на который важно услышать нашим радиослушателям. За что вас выдворили из Крыма?

– Все началась 6 марта прошлого года, когда автоматчики в масках перевернули мне всю квартиру, все из нее вынесли. И мне сказали: либо ты сейчас едешь к Аксенову, и начинаешь на него работать, потому что нам важно показать, что даже лидеры протеста готовы дружить с Аксеновым, либо будешь уничтожен – ты, твоя сестра и твоя мать. Я ему на камеру ответил матерно в адрес Аксенова. После этого жесть началась. Они начали выставлять меня наркоманом, подделывать анализы.

Летом уже были другие события. Генерал Туманов, тот самый, который задерживал Ходорковского, приезжал в Крым расследовать хищения Сергея Аксенова и Андрея Ростенко. И Туманов мне сам говорил, что и на Аксенова, и на Ростенко там конкретная статья – бандитизм, громадные объемы хищений, тотальный беспредел.

– Это о какого времени событиях идет речь?

– Уже после начала оккупации. После начала оккупации цивилизация и правовое поле из Крыма исчезли, фактически начался феодализм, в рамках которого Аксенов просто отжимал себе собственность, в том числе на Южном берегу Крыма. А Ростенко был его правой рукой. Я дал (для Туманова – КР) кучу показаний, передал кучу документов.

– Каких документов?

– Документы, доказывающие воровство земли, изменения разрешенного использования, доказывающие, что уничтожаются заповедники, лесные зоны, что рейдерские захваты собственности происходят.

– Откуда вы взяли эти документы?

Мне документы и из Совфеда министров Крыма выносили, из администрации Ялты выносили, откуда только не выносили
Евгений Гайворонский

– В Крыму все как жабы с гадюками: там есть разные кланы, которые признают Аксенова, но друг друга пожирают. Идет война компроматов. Я кучу этих скандалов раскрыл. И чем больше я их раскрывал и публиковал в «Примечаниях», тем больше мне передавали документы. Тем более, я ни разу никому не сказал, кто и откуда мне дал документы. Мне их и из [российского] Совфеда министров Крыма выносили, из администрации Ялты выносили, откуда только не выносили.

– Этим документам дали какой-то ход?

– Им не дали ход. Аксенов договорился с Генпрокуратурой. Закрыли дело против Ростенко. Туманов в бешенстве был, что он самого Ходорковского закрыл, а тут какой-то крымский бандит Ростенко его, получается, переломил через колено.

Путь от «КрымНаш» до «Крым – это Украина»

– Давайте послушаем вместе с вами. Евгений Гайворонский в репортаже телеканала НТВ в июне 2014 года, если я правильно помню, так называемый День России: «Настоящий русский дух! Настоящая атмосфера счастья! Сегодня очень торжественный день, которого я ждал 23 года». Вы действительно ждали этот день 23 года?

– Я этого дня не ждал 23 года. Я незадолго до этого приехал в Ялту как дауншифтер. С чистого листа начинал жизнь в Ялте. И я подумал, что прикольно было бы выступить в телевизоре. И сегодня я всем готов сказать, что это мое выступление является доказательством того, что Россия применила против крымчан психотропные технологии. Я лично видел большие черные машины с надписью «спецсвязь ФСБ», на крышах которых стояли черные большие трансляторы. И этот ролик на НТВ является доказательством грубого ментального геноцида против Крыма.

– Если поверить в эту теорию, то скажите, почему тогда с вами произошло такое превращение? В 2014 году вы говорите, что ждали этого момента 23 года, в 2019 году вы говорите, что Крым – это Украина, даете интервью о том, что многие крымчане ждут прихода Украину. Что произошло?

Я не Россию в 2014 году приветствовал, тогда все окружающие верили, что возвращается некий «СССР 2.0», в котором не будет минусов первого Советского Союза, а будут только плюсы
Евгений Гайворонский

– Я же родился и жил в Донецке, хотя я с детства мечтал уехать в Ялту. В Донецке очень сильны пережитки советского менталитета. Там людям внушается, что при Союзе был рай на земле, а сейчас все разрушили. И я даже не Россию в 2014 году приветствовал, тогда все окружающие верили, что возвращается некий «СССР 2.0», в котором не будет минусов первого Советского Союза, а будут только плюсы. А за Россию в чистом виде, я думаю, даже бы тогда многие не подписались бы. Они реально думали, что под брендом «Россия» будет Советский Союз.

Дальше – я работал в общественной организации, через меня прошли тысячи людей, тысячи жалоб, я тысячам бабушек помогал составлять обращения в органы власти. И с этими обращениями начал нарастать когнитивный диссонанс. Допустим, в июне-июле мы отправляем какие-то жалобы от людей. К концу года приходят отписки из администрации президента России, которая эти жалобы отправляют тем, на кого люди жалуются. И ко мне приходят и говорят: там, наверное, у Путина злые агенты сидят, они ему мешают наши письма читать, как же так, это же Путин, он сказал всем помочь и что крымчане ничего не потеряют.

И такая уже пошла обратная связь в 2014 году, что людям не решают их проблемы вообще. И для меня это уже тогда прозвучало как тревожные звоночки...

– ...Читаю материал, 22 марта 2019 года севастопольский сайт «Примечания» опубликовал текст «Патриот Гайворонский, которого мы потеряли». В тексте говорится, что «больше Евгений Гайворонский на сайте «Примечания» не публикуется, с 18 марта 2019 года сотрудничество с ялтинским автором официально прекращено, о чем редактор интернет-издания Виктор Ядуха сообщил в Facebook». Говорится также, что вы, как автор, присылали «в редакцию материалы на злободневные и остросоциальные темы из жизни Ялты, которые часто помогали обратившимся к нему найти справедливость. Одновременно он вел довольно активную жизнь в социальных сетях. Несмотря на то, что тональность некоторых его постов и комментариев, содержащих критику властных и околовластных кругов Крыма, не отвечала взглядам и убеждениям остальных сотрудников «Примечаний», мы не считали возможным вмешиваться в частную жизнь независимого автора». Что же такого произошло 18 марта 2019 года, что они прекратили публиковать ваши материалы?

– Задолго до этого я все понял. Но если бы я сделал заявление «Крым – это Украина» в 2018 году, мне просто отбили бы голову, и не было бы кучи статей, расследований и интересных вещей. А 18 марта 2019 года я, зная, что Путин, это больное на голову злобное существо, в Крыму, решил ему испортить праздник. Я написал пост в Facebook «Крым – это Украина», а потом на телеканале ATR, понимая, что крымскотатарская тема для Путина – достаточно болезненная, сделал заявление, что Крым нужно спасать от России, что Путин – это преступник. Вложил всю душу, чтобы максимально испортить Путину его пребывание в Крыму на пятую годовщину аннексии.

Зарабатывать на дефиците правды

– У вас кто-то остался в Крыму? Друзья, знакомые в Крыму, с кем вы поддерживаете контакты? Или все эти люди отвернулись от вас?

– Осталось очень мало друзей и знакомых. Но я даже рад. Потому что ситуация показала, кто мои настоящие друзья. Кто мне в такой ситуации помогал, а кто стал переходить на другую сторону улицы. Допустим, бывший мэр одного из поселков должен мне 100 тысяч рублей за определенные услуги в соцсетях. И он мне прямо сказал: «ты на Россию гонишь, ты этих денег никогда не получишь». И такого плана ситуации были в других моментах.

– Что за услуги в соцсетях? Реклама? Черный пиар?

– Просто писать как есть, не молчать о деятельности того же Челпанова, чье место, пока он был мэром Ялты, рассчитывали занять другие люди, ориентированные больше на Германа Грефа. Ялта – это очень серьезный клубок интересов.

Евгений Гайворонский
Евгений Гайворонский

– Вы работали как журналист в «Комсомольской правде», писали для «Примечаний». А что еще вы писали за деньги? Ялта не дешевый город для жизни.

– Ялта – недешевый город. Но, опять же, в Ялте – дефицит правды и людей, которые не боятся называть вещи своими именами. Я выехал на этом. Я участвовал в хозяйственных спорах – когда одна группировка пытается снести, лишить свободы или отогнать от кормушки другую группировку.

– Вы имеете ввиду на уровне города?

– На уровне республики тоже. В этом ничего противозаконного или противного в моей душе нету. Я получал доступ к уникальным документам и публиковал из со своей аналитикой. В тех же «Примечаниях» и в Facebook. И я достаточно себя уважаю и считаю, что любой труд должен быть оплачен.

– Вам платили за публикацию этих документов?

– Да. Какую-то часть я писал сам от себя, потому что я так вижу. И даже опубликование этих документов, в принципе, ничему не противоречило. Мало того, что правду рассказал, так еще и заработал. Почему бы и нет?

– Вы не боялись, что документы, которые вам показывают, могут быть сфальсифицированы? Что они специально сделаны, чтобы сбить с должности того же Челпанова?

– Так как я работал в общественной организации, через мои руки прошло очень много документов. Я детально знаю, как выглядят документы, как они составляются и как они работают. Дальше, я к этому подходил серьезно. У меня было достаточно знакомых, которых я использовал как независимых экспертов. Сфотографировал документ, отправил и спрашиваю. Мне человек комментирует и говорит, правильный ли это документ. Может, вам покажется удивительным, но мне ни разу не присылали «левых» документов.

– По вашему мнению, это все были оригиналы или копии с оригиналов?

– Да.

– Это финансовые или земельные документы, как я понимаю.

– Земельные в основном.

– О каких территориях и денежных эквивалентах идет речь?

– Допустим, Ростенко, друг Аксенова, по оценкам разных экспертов, заработал 30 миллионов долларов на махинациях с землей. И, по имеющимся разведданным, он отдал в Москве 20 миллионов долларов, чтобы поспособствовать своему освобождению. Там грандиозные суммы и грандиозные земли. Я держал в руках документы, по которым для фирмы «Аккар» – это севастопольская фирма, которая финансировала Черноморский флот много лет и даже готовила аннексию, – им отдали дачу Тессели – в Форосе красивейшее место, занизили цену на 2,2 миллиарда рублей. И это все замяли.

Все российские паспорта в Крыму – «левые»

– 12 ноября 2019 года подконтрольный России горсуд Ялты решил признать незаконными документы, по которым вам выдали паспорт гражданина России. Когда вам вообще его выдали?

– Мне выдали в 2015 году. Через суд. Там был такой юрист Артем Стасюк, у которого в Славянске Донецкой области фирмы были зарегистрированы, и который поставил на поток подготовку к выдаче документов. Им из России скинули «болванку», как клепать заявления на установление факта постоянного проживания. Это была первая такая коррупционная кормушка в Крыму. Украина уже была вынуждена уйти, а Россия еще не зашла. Как кормить армию чиновников, силовиков, которые предали Украину и перешли на сторону России? Вот им и дали кормушку – делать паспорта. Там на миллионы долларов были бюджеты.

– Вы изначально знали, что?..

– Я не платил деньги.

– Но вы знали, что эта схема даже по российским правилам криминальная?

– В 2014 году я был еще чистой душой и ничего особо не знал. Я позже стал понимать, что, в принципе, все российские паспорта в Крыму – «левые».

Раньше в Крыму была цивилизация, а сейчас ее нет

– По вашему мнению, общественные настроения в Крыму сильно изменились с 2014 года? Что больше всего повлияло?

Россия и Крым оккупированный – это хищническая вселенная. Все друг друга поедают постоянно, нет каких-то правил, нет правового поля
Евгений Гайворонский

– Настроения кардинально поменялись. А повлияло то, что люди реально жили, была цивилизация. А сейчас этого всего нету. Да, какой-то узкий круг людей, близких к клану Аксенова – они живут. Остальные люди не живут. Даже те, у которых есть деньги, тоже нормально не живут. Потому что Россия и Крым оккупированный – это хищническая вселенная. Они друг друга поедают постоянно, нет каких-то правил, нет правового поля. Ты можешь сегодня иметь две виллы, кучу барышень и пять Range Rover. А завтра найдется тот, кому понравятся твои барышни и твой Range Rover, приедут маски-шоу с ФСБ и тебя упакуют. Это влияет на всех.

Есть в Крыму такой боевик Александр Слепинин, который живет в Гурзуфе, он есть в Миротворце, он чуть не умер...

– Почему вы его называете боевиком?

– Потому что он мне сам рассказывал, что с 2009 года ФСБ финансирует деятельность в Крыму, и что они ездили в Украину и совершали диверсии против Украины. Что они верно служат уже десять лет России, а им не дали ни постов, ни бюджетных кормушек, они даже землю переоформить не могут. У них такая обида, что они воевали, а ничего им не обломилось.

Они верно служат уже десять лет России, а им не дали ни постов, ни бюджетных кормушек, они даже землю переоформить не могут. У них такая обида, что они воевали, а ничего им не обломилось
Евгений Гайворонский

И этот же Слепинин, агент ФСБ, 11 или 12 марта позвал меня в гости. Я приехал, сидят у него два персонажа. Показывают удостоверения: сотрудники контрразведки ФСБ по Краснодарскому краю. Начали говорить: у тебя единственный шанс выжить, это лечь под нас, потому что мы не можем тебе вернуть отнятое милиционерами Аксенова, но мы можем сохранить тебе жизнь.

И они же мне рассказали удивительные вещи о закрытых опросах: что большая часть населения в Крыму жестко против России и за Украину, просто им атмосфера страха мешает высказываться. Уничтожен же весь бизнес, земли, которые получали при Украине. Россия хоть один земельный участок кому-то дала за время оккупации? Нет. Кроме тех, кто связан с Аксеновым, и кто за большую взятку себе его приобрел. И эти все факторы создают недовольство. Они мне сказали, что в ФСБ очень давно меня читают, и позволяли работать, даже с оскорблениями Путина и прочим, потому что, во-первых, информация интересная. А во-вторых, потому что я создавал иллюзию, что в России работают законы. Люди читали статьи, а в них написано, что украли то и то, нарушили такие законы. И люди выпускали пар, читая мои статьи.

– Почему такой «свисток» убрали из Крыма?

– Они меня звали обратно писать. Но я принципиально больше ни одного слова для российских СМИ и в российских интересах не напишу. Пускай этот котел без «свистка» снесет максимально жестко и беспощадно.

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года в Крыму появлялись вооруженные люди в форме без опознавательных знаков, которые захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позднее президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

Источник: krymr.com

Оцените материал
(0 голосов)

Другие новости категории

Оставить комментарий