Свергнуть Путина. Сколько россиян должны выйти на улицы?

2019.08.12 | 14:40

AMP logoAMP-версия

Первым важнейшим фактором, делающим ненасильственные протесты неэффективным инструментом в политической борьбе в России, является характер нынешнего кремлевского режима

В свете взрыва общественного интереса к (не)эффективности протестных акций в российском публичном пространстве появились отсылки на так называемое «правило 3,5%», «обнаруженное» шесть лет назад тогдашним профессором Стенфордского и Денверского, а ныне Гарвардского университета, Эрикой Ченовет. Согласно этому «правилу», трех с половиной процентов населения, участвующего в кампании гражданского сопротивления, достаточно для свержения авторитарного режима.

К большому сожалению вообще и в особенности для граждан, выступающих против авторитаризма, в том числе жертвующих в этой борьбе своими здоровьем, свободой, жизнью, это утверждение Ченовет является циничным обманом. Такого «правила» не существует. Оно представляет собой идеологическую выдумку, порожденную некачественной работой, основанной на сфальсифицированных данных.

«Магическая цифра»?

В нынешней России попытку популяризации «правила 3.5%» предпринял Максим Кац, посвятивший ему свои твиты в той формулировке, как он понял это «правило»:

[…] Информация об этом правиле в русскоязычном пространстве появилась, возможно, из перевода статьи журналиста Би-Би-Си Дэвида Робсона.

«Вместе с Марией Стефан из Международного центра исследований ненасильственных конфликтов (ICNC), Ченовет тщательно изучила все имеющиеся данные о гражданском сопротивлении и социальных движениях с 1900-го по 2006 год. Протест считался успешным, если он достигал своих целей в течение года и непосредственно в результате своей деятельности.

Изучив историю сотен революций, произошедших в разных странах за последние 100 лет, исследовательница пришла к выводу, что мирные протесты вдвое чаще достигают своей цели. И хотя точная динамика зависит от многих факторов, как выяснила Ченовет, для серьезных политических изменений требуется активное участие около 3,5% населения.

Как только количество участников достигает 3,5% всего населения, успех протеста становится неизбежным. «Ни одна политическая кампания, достигшая этих магических 3,5% участников на своем пике, не проиграла», — отмечает Ченовет". […]

Этого правила не существует

Проверить это утверждение не составляет труда. […]

Одним из наиболее ярких примеров массовых ненасильственных протестов нынешнего времени является движение гражданского сопротивления в Венесуэле, ставящее своей целью отставку диктатора Николаса Мадуро и проведение в стране свободных честных выборов.

Кампания протестов началась 12 февраля 2014 года — к сегодняшнему дню она продолжается уже почти 5 с половиной лет. В демонстрациях протеста в столице страны Каракасе в начале 2019 года ежедневно участвовало до миллиона человек.

При населении Каракаса в 2 миллиона (а с пригородами 3) число протестующих составляло от трети до половины населения города. При населении всей страны примерно в 28 миллионов число демонстрантов превышало 3,5%.

За два года до этого в Каракасе участвовало 2,5 миллиона, что составляло свыше 80% населения города, или 9% всего населения страны. Каковы результаты этих, прямо скажем, совершенно беспрецедентных — по масштабам не только Венесуэлы, но и всего мира — ненасильственных протестов?

Несмотря на то, что не просто 3,5%, а более 80% венесуэльцев ненавидит диктатора, а значительная часть из них самоотверженно участвует в массовых акциях протеста, режим Мадуро по-прежнему остается во власти. В то же время цена ненасильственного сопротивления для граждан оказывается колоссальной.

В 2014 году полиция и армия убили 43 человек, в 2017 году — 164, в 2018 году, по данным ООН — 5287. За последние 18 месяцев, по данным доклада ООН, режим Мадуро убил почти 7 тысяч человек. Независимые группы говорят, что на самом деле число убитых достигает 9 тысяч.

Таким образом ни 3,5%, ни 9%, ни даже свыше 20% населения страны, активно участвующих в кампании гражданского сопротивления, не оказывается достаточным для свержения группы мерзавцев, находящихся в абсолютном меньшинстве.

Откуда взялось фальшивое «правило 3,5%»?

[…] Для лучшего понимания того, как такое оказалось вообще возможным, полезно взглянуть на ту самую базу данных, на основе которой была написана книга «Why Civil Resistance Works», и которую столь пафосно представляла и сама профессор Ченовет, и британский журналист, написавший о ней хвалебную рецензию.

Данные фальсифицируют немалое число событий современной истории. Например, из нее якобы следует, что:

— «партизанское движение в Беларуси в 1945 году (!) не смогло выгнать из нее нацистских оккупантов»;

— марш советских войск на Варшаву 19 октября 1956 года развернул польскую «оттепель» в соответствии с «пожеланиями СССР», несмотря на то, что вопреки советскому военному давлению первым секретарем ЦК ПОРП 21 октября 1956 года был избран именно Владислав Гомулка, а программа либерализации была осуществлена им после избрания;

— конец «хунты черных полковников» в Греции в 1974 году произошел не в результате собственного решения ее руководства пригласить гражданского премьера и передать ему исполнительную власть, а из-за того, что «протестующие успешно свергли военное правительство и привели премьер-министра Караманлиса к власти»;

— военный мятеж 27−28 апреля 1978 года в Афганистане с обстрелом из танков президентского дворца и правительственных зданий, убийством президента и всей его семьи назван «успехом протестовавших по изгнанию правительства» и включен, естественно, в раздел «ненасильственное сопротивление»;

— палестинская интифада 1987−1993 годов, в ходе которой были убиты 277 израильтян и 1962 палестинца, является примером «ненасильственного сопротивления»;

— конец режима Пиночета в Чили в 1989−90 годах произошел не в результате собственных решений генерала о разработке и принятии новой конституции страны, проведении честного референдума о доверии себе, признании им отрицательных результатов этого референдума, организации свободных президентских выборов без своего участия и передачи власти гражданскому правительству, а из-за того, что якобы «продемократическое движение вытолкнуло Пиночета из власти»;

— конец коммунистических режимов в ГДР, Чехословакии, Болгарии в 1989 году представлен исключительно как результат «национальных продемократических движений, успешно свергших коммунистические режимы», а не как результат «позитивной внешней интервенции» со стороны руководства СССР (Горбачева), одной рукой — с помощью КГБ и местных спецслужб подогревавшего демократические движения в этих странах, а другой — отказывая своим сателлитам в военной помощи и требуя замены старого консервативного руководства на новое; […]

— независимость 14 республик СССР — от Эстонии до Киргизстана, причем в 1989 году (!), была приобретена ими якобы в результате массовых демократических движений, а не в результате прежде всего сознательного решения российского руководства вначале — признать независимость стран Балтии и Украины, а затем и распустить оставшийся СССР. Следует заметить, что книга, написанная Ченовет совместно с Марией Стефан на основе материалов этой базы данных, была удостоена многих премий, а Guardian назвали ее «книгой года» в 2011 году.

Некоторые выводы

Какие выводы следовало бы извлечь из этого эпизода российским гражданам?

Первый. Ни один новый идеологический продукт, в том числе с Запада, ни в коем случае нельзя воспринимать некритично. Необходимо разбираться в том, что именно, как и почему предлагает тот или иной автор. Исторический пример Карла Маркса и его теории, жертвой которого наряду с рядом других стран стала и Россия, должен остаться суровым напоминанием о масштабах возможных последствий некритического импорта ложных идей.

Второй. Фундаментальное непонимание механизмов, технологий, инструментов, применение которых только и способно привести к избавлению отечества от жесткого авторитарного режима, характерно не только для хороших, искренних, симпатичных, но немного наивных российских граждан, как участвующих в неэффективных протестах, так и отстаивающих их продолжение. Такое, скажем мягко, фундаментальное непонимание распространяется также и на некоторых малограмотных профессоров Гарвардского университета.

Третий. Практическое применение рекомендаций, базирующихся на ложных идеях, может привести к тяжелейшим последствиям, в том числе гибели немалого числа достойных людей.

Четвертый. Первым важнейшим фактором, делающим ненасильственные протесты неэффективным инструментом в политической борьбе в России, является характер нынешнего кремлевского режима — жестко авторитарный. Случаев побед над такими режимами ненасильственными методами, за исключением Туниса в 2011 году и нескольких пограничных случаев, нет.

Пятый. Обсуждению исключений и пограничных случаев, а также природы второго важнейшего фактора успеха в борьбе за создание свободного общества в России будет посвящен один из последующих текстов.

Источник: LiveJournal

Источник: facenews.ua

Оцените материал
(0 голосов)

Другие новости категории

Оставить комментарий